1
2
3
...
54
55
56

— О Боже! — выдохнула Алекс, когда поняла, что изображено на экране. — Ребенок!

Крохотные ручки, крохотные ножки, очаровательный изгиб младенческой спинки…

Александра еще крепче сжала руку Джона.

— Ты видишь?! — воскликнула она. — Это же настоящее чудо!

Джон нагнулся и поцеловал ее в губы.

— Да, — согласился он, — ребенок — это всегда чудо.

Доктор Шалман внимательно смотрела на монитор, обмениваясь мнениями с лаборанткой и записывая свои замечания на портативный магнитофон.

— Какой у вас стыдливый ребенок! — засмеялась она. — Я не могу сказать, кто это — мальчик или девочка.

— Мне все равно, — откликнулась Алекс. По щекам ее струились счастливые слезы. — Ребенок здоровый?

— Да, все в порядке, — заверила доктор, — но мне кажется, вам не мешает немного отдохнуть — несколько дней полежать в постели. Мы будем вас наблюдать.

— Когда ей рожать? — спросил Джон.

— Ах да, конечно… — Доктор заглянула в свои записи. — Думаю, этот младенец появится на свет как раз ко Дню труда.

— Вы не ошиблись? — спросила Алекс. — А когда он был зачат?

— Ваше предположение насчет Дня благодарения близко к истине, но, по-моему, начало декабря все же будет вернее.

— Вы уверены? — спросила Алекс с сильно бьющимся сердцем. — Это точно?

— Настолько, насколько я могу сориентироваться в сроках без менструального графика.

— А не могло зачатие произойти в октябре?

— Нет, исключено.

Алекс взглянула на Джона и увидела в его глазах свое будущее — дни, месяцы и годы счастливой семейной жизни.

Все женщины мечтают о счастье, но для одних счастье — это драгоценности, для других — шикарные платья, а для третьих — дружная семья. Что касается Александры, то она наконец обрела свое счастье.

Джон снова поцеловал ее.

— Это твой ребенок, — шепнула она.

Его доброта, сила и мужество — все это перейдет к ребенку, которого она носит и который объединит их в одну семью.

— Наш ребенок, — уточнил он.

— Я люблю тебя.

Признание далось ей с трудом. Гораздо легче было бы выразить свои чувства действием. Но она знала: ему нужно услышать эти три слова, а ей нужно их сказать.

— Я так тебя люблю, Джон, что даже страшно. Я не могу представить свою жизнь без тебя.

Он посмотрел на нее в упор:

— Если ты так сильно меня любишь, тогда выходи за меня замуж.

Разумеется, они оба знали ответ.

До тех пор, пока Алекс не разведется с Гриффином, ни о какой свадьбе не могло быть и речи.

Она провела в больнице четыре дня. За это время у нее в палате перебывал чуть ли не весь Си-Гейт. Люди интересовались ее самочувствием и желали здоровья. Ди знала, что у подруги нет медицинской страховки. Она собрала деньги в кафе и подарила Александре чек. Этот жест тронул Алекс до глубины души.

— Только не думай, что я поступаю так из добрых побуждений, — заявила Ди с напускной суровостью, — просто я заинтересована, чтобы ты как можно скорее вернулась в «Старлайт».

— Мне и самой не терпится, — откликнулась Алекс. — Веришь ли — прошло всего два дня, а я уже по всем вам соскучилась!

— Почему бы и не поверить? — усмехнулась Ди. — Я, например, до сих пор верю в Санта-Клауса.

После той ночи в порту, когда Брайан Галлахер был разоблачен как глава компании «Игл менеджмент», движение по спасению Си-Гейта переросло в грандиозную акцию. Брайан нарушил неписаный закон, и граждане не могли это стерпеть: Салли расторгла договор о продаже магазина, а Рич с женой пошли к юристу хлопотать об отмене сделки. Ходили слухи, что остальные совладельцы компании «Игл менеджмент» изменили свое мнение о Си-Гейте и стали искать в качестве объекта для строительства другой приморский городок.

— Пока еще многое неясно, — сказала Ди, — но дела у всех наконец-то пошли в гору.

«Это все Джон, — с гордостью думала Алекс. — Городок остался жив благодаря его страстному напору, настойчивости и мужеству».

— Ну и когда же свадьба? — спросила Ди. — Люди опять заключают пари. Салли ставит на Четвертое июля, а Винс — на День памяти.

— Ты ведь знаешь, — ответила Алекс, — сначала я должна получить развод.

— Так получи его.

— Это не так-то просто. — Последние три дня Алекс провела в ожидании телефонного звонка и каждый раз, поднимая трубку, боялась услышать вежливо-осуждающий голос Гриффина. — Брайан должен был ему позвонить.

— Ты выставила его на посмешище, — заметила Ди. — Сделки в Си-Гейте летят к чертям, так что у Брайана сейчас хватает других забот.

Да, но она не может ждать вечно!

— Ладно. — Алекс потянулась к телефону, стоявшему на тумбочке у больничной кровати. — Я сама ему позвоню.

— А стоит ли? — усомнилась Ди. — Может, будет лучше, если ему позвонит адвокат по бракоразводным делам? В таких вопросах не надо пороть горячку.

Но Алекс уже нажала кнопку и вышла на междугородную линию. Потом набрала код Англии и Лондона.

— Я ничего не вложила в этот брак, — сказала она, — и не хочу ничего забирать, кроме своей свободы. Но я должна обрубить концы — раз и навсегда.

Секретарша сообщила, что Гриффин уехал из города по делам и неизвестно когда вернется.

— Ну ладно, я пошла. Отдыхай. — Ди встала. — Вот приедешь домой, тогда как следует все и обдумаешь.

— Я уже завтра буду дома, — подхватила Алекс. — А в понедельник выйду на работу.

— Куда ты торопишься? Не волнуйся, «Старлайт» от тебя никуда не денется.

Алекс улыбнулась. Именно это и нравилось ей в Си-Гейте больше всего: здесь всегда можно было положиться на друзей.

После ухода Ди Алекс не спалось. Джон был занят в порту — ремонтировал «Пустельгу», чтобы на выходные выйти рыбачить в Чесапикский залив. Он придет только вечером. Чем же заняться? Она терпеть не могла днем смотреть телевизор.

Определенность — вот чего ей не хватало. Скорее бы начать новую жизнь — выйти замуж за Джона, встать к алтарю и перед лицом Господа Бога произнести прекрасную клятву супружеской верности…

— Здравствуй, Александра.

Алекс повернулась к двери:

— Гриффин!

Она узнала его костюм — он стоил почти столько же, сколько новая крыша в ее доме.

Гриффин прошел в палату.

— Я мог бы и позвонить, но некоторые вопросы лучше решать при личной встрече.

Джон ушел из порта около четырех часов. Он еще не до конца починил «Пустельгу», но не мог устоять против желания поскорее увидеться с Алекс — хотя бы на несколько минут. В половине пятого он был уже вохче больницы и размашисто шагал через стоянку к крыльцу. По дороге он столкнулся с Ди, которая как раз собиралась сесть в свою машину.

— Вы только взгляните на него! — воскликнула она, покачав головой. — Такой влюбленный, аж противно!

Джон усмехнулся и дернул ее за рыжий локон.

— Теперь твоя очередь, — сказал он. — Вы с Сэмом — отличная пара.

— Не будем загадывать наперед. — Ди обняла Джона. — Давно я не видела на твоем лице такой счастливой улыбки.

— Я и сам удивлен, — признался он старой подруге. — Пожалуй, мой пример доказывает, что в этом мире нет ничего невозможного.

Они немного поболтали про Марка и Эдди. Потом Джон сказал, что ему надо идти к Алекс.

— Когда я уходила, в коридоре меня остановил какой-то шикарный тип, — сказала Ди. — Он спросил, в какой палате лежит Алекс.

— Шикарный тип?

Ди наморщила носик.

— Ну, знаешь, такой холеный — одет с иголочки… в общем, не чета всем нам.

Джон пустился бежать. Он не стал дожидаться лифта и взлетел на третий этаж, перепрыгивая через ступеньку. Значит, Брайан все-таки осуществил свою угрозу, и Гриффин Уиттикер приехал, чтобы забрать свою жену! Дежурная сестра в изумлении выпучила глаза, когда Джон пронесся мимо нее к палате Алекс. Но он думал лишь об одном — о последней ночи, проведенной Александрой в доме Уиттикера, и глаза его застилала красная пелена ярости. Ему хотелось придушить этого негодяя голыми руками — отомстить за то, что он с ней сделал.

55
{"b":"4710","o":1}