ЛитМир - Электронная Библиотека

— Присматривай за юристами, — велел он Марку, — я сейчас.

У мальчика был такой вид, точно его бросили в бассейн с акулами.

— А если они начнут громить лодку?

— Тогда возьми шланг и хорошенько окати их водой.

Джон перемахнул через ограду и направился к зданию конторы.

— Что такое, Винс? — спросил он, распахнув дверь. — Учти, у меня на борту орава юристов. Они затаскают меня по судам, если я не… — Он осекся. — Алекс?..

Она сидела за его письменным столом и смотрела на Джона, гневно сверкая глазами. Ему доводилось видеть медведей-убийц, но даже у них взгляд был добрее.

Винс посмотрел на Джона:

— Я, пожалуй, пойду, ребята. Разбирайтесь сами. — И он поспешно вышел за дверь.

— Как ты посмел?! — закричала Алекс дрожащим от негодования голосом. — Ты не имел права так поступать!

То, что произошло между ними минувшей ночью, было всего лишь зовом плоти. Во всяком случае, так ему сейчас казалось.

Джон хотел что-то сказать, но Алекс вдруг полезла в карман куртки и достала бумажник. Он с изумлением смотрел, как она вытаскивает оттуда две хрустящие стодолларовые купюры.

— Вот, — сказала Алекс и сунула деньги ему в руку. — Этого должно хватить.

— Черт возьми, о чем ты? — возмутился Джон.

— Ты и сам все прекрасно понимаешь, — ответила Алекс.

Джон швырнул ее деньги на стол:

— Забери их! К тому же если меня привлекут к суду, то взыщут гораздо больше.

Щеки ее зарделись.

— О Господи, о чем ты?..

— О плате за аренду лодки.

— Ты просто невыносимый человек… — Она умолкла.

— Ну же, давай — скажи все, что обо мне думаешь.

В янтарных глазах Алекс полыхнуло пламя.

— Я дала тебе эти деньги за мою машину.

— За твою машину?

— За ремонт, — проговорила она очень медленно, точно разговаривала с иностранцем. — Ты не должен был этого делать. — Алекс снова протянула ему купюры.

Он отмахнулся от денег:

— Мне будет достаточно, если ты скажешь «спасибо».

— Я вовсе не собиралась тебя благодарить, — заявила она. — Это моя машина и моя проблема.

— Ты приехала в Си-Гейт недавно, и я подумал, что ты не знаешь, кому в таких случаях надо звонить.

— Великое дело! — усмехнулась она. — Открой телефонную книгу, Джон. Во всем городке только одна служба автосервиса.

Джон вздохнул. Его бескорыстный жест неожиданно оборачивался катастрофой.

— Послушай, я не хотел тебя обидеть. — Он пожал плечами. — Я сделал первое, что пришло в голову, а ты накинулась на меня, словно я совершил какое-то преступление.

— Тебе кажется, что я не права? Выпендриваюсь, да?

— Я такого не говорил.

— Это написано у тебя на лице.

— Ты права, — согласился он, — ты действительно выпендриваешься. Я сделал это из симпатии к тебе, а вовсе не потому, что хотел утвердить свое превосходство.

— Мог бы просто прислать цветы.

— Цветы тебе были не нужны. Тебе нужно было починить машину.

— А кто ты такой, чтобы мне помогать?

Это было уже слишком.

— Не понимаю, чего ты от меня хочешь, Алекс?

— Я хочу, чтобы ты не лез в мою жизнь. Хочу сама решать свои проблемы.

Джон пристально посмотрел ей в глаза.

— Хорошо, договорились. — Он отвернулся и направился к выходу. — До свидания, Алекс.

— Джон, подожди!

Он остановился в дверях.

— У меня полная лодка юристов, которым не терпится поймать кровожадную акулу из фильма «Челюсти».

— И ты не разрешишь мне возместить твои расходы?

— Уймись, Алекс.

Она вздохнула:

— Раз ты не хочешь взять деньги, тогда приходи ко мне на обед.

Он саркастически приподнял бровь:

— Нечего сказать, теплое приглашение! Ты ведешь себя так, будто мы с тобой сводим счеты.

— Так и есть. — Выражение ее лица заметно смягчилось. Добрый знак, решил Джон. — Дело в том, что я не люблю ходить в должниках.

— Ты мне ничего не должна.

— Я должна тебе двести долларов.

— Это очень много обедов.

— Знаю. Поэтому нам надо начать не откладывая.

Ему все же удалось удержаться от улыбки, хоть это было очень нелегко. Перед ним стояла самая сложная, самая загадочная и самая желанная женщина в мире.

— Можно я приду с цветами?

— Да, — ее лицо озарилось улыбкой, — цветы пойдут.

Эта улыбка проникала в самое сердце Джона.

— Я вернусь на берег около шести.

— Значит, подъезжай ко мне в восемь.

Джон кинул взгляд за дверь. Поблизости никого не было.

— Иди сюда, — сказал он.

— Нет, ты иди сюда.

Джон повиновался. Заключив Алекс в объятия, он поцеловал ее.

— О! — Глаза Алекс вспыхнули восторгом, и Джон воспринял это как величайшую победу.

— Я подъеду к тебе в семь, — заявил он. В жизни каждого мужчины бывают моменты, когда требуется проявить характер.

Она коснулась кончиком пальца уголка его губ.

— Я буду готова к шести.

Около одиннадцати утра Брайана разбудил назойливый звонок. Кое-как поднявшись с постели и превозмогая дикую головную боль, он поплелся к двери по узкому длинному коридору.

— Слушаю, — произнес он дрожащим голосом, нажав кнопку домофона.

— Вам посылка, мистер Галлахер.

— Распишись за меня, Рэй. Я заберу ее позже.

— Вряд ли я смогу расписаться за такую посылку, мистер Галлахер. Это ваш «порше».

— Что? Моя машина?

Он осмотрел себя и увидел, что на нем вчерашний костюм. Во рту точно кошки нагадили, а в голове словно карданный вал стучал. Классическое похмелье! Чем же он вчера нагрузился? Виски скорее всего.

— Я спущусь через десять минут.

Пошатываясь, Брайан направился в ванную. Каждый шаг отдавался болью во всем теле. Лучше было бы умереть!

Он разделся и включил душ на полную мощность. Плеск воды о кафельную плитку заставил его поморщиться. «Да, старик, совсем ты плох, если даже шум воды вызывает у тебя головную боль!»

Слава Богу, что он сегодня свободен. Визит в банк — выдумка. Если бы кто-то из клиентов увидел его в таком состоянии — все, прощай карьера!

Двадцать минут спустя Брайан как ни в чем не бывало вышагивал по мраморному вестибюлю первого этажа.

Швейцар Рэй разговаривал с молодым парнем в джинсах и футболке «Аэросмит». Выглянув на улицу, Брайан увидел, что его «порше» стоит перед домом в окружении почтовых грузовиков, такси и мотоциклов.

— Доброе утро, мистер Галлахер. — Рэй приподнял шляпу. — Я оставлю вас наедине, чтобы вы обо всем спокойно договорились.

Парень в футболке «Аэросмит» поднял руку и позвенел ключами от машины Брайана.

— С вас триста сорок пять долларов.

— Кто вы такой? — осведомился Брайан. — Я не помню, чтобы я кого-то нанимал для перегона моей машины.

— Автосервисная служба Си-Гейта. — Парень достал из кармана квитанцию. — Сегодня утром нам позвонил некто по имени Джон Галлахер и велел перегнать вашу машину. Он сказал, что вы оплатите счет.

— Вы принимаете пластиковые карточки?

— Конечно.

Брайан швырнул парню карточку «Америкэн экспресс»:

— Вы пока пишите бумагу, а я отгоню машину на стоянку. Нью-йоркские улицы славятся своей нелюбовью к шикарным спортивным автомобилям. Это чудо, что его еще не разбили.

— Вы не можете забрать машину, пока я не сверю вашу подпись, — заявил парень.

— Извини, приятель. — Брайан выхватил у парня ключи и направился к своему «порше».

Теперь он начал вспоминать некоторые подробности вчерашнего вечера. Его охватило раздражение. Неужели Ди не пережила бы, если бы он остался ночевать на кушетке в гостиной и уехал от нее утром? Наверняка он был так пьян, что просто не мог к ней приставать. Нет, здесь явно приложил руку его братец!

«Браво, Джонни! — думал он, подъезжая к дверям гаража. — Ты еще заплатишь за это, но задумано было неплохо». Его младший братишка увяз в собственном прошлом. Он цеплялся за такие вещи, которые уже не существовали — если они вообще когда-либо существовали.

Можно сровнять Си-Гейт с землей, и никто о нем не пожалеет. Дома, магазины, порт — все уничтожить! Дни туристического бума ушли и уже никогда не вернутся. Брайан и его компаньоны позаботятся об этом. Порой его удивляло, какими слепыми могут быть люди, когда им не хочется смотреть правде в глаза. Половина предприятий на Оушен-авеню закрылась, и вовсе не потому, что их владельцы нашли себе более прибыльное дело. Продавались закладные, выписывались векселя, менялись судьбы. Иногда человек неожиданно для себя попадает в кризисные ситуации, и единственное, что ему остается, это сдаться.

26
{"b":"4710","o":1}