ЛитМир - Электронная Библиотека

«На небе восходит зловещая луна…» Слова старой песни навязчиво звучали у него в ушах. «Восходит зловещая луна». Обычно его старик отправлялся бродить во сне не раньше трех-четырех часов ночи.

Добежав до порта, Бейли не остановилась. Джон слышал, как когти собаки царапают дощатый настил.

— Бейли! — закричал он.

Собака находилась шагах в тридцати от него, но Джон с трудом различал ее в тумане. У края причала не было заграждений. Если Бейли не остановится, то упадет в воду, промелькнуло у Джона.

Он осмотрелся. Отца нигде не было видно. У третьего отсека, как и все последние двадцать лет, стояла лодка Ника Диментри. У восьмого — покачивалась на волнах плоскодонка Винса Тройси. С виду все как обычно… Бейли проехалась передними лапами по скользким доскам и остановилась. Потом подняла морду к небу и издала душераздирающий вой. Джон застыл на месте.

Отсек под номером пятнадцать — последний у причала — был пуст.

Но там должна была стоять «Пустельга»! Эдди выбрал себе это место, как только купил лодку, и с тех пор никому его не уступал.

— Эдди! — снова крикнул Джон. — Где ты, отец?!

Единственным ответом был вой Бейли.

Если Джон в самом деле думал, что Алекс останется стоять на месте, значит, он совсем ее не знал.

Она любила Эдди почти так же сильно, как Джон, и хотела помочь ему в беде. Эдди гостеприимно распахнул перед ней, совершенно чужой женщиной, двери своего дома, и она впервые за много лет почувствовала себя полноценным членом семьи. Такое не забывается. Ради этого человека она была готова на все!

— Эдди! — донесся из тумана голос Джона. — Где ты, отец?!

Земля была скользкой от дождя. И со всех сторон Александру плотной стеной обступал туман. Она не видела, куда ступает, и дважды чуть не упала.

— Джон! Ты где? — закричала Алекс, приложив ладони к губам.

— Иди домой, Алекс! Эдди вывел «Пустельгу» в море. Я поплыву за ним.

— Нет! — Она побежала. — Это очень опасно! Лучше я позвоню в полицию.

Алекс споткнулась о край причала и упала на одно колено. Резкая боль полоснула ногу до самого бедра, но страх оказался сильнее боли.

— Джон, пожалуйста, остановись! — Она кое-как поднялась на ноги и помчалась по причалу в направлении его голоса. — Пусть все уладит полиция.

Джон вынырнул из тумана и схватил ее за руки.

— Я должен это сделать, — сказал он, крепко сжимая ее запястья. — Я не хочу потерять его, как потерял Либби и детей…

— Но это совсем другое, — возразила Алекс. — У меня нехорошее предчувствие.

Джон отвязал от причала лодку Винса Тройси и запрыгнул в нее.

— Отведи Бейли в дом и позови подмогу. А я пока поищу отца.

Джон растворился в тумане, прежде чем она успела сказать хоть слово.

Глава 22

Дэн Корелли заканчивал составлять протокол, когда поступил вызов по рации.

— О черт, — проворчал Дэн, нахмурившись. — В порту неприятности.

— Опять хулиганы громят лодки? — поинтересовался лейтенант.

— Нет. На этот раз кое-что другое. — Дэн взглянул на Брайана. — Похоже, твой старик решил в такую непогоду вывести «Пустельгу» в море.

— О Боже, — пробормотала Ди. — С ним все в порядке?

— Не знаю, — отозвался Корелли. — Джон просит о помощи.

Брайан фыркнул:

— Удивительно, как он еще не пустился за лодкой вплавь!

— Брайан! — одернула его Ди. — Речь идет о твоем отце!

— Без тебя знаю, о ком вдет речь, — огрызнулся тот, ничуть не смутившись. — И вот что скажу: я один вижу ситуацию такой, какая она есть на самом деле.

— Что это значит? — нахмурилась Ди; она чувствовала на себе внимательный взгляд Дэна.

Похоже, к утру об этом разговоре будет знать весь городок, подумала Ди. Ну и пусть!

— Старик спятил, — напрямик заявил Брайан. — И мы имеем дело с сумасшедшим.

Он перечислил последние ночные похождения Эдди. О некоторых из них Ди не знала.

— Кто рассказал тебе о том, что он лунатик? — спросила она.

— Лунатик? — Брайан громко расхохотался. — Так вот, значит, как это называется?

— Так называет это доктор Бенинс.

— Бенинс — старый олух, который не отличит собственной задницы от земляной ямы. Может быть, пришло время отдать Эдди в приют для престарелых? Я предлагал Джонни деньги, но он, кажется, по-другому смотрит на вещи. Очень жаль. Дважды я не предлагаю.

Ди вскинула руку, собираясь влепить Брайану пощечину, но в последний момент передумала.

— Разумно, — усмехнулся он.

— Разумнее, чем ты думаешь, — бросила она в ответ.

— Простите, что перебил, — проговорил Корелли, едва заметно улыбаясь, — но придется отложить этот разговор до следующего раза. Сейчас мы едем в порт. — Он взглянул на Брайана и по выражению его лица понял, что тот явно не в восторге от предложения. — Ты что, не хочешь ехать с нами?

Прежде чем Брайан успел ответить, зазвонил телефон.

— Это мистер Карлинг, наставник Марка. Простите, что побеспокоил вас так поздно, мисс Мюррей, но Марк оставил у меня в машине свой бумажник. Мне не хочется, чтобы он волновался.

— Мистер Карлинг? — У Ди под левым глазом задергался нерв. — Вы же с ребятами должны находиться в Сосновой Пустоши…

Мистер Карлинг молчал добрых десять секунд.

— К сожалению, экскурсия не состоялась, мисс Мюррей. Я лично отвез Марка домой.

— О Господи… — Ди опустилась в кресло у телефона.

— Вы хотите сказать, что он не пришел домой? — ужаснулся мистер Карлинг.

— Когда вы с ним расстались?

— Часа полтора-два назад.

Как раз в это время кто-то разбил «порше» Брайана.

Марк не знал, сколько времени пробыл в воде, но эти минуты показались ему вечностью. Он оставил попытки доплыть до берега. Каждый раз, когда он начинал грести в нужную, по его мнению, сторону, течение сносило его еще дальше в океан. Было темно как в склепе и чертовски холодно. Марк гнал прочь мысли о раскинувшейся вокруг него жуткой водной пучине. Он пытался думать лишь об одном: надо выжить… выжить самому и спасти Эдди.

Должно быть, Эдди ударился головой при падении в воду. Марк нашел его лежащим лицом вниз у самой кормы «Пустельги». Первым делом он проверил у Эдди пульс, хотя это было не так-то просто — плыть и при этом держать старика за запястье. Нащупав наконец пульс, он чуть не закричал от радости.

Эдди не может умереть! Он самый важный человек в его жизни, не считая мамы. Именно Эдди научил его, как должен вести себя настоящий мужчина, научил любить море и все, что в нем живет.

И Марк любил море и признавал его власть. Он знал: водная стихия почти всегда побеждает, если же хочешь выжить — шевели мозгами. А еще береги силы — не кричи и не барахтайся понапрасну.

Марк надежно держал Эдди на поверхности воды. Одно время он пытался плыть, но очень скоро выдохся: мышцы стало сводить от усталости. Перевернувшись на спину, Марк уложил Эдди себе на грудь. Продержаться бы до рассвета, а там, может быть, удастся выплыть к берегу.

Если бросить Эдди и не тащить на себе сто шестьдесят фунтов груза, то, наверное, можно уже сейчас добраться до берега и спастись. Марк подумал о маме и о том, как много она делала для него все эти годы. Ему захотелось плакать. Если он умрет, то с ним умрет часть ее души, как умерла часть души Джона, когда погибли в аварии его дети.

Когда на похоронах к алтарю поднесли два маленьких белых гробика и поставили их по бокам большого гроба Либби, вытесанного из красного дерева, Джон постарел на глазах: лицо его осунулось, посерело и сморщилось, а во взгляде была вся скорбь мира.

Марк не хотел, чтобы такое случилось с его мамой. После его смерти она останется совсем одна, а то еще, чего доброго, свяжется с этим подонком Брайаном Галлахером — кто, если не Марк, удержит ее от столь опрометчивого шага? И подобный брак не так уж трудно представить! Ведь сегодня вечером он собственными глазами видел их вдвоем в окне гостиной.

49
{"b":"4710","o":1}