ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не надо, не надо…

Я покачал головой и с нежной улыбкой произнес:

— Все, что хотите, Мерчиа, но скажите лучше солнцу, чтобы оно перестало светить, только не мне, чтобы я перестал любить вас.

— Вы не должны так говорить со мной, — воскликнула она, почти рыдая. — Разве недостаточно того, что я старалась вас спасти? Неужели в вас нет никакой жалости? О, бегите, пока не поздно! Уйдите из моей жизни и дайте мне вас забыть!

— Ни за что, — сказал я, — я люблю вас, и всем убийцам из Южной Америки не удастся встать между нами!

Она посмотрела на меня душу раздирающим взглядом.

— Понимаете ли вы, что вы говорите? Неужели вам не ясно, что дочь Мануэля Солано не может быть вам близка?

— Нет, — ответил я резко, — этого я не понимаю! Я вам уже клялся, что я совершенно не виновен в смерти вашего отца, и вы мне верите, я знаю, что вы мне верите!

Она посмотрела мне прямо в глаза и более спокойным голосом сказала:

— Да, я вам верю! Иначе разве я была бы здесь? Я верю вам вопреки тому, что видела своими глазами, вопреки доказательствам всей Санта-Лукки и, наконец, даже вопреки разуму. Вот почему я стараюсь вас спасти. Но если не вы убили моего отца, вы должны знать, кто это сделал. Откройте мне всю правду, скажите — кто?

Ее настойчивая мольба чуть было не пошатнула моего решения. Но я дал слово Норскотту, и мне стоило больших усилий не нарушить его.

— Точно я не знаю ничего. Если другие считают меня виновным, они ошибаются. Но, в таком случае, дайте им самим отомстить за себя… — только и мог сказать я.

Она вздрогнула.

— Теперь уже поздно. От Лиги одно спасение: смерть. Когда они пришли ко мне и сказали, что вы еще живы, я пошла, не раздумывая; я надеялась отомстить за отца. Затем ночью, на Парк-Лэйн, я впервые поняла, что заблуждалась. С тех пор я стала их обманывать и лгать,

Если бы даже я рассказала им всю правду, это ни к чему не привело бы: они все равно не поверят. А теперь они, кажется, подозревают даже меня…

Ее бессвязная речь впервые пролила некоторый свет на это темное дело.

— Мерчиа, — спросил я, — кто я, по-вашему?

Она посмотрела на меня, ошеломленная моим вопросом.

— Вы — Игнац Прадо, — произнесла она медленно.

— Клянусь вам, что нет!

Последовала минута глубокого молчания. Потом она резким, почти машинальным движением положила свою руку на мою.

— Кто же вы? Говорите же! Кажется, я сойду с ума. Я поймал ее руки и прижал их к своей груди.

— Мерчиа, душа моя, — шептал я, сжимая ее в своих объятиях, — подарите мне ваше доверие так, как я подарил вам свою любовь. Мы с вами запутались в какой-то паутине, сотканной самим дьяволом, и еще неизвестно, как все это кончится. Выслушайте меня. Я клянусь вам своей любовью, что я не Игнац Прадо и что я ничего не знаю о смерти вашего отца. Сейчас я вам ничего больше сказать не могу, но вы должны мне верить. Мерчиа, вы поверите мне?

Она вырвалась из моих объятий и, бледная, как статуя, прислонилась к стене.

— Я чувствую, что вы говорите правду, — еле слышно проронила она. — Но, боже! В какой вы ужасной опасности! Гуарец со своими товарищами убьет вас. Это так же верно, как то, что завтра будет день; вам остается только бежать отсюда и исчезнуть. Во всяком случае они убеждены, что вы Игнац, а ваш двоюродный брат Мориц Фернивелл — он-то вас и выдал — первый сообщил Лиге о том, что вы находитесь в Лондоне.

— Так оно и есть, — сказал я угрюмо, — я был уверен, что этой любезностью обязан мистеру Морицу.

— А теперь вы уедете? Немедленно?..

— Я уеду, Мерчиа, только тогда, когда уедете вы. Если вы воображаете, что я оставлю вас одну с этой шайкой разбойников, вы жестоко ошибаетесь. Если я уеду, вы поедете со мной. Я ни на шаг не удалюсь из Вудфорда, разве только для того, чтобы привезти вас в Лондон.

Она в отчаянии взглянула на меня.

— Это бесполезно! Тогда они нас убьют обоих, вот и все!

— Едва ли! — настаивал я. — Они пока еще слишком заняты тем, чтобы убить меня.

Она покачала головой.

— Лига всегда приводит в исполнение то, что она себе наметила. Здесь вопрос может идти только о времени. Через неделю вы будете убиты и ваш друг вместе с вами. О! Вы сами не знаете, в какой опасности находится ваша жизнь! Послушайте: кроме Прадо и Лопеца, было еще четверо, и все четверо убиты. А вы знаете, что случилось с Лопецом?

— Я вообще ничего не знаю про весь этот адский замысел, кроме того, что они три раза промахнулись, целясь в меня, и что в конце концов им удалось похитить моего несчастного Мильфорда. Но теперь я начну борьбу с ними, хотя бы только для того, чтобы отомстить за Мильфорда.

— Мильфорд? — повторила она в ужасе. — Это тот, кого они пробовали отравить?

— Да. Он исчез три дня назад, и я не знаю, что с ним теперь!

Глубокий вздох вырвался из ее груди, и еле слышно она прошептала:

— Ах! Вот что! Потому, должно быть, исчез и Да-Коста. Он остался сторожить дом и должен был ежедневно писать Гуарецу. Вы об этом больше ничего не слыхали?

В это время послышались чьи-то приближающиеся голоса, и мы замолкли. Послышались шаги, несколько слов, произнесенных мужским голосом, и звонкий женский смех, Я сейчас же узнал этот смех.

— Идемте, Мерчиа. Сюда идут двое из нашей аштонской компании, — сказал я тихо. — Нам надо как-нибудь вывернуться. Предоставьте это мне; я все объясню.

Она не ответила, и мы вышли из двери прямо на солнечный свет.

В десяти шагах поднимались по дороге, по направлении к нам, Йорк и леди Бараделль. Когда мы вышли в открытую дверь, они остановились, и мы, все четверо, смущенно смотрели друг на друга. Воцарилось неловкое молчание.

Йорк заговорил первый:

— Значит, это были вы, Норскотт? Леди Бараделль утверждала, что там стоял ваш автомобиль.

— И леди Бараделль не ошиблась, — ответил я уже смело. — Позвольте мне вас всех представить друг другу Мисс де-Розен, леди Бараделль, капитан Йорк.

Леди Бараделль, окинув Мерчию быстрым и острым взглядом, сказала со сладкой улыбкой:

— Мы шли к Кутбертам и заметили ваш автомобиль внизу, на траве. Я никогда не подозревала, что вы любитель древностей, мистер Норскотт.

— Да, — сказал я холодно. — У меня много скрытых талантов.

Йорк, чувствуя, что атмосфера сгущается, любезно спросил:

— Ну, как? Теперь автомобиль в порядке?

— Я как раз пустил его для пробы, и при этом чуть не задавил мисс де-Розен.

Мерчиа улыбнулась с поразительной выдержкой:

— Я всегда говорила мистеру Норскотту, что он ездит слишком быстро.

— Вы здесь живете? — спросила леди Бараделль.

— Совсем близко отсюда, у друзей, — ответила небрежно Мерчиа. — Кстати, вы напомнили мне, что нужно торопиться домой, иначе там начнут беспокоиться. До свидания, мистер Норскотт.. Большое вам спасибо за катанье. Вам, право, следовало бы заглянуть к нам до вашего отъезда. До свидания!

Она грациозно улыбнулась вновь прибывшим и, махнув мне рукой, спустилась быстрым шагом по холму.

Леди Бараделль, смотревшая на меня все время с лукавым любопытством, насмешливо улыбнулась.

— Какой же вы популярный человек, мистер Норскотт, — заметила она. — Даже здесь, в Суффольке, вам никак не удается скрыться от ваших друзей.

— По-видимому, нет, — сказал я. — Вся окрестность как будто усеяна ими. Впредь, если захочу уединиться, останусь в Лондоне.

И, чтобы не слышать дальнейших излияний, я предложил:

— Хотите, я довезу вас до Кутбертов? Обещаю ехать осторожно.

— Превосходная мысль! — согласился Йорк.

Мы спустились с холма и через две минуты уже сидели в автомобиле. Йорк рядом со мной, леди Бараделль позади; я осторожно правил машиной. Мы миновали Бергамский мост и покатили по Суффолькской дороге, извивавшейся среди сочных лугов и невысоких кустарников. Йорк знал дорогу, и я правил по его указаниям. Вскоре мы очутились среди чудного леса, за которым издалека виднелся старый дом.

— Как вы вернетесь домой? — спросил я.

27
{"b":"4712","o":1}