ЛитМир - Электронная Библиотека

Сангетт стоял посреди комнаты, весь красный от гнева. Мерчиа, возмущенная и бледная, тяжело дыша, опиралась на камин. Когда его сиятельство увидел, кто так грубо помешал их интимной беседе, выражение его лица резко изменилось — он был чрезвычайно удивлен. Затем с угрожающим видом он подошел ко мне.

— Что вы делаете? — спросил он сиплым голосом. Не взглянув на него, я обратился к Мерчии:

— Мисс де-Розен, сейчас начнется танец, который вы мне обещали.

Мерчиа нежно засмеялась.

— Кажется, так…

Ни слова не говоря, Сангетт мрачно отошел в сторону, а я, все еще не удостаивая его ни одним взглядом, подошел к Мерчии и предложил ей руку.

Улыбаясь, она положила свою руку на мою.

Если бы можно было убить взглядом, ни один из нас не дошел бы до двери: так злобно взглянул на нас Сангетт.

Я спокойно выдержал этот убийственный взгляд, и, захлопнув за собой дверь, проводил Мерчию в зимний сад.

— Нашему знакомству, видимо, суждено стать очень интересным, — заметил я.

— Кажется, мне суждено быть вам обязанной жизнью, — ответила она. — Думаю, что даже боги смеются над нами.

Я засмеялся с чувством удовлетворения.

— Ничего не имею против их смеха!.. Я уже думал, что вы уехали домой и наш интересный разговор останется неоконченным…

Она на минуту остановилась и осмотрелась вокруг, словно боясь, что нас подслушивают.

— Я остаюсь при своем мнении, — шепнула она торопливо, — не ездите в Вудфорд. Я… я не могу вам объяснить. Я даже не должна была вас предупреждать, но вы не ездите, откажитесь под каким-нибудь предлогом.

— Пойдемте наверх и поищем два стула, — предложил я. — Может быть…

— Нет, нет, — живо прервала она. — Я не могу здесь дольше оставаться. Сэр Генри ждет меня, чтобы поехать домой; и во всяком случае я больше ничего не могу вам сказать.

Мы дошли до вестибюля, где стояли гости, готовясь к отъезду. Между ними я заметил пожилого седого господина, сопровождавшего Мерчию, когда она вошла в бальный зал. Теперь только я сообразил, что это сэр Генри Трэгсток.

Он заметил нас и пошел нам навстречу.

— Ах, вот вы где, Мерчиа. Не могу понять, что с вами случилось. Я не хотел бы вас торопить, но…

Он остановился и в упор смотрел на меня с выражением изумления и явной враждебности. Мерчиа побледнела.

— Вы… вы… знакомы с мистером Норскоттом?.. — пробормотала она. — Я иду одеваться… я сейчас вернусь…

Она отошла, оставив меня в затруднительном положении. Невероятно, чтобы сэр Генри мог меня запомнить после пятиминутного разговора в далеком прошлом, но если даже это было так, то я не мог понять, почему он так явно ощетинился. Вероятнее всего, он принял меня за моего двойника.

— Мисс де-Розен, кажется, права, мистер Норскотт, — заметил сэр Генри с ледяной корректностью. — Нам уже приходилось встречаться при несколько других обстоятельствах…

— Да, — сказал я прямо, — я имел удовольствие разговаривать с вами пять минут в Ла-Паце десять лет назад.

Его брови чуть-чуть приподнялись.

— В самом деле?.. — ответил он сухо. — Я имел в виду более поздний период. Возможно, что ваши дела в Санта-Лукке были не так приятны, чтобы вам стоило о них вспоминать.

— Никогда в жизни не был я в Санта-Лукке, — возразил я упрямо.

Ответ сэра Трэгстока читался в его глазах.

— Боюсь, что такое счастье не выпало на долю Санта-Лукки.

Первый раз в жизни меня назвали лгуном, и сказал это мужчина. На одну секунду я почувствовал, что мной овладевает гнев. Я сделал шаг вперед, но вдруг вспомнил слово, данное Норскотту. С невероятным усилием затушил я свой гнев.

— Теперь мне ясно, почему вы бросили дипломатию, — сказал я.

Мы так были заняты взаимными комплиментами, что не заметили, как вернулась Мерчиа. Она, видимо, почувствовала, что атмосфера сгустилась, и хотела предупредить неприятность. Подойдя к сэру Генри, она слегка дотронулась до его руки.

— Можно послать за экипажем?

Он повернулся в ее сторону, а я поклонился Мерчии и прошел обратно в зимний сад.

Мой короткий, резкий разговор с сэром Генри настроил меня агрессивно. Мне показалось, что объяснение с лордом Сангеттом необходимо. Не теряя ни минуты, я прошел через весь зимний сад и постучал в дверь кабинета.

— Войдите!

Он, верно, понял, кто стучал, так как его ответ не отличался любезностью.

Сангетт стоял спиной к камину и похож был на тигра, у которого болит голова.

— Послушайте, Норскотт, — вырвалось у него, хотя он видимо старался подавить злобу. — Хотел бы я знать, кого вы из себя корчите?

— Мне тоже не менее интересно узнать, что вы думали, когда оскорбляли мисс де-Розен? — отпарировал я.

Он угрожающе взглянул на меня, а затем многозначительно засмеялся:

— Ага, вот где собака зарыта!..

У меня чесались руки схватить его за горло. Но, к счастью для нас обоих, мое проклятое слово, данное Норскотту, снова удержало меня.

— Не знаю, каково ваше мнение, — сказал он мрачно, — но думаю, что мы теперь не можем себе позволить ссоры из-за женщины. Женщины и дела — несовместимы.

— Это вполне походит и для данного случая, — заметил я. — Предлагаю вам вести себя приличнее.

Он наградил меня взглядом, который трудно было вы назвать нежным.

— Вы пошли по кривой, Норскотт! Вам должно быть известно, что я не из тех, кому можно грозить.

Я засмеялся.

— Если так, то и вам кое-что известно обо мне. Это было сказано наугад, потому что до сих пор я не имел понятия о том, что знал Сангетт о карьере моего двойника. Но из его ответа было ясно, что ему многое известно.

— Должен отдать вам справедливость, Норскотт, вы законченный негодяй, — заметил он грациозно. — Но все-таки не советую вам вмешиваться не в свое дело. Каждый из нас ведет свою игру.

— Я только замечу, — вставил я, — что ваша игра омерзительна.

Он покраснел и сказал насмешливо:

— Вы читаете мораль, Норскотт?.. Это новость! Может быть, вы собираетесь жениться на этой девушке?

Я сдержал злобу.

— Лучше не вмешивать в это дело имя мисс де-Розен. И, пока наше общество не начало работать, советую вам держать свои чувства в должных рамках.

— Меня не запугаете, здесь вам не Южная Америка, — пытался бравировать Сангетт.

— Если бы мы были в Южной Америке, я не стал бы вас предупреждать, — ответил я любезно.

Наступило короткое молчание. Сангетт, казалось, взвешивал свое положение. В конце концов он пожал плечами.

— Хорошо, делайте, как знаете. Я не стану вредить будущему предприятию из-за женщины.

Пока мы говорили, большие часы в углу пробили час. Я вспомнил, что Билли, возможно, ждет меня дома.

— Хорошо. Теперь, когда мы закончили это маленькое дело, — сказал я, — я думаю, что могу уйти домой. Спокойной ночи. Позвольте поблагодарить вас за сегодняшний восхитительный вечер.

Лорд Сангетт был настолько учтив, что не ответил мне.

Я вышел.

Волнующие события этого вечера так занимали меня, что, выйдя на улицу, я даже забыл на время о вечно грозящей мне опасности. Я быстро шел вперед, размышляя о том, что узнал, стараясь найти общую связь. Теперь мне стали ясны мои отношения с Ламмерсфильдом и Сангеттом. А мое знакомство с Мерчией принимало все более приятное для меня направление. Я еще не мог себе точно уяснить, считает ли она меня в душе действительно причастным к тем кровавым преступлениям, в которых обвиняет. Но, если даже считает, тем более радостно ее предупреждение относительно Морица.

Я вспомнил, что ничего не сказал ей о таинственной телеграмме, спасшей мне жизнь. Теперь мне стало ясно, что предупреждение было искренним.

Не она ли сама послала эту телеграмму? И если да, то почему так страстно отрицала какое-либо знакомство со всей этой мильфордской историей?

Я долго и напрасно ломал себе над этим голову. Наконец мои мысли остановились на сэре Генри Трэгстоке. Как ни был краток наш разговор, он пролил некоторый свет на темное прошлое Норскотта. Санта-Лукка!.. Вот где ключ ко всей этой тайне!..

17
{"b":"4712","o":1}