ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стать смыслом его жизни
И снова девственница!
Разрушитель божественных замыслов
Жизнь замечательных веществ
Холод древних курганов. Аномальные зоны Сибири
Кругом одни идиоты. Если вам так кажется, возможно, вам не кажется
Правила съема
Откуда мне знать, что я имею в виду, до того как услышу, что говорю?
PIXAR. Перезагрузка. Гениальная книга по антикризисному управлению

Телеграмма прибыла как раз в то время, когда мы медленно возвращались по саду домой. Я увидел, как лакей Морица вышел из дома с неизменным серебряным подносом в руках, и все мои мускулы невольно напряглись. Мне было приятно, что наконец настала пора действовать. Я вскрыл телеграмму и усмехнулся хорошо рассчитанным смехом, в котором даже звучала досада.

— Одно за другим, — сказал я с горечью. — Сначала Морица вызвали в город, а теперь необходимо ехать мне.

— Как так? Сегодня же вечером? — воскликнули тетя Мэри и мисс Йорк в один голос.

— К сожалению, да, — ответил я, — этого требует дело.

— Ах, какая досада! — заохала тетя Мэри. — Но ведь поезд будет только в половине десятого!..

— Это не беда! Если меня довезут до Вудфорда, я поеду на автомобиле.

— Но ведь надо же вам что-нибудь поесть! — сказала тетя Мэри в отчаянии. — Пусть по крайней мере кухарка приготовит вам несколько бутербродов и фляжку. Все будет готово, когда вы закончите укладываться.

Не дожидаясь моих протестов, добрая женщина поспешила в дом. Я последовал за ней, поднялся наверх и стал запихивать свои пожитки в прекрасный чемодан и дорожный несессер, унаследованные от Норскотта. Только успел я покончить с этим делом, как послышался шум колес пролетки, поданной к подъезду. Вся компания собралась у подъезда меня провожать.

— Стюарт, возвращайтесь к нам, если только сможете, — сказала тетя Мэри.

— Непременно, — ответил я ласково, — мисс Йорк обещала научить меня играть в теннис. Разве я могу упустить такой случай!

Я пожал руку всем, кроме леди Бараделль; она стояла около лошади, похлопывая ее по шее. Пока лакей устанавливал мои чемоданы, она подошла ко мне.

— Прощайте, Стюарт, — сказала она. — Можно вам дать одно поручение, — и, передав мне быстрым движением клочок бумаги, шепнула, — здесь вы найдете все…

Лишь выехав далеко на большую дорогу, я вынул из кармана поручение леди Бараделль. Оно состояло из нескольких слов, нацарапанных второпях:

»Вчерашняя телеграмма Морицу касалась вас. Мне кажется, что вы в большой опасности, но в чем дело, не знаю».

И после этого находятся мужчины, смеющие утверждать, что они понимают женщин!

ГЛАВА XIX

— Мне нужен хороший гаечный ключ!

Билли порылся в ящике с инструментами, выбрал отвертку и передал ее мне.

— Если вы умеете с этим обращаться, то мы обойдемся и без оружия.

Стрелки больших часов на конском дворе показывали половину восьмого. Мы уплатили по счету в гостинице, второпях закусили, а затем прикрепили ремнями вещи к кузову автомобиля и запустили мотор. Затем медленным ходом выехали со двора и свернули на улицу.

Старинный» городок весь утопал в мягких лучах заходящего солнца. От него веяло каким-то особенным миром и спокойствием. Какое восхитительное несоответствие между красивыми, тихими, залитыми солнцем улицами и дикой затеей, в которую мы пускались, очертя голову! Билли, который вел машину, затормозил в маленьком еловом леске, на расстоянии ста ярдов от «Холли». Я вылез из автомобиля и достал из кузова несколько кусков толстой веревки, которую мы уже заранее припасли, а Билли вооружился гаечным ключом.

— Мы пройдем через кустарник, — сказал он шепотом, сжимая ключ. — Таким образом мы очутимся как раз против задней двери. Я пройду вперед и посмотрю, что там делается.

Бесшумно пробираясь сквозь кусты, он удалился по направлению к большой сосне, от которой падала тень на поляну. Не спуская глаз с дома, я смело ждал первого тревожного сигнала. В задней стене было четыре окна: два в первом этаже и два повыше. Во всех четырех было темно и все они были наглухо закрыты. Я снова заметил фигуру Билли. Он стоял у задних дверей, потом снова исчез, и минут пять я простоял в напряженном ожидании, не спуская глаз с дома. Вдруг еле слышно донесся крик совы. Пробравшись сквозь кустарник по следам Билли, я нашел его сидящим на корточках под левым окном. Среди густого плюща его почти не было видно.

— Я кое-что нашел, — прошептал он мне в самое ухо. — Здесь сбоку есть открытое окно, мы в него и влезем.

Прокрадываясь, как пантера, Билли повел меня кругом, и я следовал за ним, сжимая в руке отвертку. До окна было не больше двенадцати ярдов, но я никогда еще так горячо не благодарил судьбу за благополучное прибытие к месту назначения.

Мы очутились перед маленьким окном в двух футах от земли. Верхняя раздвижная рама была слегка приподнята, и через это отверстие виднелась слабая полоса света, пробивавшаяся из-под противоположной двери.

— Я пойду первым, — шепнул Билли. — Вы такой большой, что, наверное, застрянете.

Он встал ко мне на спину, сунул ноги в отверстие и постепенно начал пролезать в окно, пока его ноги не коснулись пола. На секунду мы замерли, прислушиваясь, нет ли кого в коридоре. Все было спокойно. Билли высунулся из окна и тихо посоветовал:

— Головой вперед, Джек, — для вас это единственный способ!

Я послушался, энергичным толчком снизу вскарабкался в окно; Билли вовремя потянул меня изнутри к себе и благодаря нашим совместным усилиям трудная затея удалась; я очутился рядом с ним в темноте. Я перевел дух, и мы оба тихими шагами подошли к двери. В темноте мне удалось нащупать щеколду двери, я слегка нажал ее и убедился, что путь свободен.

— Билли, вы готовы? — шепнул я, вынимая револьвер из кармана.

— Готов! — послышался ответ.

Я открыл дверь, и мы очутились в длинном низком проходе, освещенном газовым рожком, пламя которого тускло мигало над боковой дверью в конце коридора. Дверь эта, как оказалось, вела в вестибюль: квадратное, плохо освещенное и плохо обставленное помещение, откуда поднималась лестница в верхний этаж и где находились две двери, обе закрытые. За одной слышались голоса, звук игральных костей и циничные испанские ругательства.

Дверь с грохотом распахнулась, брызнул сноп света, и мы оба ворвались в комнату. У меня в памяти осталось только смутное представление о том, что произошло дальше. Помнится, передо мной стоял человек — крупный черномазый детина. Лицо его выражало изумление и ужас, а рука судорожно хваталась за спинку стула. Потом, по всей вероятности, я ударил его тяжелой отверткой, так как лицо его вдруг как будто раздвоилось, и он с диким ревом бросился к столу. Билли в это время колотил чью-то голову о стенку, а затем я почувствовал, что сам стою на коленях в дикой схватке с каким-то стонущим, извивающимся телом. Несколько быстрых оборотов веревки, которую я вытащил из кармана, и я снова на ногах, запыхавшийся, но торжествующий.

Билли находился в другом углу комнаты. Он спокойно восседал на дико колыхающейся человеческой массе, из которой вырывались непонятные испанские и английские ругательства. Еще одна короткая схватка, и наш второй пленник лежал связанный, как и первый.

— Я вас здесь оставлю, Билли, — сказал я, — а сам пойду искать Мерчию.

Одну секунду я колебался, не зная, идти ли мне наверх или искать Мерчию в задней части дома. Последнее мне казалось более вероятным. Пройдя весь вестибюль и открыв маленькую дверь, я вышел в коридор, по которому мы ползли с Билли. За первой дверью, направо, где тикали часы, находилась кухня. В ней не было ни души, только кошка мирно спала на подоконнике. Я вышел обратно в коридор.

— Мерчиа! — звал я. — Мерчиа!

Из конца коридора донесся слабый сдавленный звук, похожий на стон. В два прыжка я был там. В полу имелся люк, изъеденный червями, он был задвинут балкой. Я с силой сдвинул ее с места, ухватился обеими руками за кольцо и сорвал крышку люка. Несколько каменных ступенек вели вниз; не задумываясь, одним прыжком я перескочил через них, и минуту спустя Мерчиа уже была в моих объятиях в этой темной узкой коробке.

— Это вы, это вы! — повторяла она, как безумная, а я нашел ее губы и страстно припал к ним. С этим первым поцелуем рухнули все преграды, до сих пор разделявшие нас. Я понес ее в коридор, окидывая жадным и тревожным взглядом. Она вся дрожала от волнения, а мои руки трястись, как листья в бурю.

29
{"b":"4712","o":1}