ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Москва и жизнь
Последний рыцарь
Моё собачье дело
Ловушка для орла
Блокчейн для бизнеса
Настоящая охота. Лучшие рассказы со всего мира
Разведенная жена, а было ли после?
Страсти по Адели
В ожидании Божанглза

— Но ведь страшно подумать, что такой человек остался на свободе, — сказала мисс Йорк, и плечи ее вздрогнули. — Вы заявили в полицию?

— Мне не хотелось, чтобы меня беспокоили. Я передал это дело Сигрэву.

Мориц оперся о спинку стула и засмеялся.

— Мне ужасно досадно, что я вовлек вас в такое грязное дело, — заметил он чистосердечно. — Я всегда считал, что Сигрэв достоин полного доверия. Хорошо еще, что вы умеете постоять за себя.

— О, конечно, вы тут ни при чем, — сказал я великодушно. .

— Обсуждайте это дело, как знаете, — заметила тетя Мэри, вставая из-за стола, — а когда закончите, вы найдете нас в бильярдной.

Как только мы остались одни, Мориц придвинул свой стул к моему.

— Хотите идти завтра на охоту, Стюарт? — спросил он. — Я думаю, если будет хорошая погода, мы пойдем на уток. Риз говорил, что их теперь много.

— На охоту я готов во всякое время, — ответил я.

— Вот это хорошо, — обрадовался Мориц и предложил мне и Джорджу Вэну перейти в бильярдную. Там мы нашли мисс Йорк — она ловко упражнялась в игре, а ее брат, тетя Мэри и леди Бараделль смотрели, как она играла.

— Мне нужно выйти на минутку и переговорить с егерем, — сказал Мориц. — Играйте пока вчетвером, я скоро вернусь. А Вэн будет записывать.

Это предложение меня немного смутило. Я себя считал игроком выше среднего. Три года постоянной практики в Буэнос-Айресе с некоторыми выдающимися жуликами благоприятно отразились на моей игре. С другой стороны, я понятия не имел, как играл Норскотт, и играл ли он вообще.

Капитан Йорк вывел меня из затруднения.

— Если память мне не изменяет, Норскотт, то вы как будто мастер этого дела. Я предпочитаю играть с моей сестрой.

— Это очень вежливо по отношению ко мне, — запротестовала, смеясь, леди Бараделль.

— Не беспокойтесь, леди Бараделль, — заметил Мориц, — вы их лихо побьете. Стюарта очень трудно победить.

Я понял, что Мориц намекал на мой инцидент с «Френсисом», и усмехнулся про себя.

Мориц вышел, а мы, разместив шары, приступили к игре.

Я играл блестяще. Йорк и сестра его были хорошими, но второстепенными игроками, тогда как мой партнер, леди Бараделль изредка давала изумительные удары.

После одного из таких ударов Йорк заметил, улыбаясь:

— Если бы я не знал сэра Чарльза, я сказал бы, что вам не слишком везет в любви.

В это время я как раз натирал мелом кий для леди Бараделль, и на одно мгновение ее рука дотронулась до моей.

— Я и не говорю, что мне везет, — сказала она со странной улыбкой.

Возможно, что это было совпадение, но во всяком случае я почувствовал некоторую неловкость. Эта неловкость возросла еще больше после того, как леди Бараделль несколько раз, пользуясь тем, что на нас не смотрят, одарила меня такими улыбками, в которых только закоренелое упрямство могло усмотреть недостаток любезности. Очевидно, я невольно снова попал в очень запутанное положение. Вернулся Мориц, и мы бросили игру.

В половине одиннадцатого все разошлись. Дамы ушли первые.

— Спокойной ночи, — сказала леди Бараделль, пожимая руки Йорку и сэру Джорджу, — спокойной ночи, мистер Норскотт. — Затем нежно и тихо, так что ее слова дошли только до моих ушей, она прибавила: —Au revoir.

Большая часть мужчин с восторгом отнеслась бы к такому предложению, но я в этом не видел никакой радости, хотя и ответил ей таким же интимным пожатием руки, сказав самым ласковым голосом:

— Спокойной ночи, леди Бараделль.

Поболтав немного о предстоящих октябрьских бегах, мы взяли наши свечи и, пожелав друг другу приятного сна, вышли из бильярдной. Я расстался с Йорком на лестнице, затем, пройдя мимо комнаты леди Бараделль, вошел в свою и закрыл за собой дверь.

Была теплая лунная ночь. Я широко раскрыл окно, оперся на подоконник и так просидел некоторое время, не раздеваясь. Я был несколько озабочен и меня томило беспокойство: мне припомнилась известная поговорка о «женщине, которой пренебрегаешь»… Если бы знала Мерчиа, на что я иду ради нее.

В конце концов красота сада, пронизанного то серебристым светом, то глубокой тенью, постепенно убаюкала мою встревоженную мысль. Я зевнул и, постаравшись забыть леди Бараделль и другие осложнения, возникшие в моей жизни, опустил штору, разделся и лег в кровать.

Очевидно, свет мешал мне спать, так как обычно я засыпаю очень быстро. Я лежал некоторое время в полудремотном состоянии, которое уже начало переходить в сон, как вдруг послышался слабый шорох. Я вскочил, открыл глаза и в одно мгновение спрыгнул с кровати.

Дверь моей комнаты тихо открылась, и в бледном лунном сиянии появилась леди Бараделль. На ней был длинный голубой шелковый капот. Она была босиком, и ее бронзовые волосы разметались по плечам. Должен сознаться, что она была удивительно привлекательна.

Закрыв бесшумно дверь, она скользнула ко мне, и в ее глазах засветился торжествующий огонек.

— Ах, Стюарт, Стюарт, — прошептала она, протягивая руки.

ГЛАВА XIV

При всем моем старании казаться любезным, я не мог убедить леди Бараделль, что мои чувства к ней остались неизменными… Ясно, что люди обычно не приходят в гости в такой неурочный час, если не рассчитывают на более восторженный прием, чем тот, который я мог ей оказать.

Ее лицо стало постепенно выражать подозрение, и наконец она отошла, заломив руки.

— Почему вы меня обманываете? Тут что-то есть… Скажите мне правду, Стюарт!..

Так как именно правду я и не хотел ей говорить, то мне оставалось только одно — смущенно молчать.

— О, не говорите мне ничего! — сказала она с горечью. — Я вас слишком хорошо знаю! — Ее, глаза загорелись гневом. — Вы думаете, я из тех женщин, которых можно по прихоти привлечь и бросить?! Неужели вы хоть на минуту могли подумать, что меня можно обмануть?!

— Нет! — грустно ответил я, — этого я не думал. Она засмеялась неприятным, горьким смехом и, откинув назад волосы, посмотрела мне в лицо.

— Я вас люблю, Стюарт, — сказала она твердо. — Я люблю вас так, как вряд ли многие женщины способны любить. И я предпочитаю видеть вас мертвым, чем в объятиях другой женщины.

Не сказав больше ни слова, она повернулась и выскользнула из комнаты.

Я стоял и смотрел на дверь. Я был похож на человека, случайно дотронувшегося до динамитной бомбы. Не знаю, что означала последняя фраза леди Бараделль, но было ясно, что. я приобрел еще нового врага, и более опасного, чем все те, которыми меня успел наделить Норскотт. После зрелого размышления, я проклял моего двойника.

Это меня несколько успокоило, и я снова лег в постель. Усталость взяла свое, я закрыл глаза и впал в желанное забытье.

Сон, как бы краток он ни был, всегда возвращает свойственную мне бодрость. Я проснулся на следующее утро с ощущением чрезвычайной легкости. Утреннее солнце освещало мою комнату, и молчаливый лакей приготовлял мне ванну.

— В котором часу завтрак? — спросил я.

— В девять часов, сэр. Теперь только три четверти восьмого.

Таким образом, у меня было достаточно времени, чтобы пойти повидаться с Билли, прежде чем присоединиться к остальной компании.

Часы на камине пробили половину девятого, когда я вышел из комнаты. Спокойно, но поспешно спустился я вниз, так как не имел ни малейшего желания встретиться с Морицом или с кем-нибудь другим, прошел в сад и вышел через боковую калитку на главную дорогу. Птицы весело щебетали в кустах, и на голубом небе ярко светило солнце.

Билли сидел на скамейке у первого поворота и курил трубку.

— Значит, вас еще не укокошили, — сказал он с видимым удовольствием.

— Наоборот, Билли, я ничего не видел, кроме любви и ласки.

Я сел около него и критически прибавил:

— Я не высокого мнения о вашем табаке.

— Это лучшее, что может дать «Плау». Вы уже начинаете важничать, Джек. — Он похлопал меня по плечу. — Вы знаете, я нашел свое призвание. Я могу дать Шерлоку Холмсу два очка вперед и сразу же уложить его. У Билли не было обыкновения хвастать, и потому я посмотрел на него с любопытством.

21
{"b":"4712","o":1}