ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я вам оставлю автомобиль, Билли, — сказал я, — и поеду в «Аштон» в коляске. Таким образом, в случае надобности у нас всегда будет под рукой готовая машина.

— Но ведь они могут спросить, куда вы ее девали?

— Я скажу, что она требовала небольшой починки, и я оставил ее здесь в гараже.

Билли посмотрел на меня с восхищением.

— Джек, — сказал он, — из вас вышел бы прекрасный священник!

Мы заказали экипаж. Дав Билли немного денег на всякий случай и порекомендовав ему не любезничать с хорошенькой служанкой, я влез в экипаж и отправился к Морицу.

»Аштон» оказался обширным имением, наполовину покрытым лесами. Барский дом стоял среди сада, вдали от дороги. Подъезжая, я увидел издали двух мужчин, сидящих на скамейке, и только когда мы были совсем близко от них, я узнал в одном из них Морица. Оба встали и пошли ко мне навстречу.

— Алло, — сказал Мориц. — Я думал, вы приедете на автомобиле…

Я пожал руку ему и его товарищу. Это был полный, цветущий человек, похожий на букмекера в отставке. Он, по-видимому, был знаком со мной.

— Я так и сделал, — ответил я, — но оставил автомобиль в Вудфорде. Машина стала плохо работать.

— Вот что раздражает в этих моторах, — заметил толстяк, — вечно они портятся, не правда ли?

— Вы взяли своего шофера с собой? — спросил Мориц, когда лакей унес мои вещи.

Я покачал головой.

— Нет, я подумал, что он здесь совершенно не нужен, и вы убедитесь сами, что я прав.

Возможно, что мне это только показалось, но лицо Морица на миг засияло радостью.

— Пойдемте в сад, — предложил он. — Или, быть может, вы выпили бы чаю? Бараделль уехал ночевать в город. Мистера Йорка и леди Бараделль нет дома. Тетя Мэри где-то поблизости. Вэн, не знаете, где она?

— Поливает розы, — сказал толстяк лаконично. — Мисс Йорк с ней.

Неожиданное появление этих двух дам прервало наш разговор.

Тетя Мэри оказалась седой дамой средних лет, а ее спутница — высокой красивой девушкой в изящном костюме.

Я пережил тяжелую минуту, так как не знал, полагается ли мне быть с ними знакомым. Но их приветствие сразу выяснило мое положение.

— Я так рада, что вам удалось сюда приехать, — сказала тетя Мэри, хотя и без особого восторга. — Вас не так часто удается вырвать из Лондона.

— Но я не так часто получаю такие милые приглашения, — ответил я, пожимая ей руку.

Она взглянула на меня несколько удивленно. Я сообразил, что, вероятно, был слишком любезен для настоящего Норскотта. Я не имел понятия, была ли тетя Мэри мне родственницей. Но она, по-видимому, хорошо знала моего двойника и, без сомнения, изучила его характер.

Мисс Йорк была как будто более дружески расположена ко мне.

— Я слышала, вы приехали на автомобиле, мистер Норскотт, — сказала она. — Надеюсь, в нем хватит места для всех нас?

Я засмеялся.

— Он довез меня до Вудфорда, а там забастовал. Но через два дня он будет в исправности.

— Ну, это неважно, — протянул Мориц. — Кататься все равно не пришлось бы. Завтра нас ждет охота, послезавтра — раут в саду у Кутбертов, а на следующий день — партия крикета, которую организовал Берти.

— О, крикет! — воскликнула мисс Йорк. — Берти обожает крикет. А вы играете, мистер Норскотт?

Человек ниоткуда - any2fbimgloader2.jpeg

— Иногда, — ответил я важно. И заметил, что Мориц при этом усмехнулся.

Послышались шаги по дороге, и все оглянулись.

— Вот как раз идут Берти и леди Бараделль, — сказала мисс Йорк. — Хотела бы я знать, где они пропадали?

Я вдруг вспомнил многозначительную гримасу, которую скорчил Мориц при имени Бараделль, сидя у меня на Парк-Лэйн. Поэтому я с понятным любопытством разглядывал приближающиеся фигуры. Берти, который, как я догадался, был братом мисс Йорк, был типичный военный лет тридцати; что же касается его спутницы, то ее наружность требует более подробного описания.

Ее высокая изящная фигура направлялась к нам с выражением дерзкого самодовольства, которое так часто свойственно красивым женщинам. Она, несомненно, была хороша, но по сравнению с Мерчией (я теперь невольно всех сравнивал с Мерчией) — это была красота огня рядом с солнцем. Леди Бараделль в самом деле можно было скорее всего сравнить с огнем. Огонь горел в ее чудесных бронзовых волосах и сиял опасным пламенем в глубоких карих глазах с золотистыми искорками. Платье из материи огненного цвета дополняло иллюзию.

— Итак, этот великий человек сжалился над нами, — произнесла она медленно, музыкальным голосом. — Разве в Лондоне так невыносимо жарко, мистер Норскотт?

— Боюсь, что у меня незаслуженная репутация, — сказал я. — Никто так не любит красоту жизни, как я.

Леди Бараделль подняла брови и оглядела всех с улыбкой.

— Саул среди пророков!.. Мориц; что это с ним случилось?

Я ждал ответа Морица с лукавым любопытством.

— Не знаю, — протянул он. — Я сам недавно спросил его об этом, но он мне ответил, что надо быть иногда приятным, хотя бы ради разнообразия.

Раздался общий хохот, прерванный далеким звоном гонга.

— Пора одеваться, — заметила тетя Мэри. — Как быстро летит время.

Мы все вошли в дом. Мориц взял меня под руку очень любезно проводил в большую приветливую комнату окна которой выходили в сад.

— Думаю, что вам здесь будет хорошо. Никто вам и будет мешать, разве что Бараделли, — они тут напротив в коридоре. Вам действительно ничего не надо?

— Нет, спасибо, — ответил я.

— Обед в восемь часов, — прибавил он, выходя и закрывая за собой дверь.

Я одевался не спеша, стараясь разобраться в моих впечатлениях с момента приезда сюда. До сих пор, насколько я мог судить, действие развертывалось довольно удачно для меня. Правда, я показался слишком жизнерадостным для роли Норскотта, но ни у кого, даже у Морица, не явилось на мой счет ни малейшего подозрения.

У меня еще не составилось мнение о моих товарищах-гостях. Вэн и Йорк были, по-видимому, довольно безобидными, каждый в своем роде, и трудно было допустить, что они в заговоре против меня. Леди Бараделль показалась мне более сложной. На основании ее замечаний я почувствовал, что ее отношения с Норскоттом были интимнее, чем можно предполагать.

Завязывая галстук перед зеркалом, я критически оглядел себя при свете двух свечей. Сходство, конечно, было изумительное. Если бы я не был уверен, что я действительно Джек Бертон из Буэнос-Айреса и, черт его знает, еще откуда, то я бы поклялся, что лицо, отражавшееся в зеркале, было лицом того человека, с которым я расстался три дня назад в ресторане «Милан».

Спустившись в столовую, я нашел там всю компанию.

Мне поручили вести к столу тетю Мэри, что ее, видимо, мало радовало. Леди Бараделль сидела рядом с сэром Джорджем Вэном, напротив меня.

Я забыл, о чем мы говорили во время обеда, но в конце его у меня появилось злостное намерение рассказать, хотя бы в смягченной форме, мое интересное приключение с «Френсисом». Я вдруг сообразил, что если Мориц ответствен за приход этого человека в мой дом, то мой наивный рассказ может только его убедить, что у меня нет подозрений на его счет. Он, наверное, уже знал, чем кончилось это покушение, и мое молчание могло показаться подозрительным.

— Кстати, Мориц, — заговорил я. — Я, кажется, еще ничего не говорил вам о лакее, посланном мне Сигрэвом?

— Нет, вы ничего не говорили, — сказал он холодно. — Ну, каким же он оказался?

Я улыбнулся.

— Несколько неожиданным, особенно среди ночи.

А затем, видя, что привлек внимание всего стола, я начал рассказывать мою ночную схватку приблизительно так, как я ее описал мистеру Сигрэву. Я пропустил только подробности, касающиеся сэра Генри Трэгстока.

Все хором выразили свое удивление. Леди Бараделль взглянула на меня странно заблестевшими глазами.

— Что за негодяй! — воскликнула она. — Надеюсь, вы его проучили?

— Я думаю, он до сих пор чувствует свой нос, — заметил я самодовольно.

20
{"b":"4712","o":1}