ЛитМир - Электронная Библиотека

«Новенькая»… Забытое школьное словечко. Когда же она слышала его в последний раз? Если бы жизнь была такой же простой, как раньше! Модные шмотки и знание подросткового сленга — вот и все, что ей требовалось для счастья. Разве могла она тогда знать, что волшебные принцы бывают только в сказках?

Если бы она это знала, сейчас у нее не было бы Марка.

Ее сын сидел между Салли и Терезой Ипполито, дочкой Рича и Джен. Марк сутулился, сидя за столом, — типичный мальчик-подросток.

Сколько еще Дней благодарения они проведут вместе? Через два года Марк уедет учиться в колледж, отведает там свободы, и еще неизвестно, как часто будет наведываться домой.

— Ты в порядке? — тихо спросила Алекс, наклонившись к самому уху Ди.

— Да, просто чувствую себя старухой, — вздохнула Ди. — Сын растет, а я не знаю, что будет дальше.

Алекс посмотрела на Марка, и на лице ее промелькнуло странное выражение.

— А у тебя есть дети? — спросила Ди.

Алекс покачала головой:

— Нет.

Ди хотела спросить, была ли Алекс когда-нибудь замужем, но женская интуиция подсказывала ей, что это запретная тема. К тому же достаточно было взглянуть на левую руку Алекс, чтобы узнать ответ. Белая полоска на пальце, оставшаяся от обручального кольца, выдавала женщину с головой. Тринадцать лет назад у нее тоже была такая полоска.

— Иметь детей вовсе не так просто, как кажется, но, к сожалению, об этом никто не предупреждает, — проговорила Ди, словно размышляя вслух.

— А если бы предупреждали, ты бы поверила?

Ди усмехнулась:

— Пожалуй, нет. Раньше я думала, что все знаю. — Она отхлебнула вина и заставила себя улыбнуться. — Может, я была не права, но по крайней мере я знала, что важно, а что нет.

Однако она не могла сказать то же самое про отца Марка.

— Еще пива?

Брайан Галлахер взглянул на бармена.

— Нет, — сказал он, бросив на прилавок десятидолларовую бумажку. — Мне хватит.

Двух бутылок вполне достаточно. Много лет назад, переехав в Манхэттен, он в числе прочего отказался и от пива. Пиво, пестрая одежда и плохая стрижка — это именно то, что выдает в тебе уроженца Нью-Джерси, прежде чем ты откроешь рот.

— Если побережье Нью-Джерси устраивает этого парня, Брюса Спрингстина, то почему оно не устраивает тебя? — недоумевал Эдди.

Его старик гордился тем, что родился и вырос в Нью-Джерси. Эти места хороши для рокеров, щеголяющих в черной коже. Но Брайан вращался в другом мире — там, где детей еще в утробе матери записывают в элитарные школы. С годами ему удалось избавиться от распятий и четок, висевших на зеркальце заднего вида, избавиться от запаха рыбы, пива и морского ветра. Но прошлое всегда было с ним и лишь ждало момента, чтобы подставить ему ножку.

Черт возьми, что же он делает здесь, всего в пяти милях от отцовского дома? Что он здесь забыл? Его мать умерла, а брат — законченный неудачник. Он, Брайан, единственный из всей семьи, кому удалось чего-то добиться в жизни. Ну и что, что сегодня День благодарения, а жена с детьми улетела в Аспен? Разверни свой «порше», и через два часа будешь сидеть в обнимку с бутылкой солодового виски и смотреть в окно на мигающие огни большого города.

Но шли минуты, а Брайан по-прежнему сидел здесь, в южном Нью-Джерси, сидел, пытаясь найти себе оправдание. На самом же деле у него просто не было выбора.

За годы супружеской жизни с Гриффином Алекс усвоила одну вещь: можно очень много узнать о людях, если просто слушать. Вот и сейчас, за обедом, она немножко болтала с Ди и Джоном, а в основном молча пила вино и слушала разговоры. Очень скоро ей стало ясно, какие семьи живут хорошо, какие неважно, а какие держатся исключительно в силу сорокалетней привычки. Она также выяснила, что Эдди — вдовец, Салли никогда не была замужем, а Ди развелась в 1984 году.

Единственным человеком, о котором она так ничего и не узнала, остался Джон Галлахер. Это было тем более странно, что про него говорили почти весь вечер. Алекс невольно вглядывалась в лицо Джона и сравнивала его с лицом Марка, пытаясь понять, действительно ли они похожи. Когда она впервые увидела Марка, ей показалось, что у него на лбу написано: «Галлахер». Теперь она в этом сомневалась. Поведение Марка ничего не объясняло. Он игнорировал Джона точно так же, как и всех остальных, сидящих за столом. Нет, надо искать иное объяснение…

И пожалуй, начать стоит с бесспорной симпатии между Джоном и Ди.

Эта парочка весело смеялась, когда Эдди сказал что-то смешное про лодку Винса «Леди Ди». Александра никогда не слышала такого дружного смеха. Она прожила с Гриффином почти одиннадцать лет, но они никогда так не смеялись. Как у большинства супружеских пар, у них были свои, только им понятные шутки, но дальше они не заходили — не хотели заходить, как понимала она теперь, оглядываясь на прошлое.

Может быть, все дело в том, что Джон и Ди вместе росли. У них был общий жизненный опыт, общие взгляды на мир. Они разговаривали друг с другом полунамеками, которые казались Александре более интимными, чем ласки и поцелуи. Тот момент понимания, который возник у них с Джоном сегодня утром, померк в сравнении с этим почти родственным единодушием. Алекс вдруг отчетливо представила Ди Мюррей в объятиях Джона Галлахера. Огненно-рыжие волосы Ди… Красивое, печально-задумчивое лицо Джона… Она поморгала, пытаясь прогнать эти образы.

Господи, уж не ревнует ли она? К удивлению Алекс, эта мысль была ей приятна. Годами она подавляла в себе эмоции, поддерживая реноме светской дамы, и горячая ревность послужила бы ей неплохой встряской. Во всяком случае, тогда бы она поняла, что в конце концов оказалась в реальном мире.

По тихой улице с ревом промчалась машина. В окно ворвался рокот мотора и громкие звуки музыки.

— Летят как на пожар, — проворчал Эдди. — Чертовы малолетки! Они что, не знают, что это жилой квартал? Могли бы и сбавить скорость.

— С чего ты взял, что это малолетки? — усмехнулся Джон. — Тебя-то самого мало штрафовали за превышение скорости, прежде чем отобрали права?

По окнам полоснули огни фар. Алекс уловила слабый запах выхлопных газов.

— Кажется, он разворачивается, — заметил Рич.

— Слышите, какой движок? — спросил Винс. — Это вам не обычный шестицилиндровик.

Ди с Джоном переглянулись. Алекс заметила, что шею и щеки Ди залил густой румянец. Тут позвонили в дверь.

— Кто-то пришел, Ди, — окликнула хозяйку Салли с дальнего конца стола.

Ди нахмурилась и перехватила взгляд сына.

— Может, это Тодд Фрэнклин? Ты не собирался с ним погулять?

— Нет, не собирался, — отозвался Марк, за обе щеки уплетая сладкую картошку.

В дверь опять позвонили.

— Хочешь, я открою? — предложила Салли. — Я ближе всех.

Ди покачала головой.

— Наверное, это Свидетели Иеговы, — сказала она. — Они сейчас уйдут.

Звонок прозвенел в третий раз.

— Придется открыть, Ди, — сказал Джон. — На подъездной дорожке десять машин. Ясно, что дома кто-то есть.

Ди ничего не ответила и не встала со стула. Она чего-то боится, подумала Алекс. Или кого-то.

— У меня в машине есть охотничье ружье, — тихо проговорил Винс.

Его жена шлепнула мужа по руке:

— Идиот! Какой прок от твоего ружья, если…

— Всем добрый вечер! — улыбнулся симпатичный темноволосый мужчина, вошедший в гостиную вальяжной уверенной поступью, точно барон из исторического романа. — Хорошо, что я успел к обеду.

— Брайан! — Эдди вскочил из-за стола и обнял вошедшего. — Как я рад тебя видеть!

Брат Джона?

— Я тоже рад тебя видеть, папа, — сказал Брайан Галлахер, но, как заметила Алекс, не обнял отца в ответ.

Отстранившись от Эдди, Брайан с лучезарной улыбкой оглядел сидевших за столом и прошелся по комнате, целуя женщин и пожимая руки мужчинам — точно явился на великосветский раут. Для каждого из гостей у него находились слова.

— Ты здорово вымахал, парень! — сказал он Марку. — Футов шесть или больше?

18
{"b":"4710","o":1}