1
2
3
...
24
25
26
...
44

— Это очень странно! По словам Джорджа, челнок был привязан к свайке у берега, а его следов нигде не нашли.

— Надеюсь, он не упал в воду, — зазвучал беспокойством голос Йорка. — Нам лучше еще походить да поискать повсюду, прежде чем возвращаться с этой вестью к дамам.

— Это самое правильное, — поддержал Мориц. — Я ужасно за него тревожусь.

— В таком случае, дорогой Мориц, я рад, что могу вас успокоить, — сказал я, переступая порог.

ГЛАВА XVI

Никогда не забуду лица Морица в ту минуту. Щеки его посерели, как зола, и несколько секунд он смотрел на меня с нескрываемым ужасом. Если бы я даже сомневался в его виновности, этот драматический эпизод положил бы конец моим колебаниям. Наконец, после большого усилия, он пришел в себя настолько, что смог улыбнуться кислой улыбкой.

— Черт возьми, Стюарт, вы нас здорово напугали! Мы уже боялись, не упали ли вы в воду.

— Нет, — ответил я любезно. — Только моя шляпа попала туда.

И, взяв шляпу в руки, я поднял ее на свет так, чтобы все могли видеть след пули.

— Что это значит? — крикнул Йорк, схватив шляпу и осматривая ее с большим интересом; сэр Джордж тоже подошел и заглянул через его плечо.

— Это значит, — ответил я, — что я потерял по крайней мере двадцать пять шиллингов. Это одна из лучших моих шляп. — Затем, устремив нежный взгляд на Морица, я начал рассказывать мои захватывающие похождения.

Когда я закончил, наступило короткое молчание. Прервал его сэр Джордж.

— Н-н-но ведь это убийство! — сказал он, заикаясь от волнения.

— Я бы скорей назвал это порчей шляпы, — сказал я спокойно. — Но намерения этого молодца кажутся вполне определенными.

— Наверное, это черти — болотные охотники! — воскликнул уже успевший прийти в себя Мориц. — Тут на берегу шатается целая банда всяких жуликов, которые сделали охоту на уток источником существования. Меня уже предупреждали, когда я сюда приехал. Они воображают, что болото принадлежит всецело им, и что никто, кроме них, не имеет права здесь охотиться. Я много слышал про их разбойничьи проделки, но никогда не мог вообразить, что они дойдут до такой наглости! Милый друг, я просто сказать не могу, до какой степени мне все это досадно, — прибавил он, обращаясь ко мне.

Еще бы!.. Я очень ясно представил себе эту досаду!..

— Не стоит из-за этого беспокоиться, Мориц, — сказал я. — Эти маленькие неприятности, наверное, произойдут еще не раз.

— Вы поразительно хладнокровно к этому относитесь, Норскотт, — вмешался сэр Джордж. — Случись это со мной, черт возьми, вся деревня угодила бы у меня за решетку.

— Я сейчас же передам это дело полиции, — вмешался Мориц. — Могли бы вы узнать этих двух негодяев в лицо?

Мне хотелось ответить да, ради удовольствия видеть его выражение, но я нашел, что это было бы чересчур смело.

— Ручаться не могу, — сказал я. — Но тот любезный иностранец, живущий в «Плау», их, наверное, легко узнает. Он имел возможность хорошо их разглядеть.

Эти слова не выдавали Билли, но вместе с тем, кажется, заставили Морица пережить пренеприятные минуты.

— Не будем сегодня говорить об этом деле, — прибавил я. — Не стоит, право, будоражить весь дом из-за порчи какой-то глупой шляпы!..

Мориц вздохнул как бы с облегчением.

— Вы совершенно правы, Стюарт, — сказал он. — Мы этим только расстроим наших дам. Но завтра мы первым делом с утра поедем в Вудфорд к судебному следователю. Я в землю загоню этих чертей, уж будьте уверены!

На этом мы успокоились и пошли одеваться к обеду.

Мы приятно провели весь вечер, а потом я рано лег спать, и, для разнообразия, провел очень спокойную ночь.

На следующее утро, за завтраком, Мориц очень тонко напомнил мне о нашем визите в полицию.

— Кажется, нам со Стюартом придется поехать по делу в Вудфорд, — объявил он.

Дамы хором запротестовали.

— Я не знала, что у вас в Вудфорде могут быть какие-то дела, — заметила леди Бараделль.

— О, это совсем не важное дело, — отозвался поспешно Мориц. — Оно не займет много времени. Мы поедем в кабриолете и к одиннадцати вернемся.

Тотчас после завтрака мы уселись в кабриолет и поехали. Мориц правил. Настроение у него было подавленное.

— Надеюсь, полиция сумеет изловить негодяев, не поднимая шума вокруг этого дела, — сказал он, со злостью нахлестывая лошадь. — Совсем не интересно, чтобы газеты расписывали всю эту историю.

— Будем надеяться на лучшее, — любезно ответил я. — Я нисколько не боюсь хлопот, чтобы помочь вам избавиться от нежелательных соседей.

Выехав за Вудфорд, мы остановились перед полицейским участком, вышли из кабриолета и поднялись наверх, в контору.

Следователь, высокий, солидный мужчина, сидел за письменным столом и усердно писал. Когда мы вошли, он вздохнул, отложил перо и вытер пальцы о брюки.

— С добрым утром, мистер Фернивелл, — сказал он. — Чем могу вам служить сегодня?

— С добрым утром. Мы пришли к вам по довольно серьезному делу.

Следователь тотчас же принял официальный вид: положил руки на колени, и, вывернув пятки, нагнулся вперед и сдвинул брови.

— Я вас слушаю, сэр.

В кратких словах, в которых звучало кажущееся возмущение, Мориц описал все случившееся накануне.

Следователь выслушал тираду Морица и вынул большую книгу для записей.

— Когда все это произошло? В котором часу?

— Приблизительно в три четверти шестого, — ответил я.

— Ага! — пробормотал он, записывая этот факт, — а вы могли бы узнать этих людей, сэр?

Я покачал головой.

— Сомневаюсь. Уже темнело, и я не мог их разглядеть. Вы лучше расспросите моего спасителя, живущего в «Плау». Он их хорошо видел.

— А!.. — произнес следователь, — и зовут его…

— Ломан или что-то в этом роде.

Записав имя, следователь решительным жестом закрыл книгу.

— Я займусь этим делом сейчас же: ничего не обещаю, но полагаю, что завтра нам уже кое-что будет известно. Тут их целая банда, этих охотников. Но я им покажу, где раки зимуют! Я их отучу стрелять по людям без разбора!..

— Благодарю вас, — сказал я. — Я убежден, что наше дело находится в верных руках. Я теперь отправлюсь в «Плау» и скажу этому Ломану, или как его там зовут, что вы желаете с ним переговорить.

Мы вышли.

— Не хотите ли поехать со мной? — предложил я Морицу. — Я с удовольствием познакомил бы вас с моим спасителем. Он, кажется, очень славный малый.

Мориц угрюмо покачал головой.

— Я должен вернуться к теннису. Пригласите вашего друга в «Аштон» на завтра, — его, быть может, интересует крикет?

— Хорошо, — ответил я кротко. — Я, кстати, посмотрю, что с автомобилем, так что вы меня скоро не ждите.

— Сегодня мы приглашены к Кутбертам, и тетя Мэри просила, чтобы кто-нибудь из нас туда поехал. Но вам нечего беспокоиться, если у вас другие планы, — сказал Мориц, сопровождая последние слова многозначительным взглядом. Я сейчас же понял, что он намекал на леди Бараделль.

— Спасибо, Мориц, — сказал я спокойно. — Вы идеальный хозяин.

Оставив его свободно размышлять над этим комплиментом, я перешел через улицу по направлению к «Плау».

Билли сидел в баре за столиком один. Он читал газету и медленными глотками тянул пиво из большой кружки.

— Надеюсь, я не помешал вам завтракать, Билли? — сказал я.

Он вскочил с места, улыбаясь, и швырнул газету на стул.

— Я так и знал, что вы рано придете, — сказал он.

— В таком случае, вы знали больше, чем я сам. Откуда в вас эта уверенность?

Он подошел к буфету, достал из-за бутылок конверт и передал его мне через стол.

— Вот вам, друг, любовное письмо. Девушке я сказал, что вы зайдете за ним до обеда.

Я взял конверт и затрепетал от удовольствия, вспомнив мое послание Мерчии.

— Когда его принесли, Билли?

— Его принес какой-то мальчик вчера вечером, около половины десятого. Я был как раз здесь и сказал ему, что вы остановились в «Аштоне», но что, без сомнения, будете здесь после завтрака.

25
{"b":"4712","o":1}