ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце ночи
Де Бюсси
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Звезды и Лисы
Следуй за своим сердцем
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Мертвый ноль
Колодец пророков

Боль острым ножом врезалась в сердце. Алекс села на скамейку и опустила голову. Даже чудеса не случаются просто так; для чуда нужно и самой немножко постараться. Когда они с Гриффином последний раз были близки — три месяца назад? Или полгода? Алекс не помнила. Обычно он спал у себя в кабинете, ссылаясь на то, что поздно лег и не хотел ее беспокоить. Но все было гораздо сложнее. Разочарование сказывалось на них обоих — секс превратился в нечто безрадостное и унылое. А ей так не хватало его объятий, не хватало тепла его тела в постели. Проснувшись утром, она не видела рядом родного лица.

Гриффину было пятьдесят пять. Его жизнь клонилась к закату. Больше всего на свете он хотел ребенка — сына, который носил бы его имя.

— Я подарю тебе сыновей, — пообещала ему Александра в первую брачную ночь. — Столько, сколько ты пожелаешь.

Ей хотелось сделать его счастливым.

Но прошло десять лет, а их мечта так и осталась мечтой.

Она прижала ладони к животу и попыталась представить, что чувствует женщина, когда носит под сердцем ребенка. С каждым месяцем в ней зреет новая жизнь, и она делит эту радость с любимым человеком…

Но тут ей в голову пришла неожиданная мысль: а любит ли она Гриффина? Раньше Алекс об этом не задумывалась. Любить для нее было так же естественно, как и дышать. Она зависела от мужа и уважала его. Он давал ей все — кров, пищу, одежду. Без Гриффина у нее ничего бы не было. Он помог жене справиться с депрессией, овладевшей Алекс после трагической смерти родителей, оградил от крупных долгов и судебных процессов, которые родители оставили дочери в наследство. В семнадцать лет она оказалась без дома, без семьи. Ей никто не мог помочь… кроме Гриффина.

Но было ли это любовью? Когда-то она думала, что да. Стоило ей услышать его шаги за дверью, и у нее радостно замирало сердце. Но его измены оставляли глубокие раны в душе Алекс. Да и какой брак может держаться на одной лишь благодарности? Часто ей казалось, что она гостья в собственном доме и что в один прекрасный момент он посмотрит на нее поверх своей газеты и скажет, чтобы она уезжала.

Алекс взглянула через дорогу — на дом, который последние два года называла своим. Ее паспорт лежал в сумочке вместе с пухлой пачкой кредитных карточек. Можно хоть сейчас поймать огромное комфортабельное такси — одно из тех, которыми так гордится Лондон, — и уехать в аэропорт Гэтвик. А там остается лишь выбрать рейс, и через несколько часов самолет перенесет ее в любую точку планеты. Гриффин уже начал новую жизнь — о том свидетельствовала беременность Клэр Брубейкер. Быть может, теперь пришел черед Александры?

Но как ее начинать, эту новую жизнь? Она не имела понятия.

Интересно, что сейчас делает Гриффин? Он был из тех людей, которые умудряются втиснуть в сутки двадцать пять часов. Наверное, прорабатывает какую-нибудь сложную международную сделку — она никогда не могла постичь детали подобных операций. Все эти годы он мечтал о ребенке и, казалось бы, теперь, когда его мечта осуществилась, должен был забраться на самую высокую крышу и кричать об этом всему свету, но Гриффин вел себя так, будто ничего не изменилось.

А может, она поторопилась с выводами, может, на самом деле ничего не изменилось? Что, если Гриффин не имеет никакого отношения к беременности Клэр? Клэр — красивая женщина. Она запросто могла завести себе нового любовника или даже выйти замуж. С какой стати ей сидеть одной? К тому же на животе у нее не висела бирка с надписью «сделано Гриффином Уиттикером». Алекс немного приободрилась. Наверное, у нее просто разыгралось воображение и для паники нет оснований…

Следовало побыстрее это выяснить. Она бросилась к дому через залитый дождем парк.

Александра тщательно оделась к обеду, выбрав элегантный брючный костюм из светло-коричневого шелка и стянув волосы во французский пучок. Внешне она выглядела спокойной и уверенной в себе.

— Я сегодня видела Клэр, — как бы между прочим сообщила она за обедом. Они сидели в противоположных концах стола красного дерева, разделенные свечами, столовыми приборами и хрусталем. — В «Харродз».

— Клэр мне об этом сказала, — отозвался Гриффин. — Ты оставила на прилавке свою кредитную карточку.

Клэр ему сказала? У Алекс задрожали руки. Она поспешно убрала их на колени.

— Завтра заберу.

— Тебе надо быть повнимательнее, милая, — проговорил он ровным голосом. — Не во всех заведениях такие честные продавцы.

— У меня голова была забита другими вещами, — спокойно объяснила Алекс. — Я очень удивилась, увидев Клэр у прилавка с шарфиками.

— Я не приглашал ее в Лондон, — заявил Гриффин, наливая себе еще вина, — она сама приехала.

— Интересно… — пробормотала Алекс. Глядя на супругов со стороны, можно было подумать, что они обсуждают цены на яйца. — И давно она здесь?

Взгляды их встретились.

— А почему ты спрашиваешь?

— Потому что она беременна. — Алекс не хотела говорить об этом напрямую, но так получилось.

Он кивнул:

— Клэр сомневалась, что ты заметила.

— О Господи, Гриффин, надо быть слепой, чтобы не заметить ее живот! — Она едва узнала собственный голос — резкий и истеричный.

Гриффин внимательно посмотрел на жену и нахмурился. Он терпеть не мог скандальных женщин. За всю их совместную жизнь Алекс впервые сорвалась на крик.

— Это твой ребенок? — Она попыталась успокоиться, но не смогла.

Гриффин уставился в свою тарелку с жареной телятиной, но Алекс успела перехватить его взгляд — взгляд, преисполненный откровенной гордости. Лучше бы он вырвал сердце из ее груди! Это причинило бы меньше страданий. Неужели такое могло случиться именно с ней? Она дарила Гриффину свою преданность и любовь, но Клэр подарила ему будущее. В этом Алекс не могла с ней потягаться.

— И давно ты узнал? — с трудом выдавила она.

— Я был вместе с Клэр, когда врач сообщил ей, что она беременна.

Александра съежилась на стуле, точно испуганный ребенок. «Несколько месяцев, — промелькнуло у нее. — Он знает об этом уже несколько месяцев!»

— Я твоя жена, — сказала она, делая вид, что это очень много для нее значит. — Я не заслуживаю такого…

— Не надо читать мне нравоучения, милочка. Ты давно знаешь про Клэр.

— Да, но ты говорил, что у вас все кончено. Я думала…

— А ничего не изменилось, — сказал он, запивая телятину вином. — У нас с Клэр… случилось воссоединение, которое принесло неожиданные результаты. Эта ситуация не должна тебя беспокоить. — Гриффин был спокоен и уверен в себе, и ей очень хотелось ему верить. — Клэр и ребенок получат должный уход, а у нас с тобой все останется по-прежнему.

— По-прежнему? У тебя будет ребенок, Гриффин. Ты станешь отцом, а я…

— Останешься моей женой, — мягко проговорил он. — Останешься навсегда.

На протяжении следующих нескольких недель ее настроение постоянно менялось: то ее душил гнев, то она почти спокойно воспринимала сложившуюся ситуацию. Временами ей хотелось надавить на Гриффина — заставить его выбирать между бесплодной женой и плодовитой любовницей. Но Алекс бьша не глупа и понимала, что может остаться в проигрыше.

В середине октября они устроили ужин в честь французских партнеров Гриффина. Александра надела довольно простенькое платье от Оскара де ла Рента, удостоившееся, однако, почти такого же количества комплиментов, как вино и закуски. Но самым примечательным было одобрение на лице Гриффина. «Вот видишь? — говорил его взгляд. — Наша жизнь ничуть не изменилась».

Она хотела в это верить, но из головы никак не шел образ сияющей Клэр Брубейкер.

Гости ушли незадолго до полуночи. Гриффин заказал частный самолет, чтобы они могли без труда вернуться в Париж и вовремя лечь спать.

— Антуан нашел тебя очаровательной, — сказал Гриффин, запирая дверь квартиры.

— Я польщена, — отозвалась Александра, скидывая туфли на высоких каблуках.

— Я говорил тебе, что ты прекрасно выглядишь?

2
{"b":"4710","o":1}