ЛитМир - Электронная Библиотека

Она кивнула:

— Он обещал вернуться к семи.

— Без него мы не можем проводить собрание, — сказал Винс. — Он единственный, кто способен остановить компанию «Игл менеджмент» и спасти наш город от уничтожения.

На Салли Уайттон слова Винса не произвели впечатления.

— Прогресс не остановишь, — заявила она.

— Прогресс?! — в негодовании воскликнул Эдди. — Они хотят превратить Си-Гейт в гигантскую автостоянку, и это ты называешь прогрессом?

— Нельзя обвинять людей в том, что они продают свои дома, Эдди, — сказала Салли, немного сбавив тон. — У нас не так много возможностей разбогатеть.

— Но ты-то разбогатела, верно? — спросил Эдди. — Ведь ты продала свой дом.

— Ну и что? — огрызнулась Салли, комкая в руке носовой платок. — Я не хочу, чтобы обо мне кто-то заботился, вот и нашла способ остаться независимой.

В кафе воцарилась напряженная тишина. Было очевидно, что мужчины мысленно осуждают Салли. Алекс и Ди переглянулись.

— Не надо оправдываться, Салли, — сказала Ди, — ты поступила так, как должна была поступить.

Алекс понимала это как никто другой. Она и сама оказалась в подобном положении. «Но я по крайней мере не лгала Джону, — думала она, пытаясь себя успокоить, хотя знала: это самообман. — Что он скажет, если узнает, что я сбежала от Гриффина? Что он скажет, если узнает, что я не только не разведена, но, возможно, беременна от своего мужа?»

Доктор Шалман дважды назначала ей день сонограммы, и дважды Алекс отменяла свой визит.

— Нам надо выяснить дату зачатия, — объясняла доктор. — Учитывая ваш нерегулярный менструальный цикл, сонограмма — лучшее средство для определения точного срока родов.

Ну что тут возразишь? Доводы доктора, конечно, бесспорны, но, к сожалению, сонограмма позволит определить не только точный срок родов, но и кое-что более важное. А вдруг окажется, что это ребенок Гриффина?

В последнее время он снился ей чуть не каждую ночь. Нельзя сказать, что сны эти были кошмарными, но они неизменно оставляли после себя чувство тревоги.

Ей снилось всегда одно и то же: Гриффин появляется на пороге ее дома — как всегда, холодный и изысканный — и требует своего ребенка. Он заходит в ее коттедж и внимательно разглядывает каждую деталь интерьера — фотографии в рамках на стене, керамический молочник в форме коровы… От него исходят волны высокомерного презрения. Алекс съеживается и с каждой секундой становится все менее реальной… Единственной реальностью остается ее живот.

Она просыпалась в холодном поту, с дрожащими руками и бьющимся сердцем. Это всего лишь сон, говорила она себе, а сны не могут причинить вреда. Если Гриффин до сих пор не нашел ее, то уже никогда не найдет. Их брак ушел в небытие.

— Жестокие люди! — сказала Ди, когда рассеялась утренняя толпа посетителей. — Довели Салли до слез!

— Да, — согласилась Алекс, подходя к стойке бара, — Салли плакала, когда уходила.

Ди печально покачала головой:

— Когда они идут на тебя все вместе, бороться бесполезно.

Алекс взглянула на подругу:

— Ты говоришь так, будто испытала это на себе.

— Почти, — кивнула Ди. — Правда, в моем случае они допекали отца. — Она взглянула на Алекс: — Ты, наверное, уже в курсе?

— Насчет Марка?

— Да. Джон должен был тебе рассказать.

— Нет, — сказала Алекс, — Джон мне вообще ничего не рассказывал. Но семейное сходство трудно не заметить.

— О Господи, неужели ты думаешь, что мы с Джоном?.. — ужаснулась Ди. — Это был Брайан.

— Я знаю, — сказала Алекс, — я видела, как Марк смотрел на него в День благодарения.

Ди сделала глоток кофе и поставила чашку на блюдце.

— Марк ничего не знает.

— Что?

— Насколько я помню, беременность не влияет на слух женщины. Я сказала: Марк не знает, что Брайан — его отец.

— Ты шутишь?! — воскликнула Алекс. — Как он может этого не знать? Да у Марка на лбу написано: «Галлахер».

— Так уж получилось. Марк думает, что его отец — мой бывший муж.

— И ты полагаешь, что он этому верит? — Алекс и сама удивилась столь откровенному вопросу.

Ди помолчала в нерешительности.

— Я хочу в это верить.

— Но не веришь?

— Нет, — сказала Ди, — не верю. Тони пытался принять Марка как родного сына, но не смог. Никогда не обманывайся, Алекс. Вопрос кровного родства гораздо важнее для мужчин, чем мы думаем. Вот почему мы развелись. Последние тринадцать лет я твердила себе, что мальчику не нужен отец, но я была не права. И чем старше он становился, тем больше я в этом убеждалась. Я решила поговорить с Брайаном. Мы совершили много ошибок, Алекс, и я хочу исправить хотя бы часть из них, пока Марк еще не совсем повзрослел и ему не все равно.

— Не понимаю.

— Марк должен знать, кто его отец. Он любит Эдди и уважает Джона. Я хочу, чтобы мой сын знал: эти люди — его семья.

— А Брайан?

— На него у меня надежд мало, скажем так. — Ди вымученно улыбнулась. — Ты даже не представляешь, как тебе повезло, Алекс! Твоему ребенку не придется мучиться вопросом, кто его отец. Он с самого начала будет знать, что это Джон.

Глава 19

— Галлахер, ты меня не слушаешь!

Брайан оторвался от своего блокнота:

— Ты что-то сказала, Мэри?

Они встретились во время ленча, чтобы обсудить вопрос о Си-Гейте.

— Ты не слышал ни слова из того, что я говорила, да?

— Прости. — Он оттолкнул от себя блокнот. — Так на чем ты остановилась?

Мэри посмотрела на него взглядом строгой школьной учительницы.

— Нам требуется твое согласие, чтобы перейти ко второму этапу си-гейтского проекта. Владельцы магазинов на Оушен-авеню оказались не так сговорчивы, как мы ожидали.

— Так предложите им больше. У каждого есть своя цена. Рано или поздно они уступят.

— На этот раз все не так просто, — возразила Мэри. — Они сплотились для борьбы с нами.

«Черт бы их побрал!» — подумал Брайан. Он знал этих людей с детства и невольно восхищался их стремлением бороться с неизбежным. А падение Си-Гейта было неизбежностью. Они могли сплотиться и одолеть его раньше, когда он был молод, но сейчас времена изменились. Можно не сомневаться, что в этой схватке он выйдет победителем.

— И вот еще что, Галлахер. Ими руководит твой брат.

— Джонни?

— Да. Не знаю, сам ли он взял на себя инициативу или его в это дело втянули, но он пытается выяснить, кому конкретно принадлежит компания «Игл менеджмент».

— Пусть выясняет, — бросил Брайан. — Это даже забавно.

В сложившейся ситуации просматривалась некая симметрия, и она ему нравилась. Джон возомнил себя всеобщим спасителем. Что ж, Брайан с превеликим удовольствием поставит его на место.

— Ты, кажется, не слишком огорчился?

— Конечно, нет, — заявил Брайан. — Он останется с носом, поверь мне.

Джон — хронический неудачник. Он не смог удержать ни жену, ни детей, ни карьеру. Так с какой стати ему вдруг удастся удержать свой родной город?

— Они создали коалицию, — сказала Мэри, заглядывая в свои записи. — Она называется «Спасем Си-Гейт». Наш осведомитель сообщил, что они собираются передать все имеющиеся в распоряжении сведения в средства массовой информации.

— И ты хочешь, чтобы я об этом побеспокоился, Мэри?

— Кто-то должен об этом побеспокоиться, — ответила она. — Нам тоже нужно срочно собраться. Может быть, созвониться сегодня вечером и…

— Послушай, — перебил ее Брайан, — на сегодня у меня другие планы. Почему бы нам не устроить собрание на следующей неделе?

— На следующей? — Она резко отодвинула стул и встала. — Скоро апрель, Галлахер. Мы собирались начать реконструкцию в июне.

— Ладно, запиши на вторник собрание.

— Твои партнеры будут недовольны.

— Вот тут ты ошибаешься, Мэри. После сегодняшнего вечера они будут в полном восторге.

Он долго ждал удобного момента, чтобы выложить свою козырную карту, и этот момент наконец-то настал.

43
{"b":"4710","o":1}