ЛитМир - Электронная Библиотека

Я позвал Билли. Он вышел в вестибюль, захлопнув за собою дверь.

— Мерчиа, — сказал я, — это Билли, мы ему многим обязаны.

— Как мне вас отблагодарить? — спросила она, с нежной грацией протягивая моему другу руку.

Билли наклонился и поцеловал кончики ее пальцев.

— Мне не надо благодарности, — сказал он, выпрямившись, и улыбнулся ей своей открытой улыбкой. — Борьба — мое любимое занятие.

Мы вышли. Автомобиль стоял на том же месте. Его большие передние фары освещали безлюдную дорогу двумя широкими струями золотистого света. Подойдя к нему, Мерчиа, все время шедшая между нами, вдруг пошатнулась.

— Мне кажется, я очень слаба, — сказала она дрожащим голосом, — со вчерашнего дня я еще ничего не ела.

Я энергично выругался, затем, нежно взяв ее на руки, усадил на заднее сиденье.

— Мы это дело сейчас же поправим. Какой же я идиот, что не подумал об этом раньше!

Я поспешил открыть чемодан и вынул бутерброды и фляжку с виски, которыми меня снабдила трижды благословенная тетя Мэри. Мерчиа поблагодарила улыбкой. При первом же глотке нежная краска показалась на ее бледных щеках.

Билли сел на свое место за руль, я устроился рядом с Мерчией, хорошенько укутав ее пледом, и, обвеянные свежим ночным воздухом, мы покатили по дороге в Лондон.

— Мерчиа, когда вас ждут Трэгстоки? — спросил я уже совершенно оправившуюся девушку.

— Я им сказала, что поеду на несколько дней, но точно не знаю, на сколько.

— Тогда лучше всего по приезде в Лондон оставить вас в каком-нибудь отеле, и вы явитесь к ним завтра, как будто прямо из Вудфорда.

— А вы? — спросила она с беспокойством.

— Я должен вернуться к себе на квартиру. Что бы ни случилось, я обязан прожить там еще две недели.

— Но ведь это безумие!.. Неужели вы думаете, что они не будут мстить?

— Это все равно, — перебил я решительно. — Я не намерен бежать. Билли будет со мной, а мы вдвоем представляем некоторую силу. Но вот что мне хочется спросить вас, Мерчиа, — я посмотрел ей прямо в глаза. — Зачем вы ездили в Вудфорд?

— Это Гуарец послал за мной, — сказала она просто. — Он сказал, что вы должны умереть на следующий день, и я подумала, что, может быть, мне удастся вас спасти.

— А на что вы ему понадобились?

— Мне кажется… Да-Коста нас с вами видел в тот вечер на Парк-Лэйн. С тех пор Гуарец стал подозревать, что вы ко мне неравнодушны. Он хотел мною воспользоваться как приманкой.

— Как он узнал про нашу теперешнюю встречу?

— Ваш двоюродный брат предупредил его.

— Мориц?! — воскликнул я. — Да он-то откуда знал? Но тут меня осенила внезапная мысль.

— Да, черт возьми!.. Это, конечно, леди Бараделль ему сказала. Хотелось бы мне знать, — с досадой прибавил я, — зачем Мориц поехал в Лондон, что он замышляет?

— В Лондон? — переспросила Мерчиа. — Разве ваш двоюродный брат поехал в Лондон?

В нескольких словах я сообщил ей о полученной телеграмме.

— Не могу догадаться, кто ее послал, — разве только ваш исчезнувший Да-Коста?..

Она покачала головой:

— Нет, это не Да-Коста. Если бы у него было важное сообщение, он дал бы знать Гуарецу. Вернее всего, что телеграмма была от Сангетта.

— От Сангетта? — повторил я с удивлением. — А какое отношение имеет к этому делу Сангетт?

Мерчиа смутилась.

— Точно не знаю, но боюсь, что ваш кузен ему что-то сказал. Они говорили о нем вчера вечером. Они… они… — Мерчиа запиналась. — Мне кажется, он соглашался им помочь с условием, чтобы они передали меня ему в руки. Вот почему Гуарец не позволил Роджасу меня убить.

— В таком случае, — сказал я тихо, — мне придется иметь беседу с Сангеттом.

Последовало короткое молчание.

— Мерчиа! — спросил я опять, — почему вы называете себя мисс де-Розен? Почему вы скрыли свое настоящее имя?

— Я не желала, чтобы убийца моего отца знал, что я нахожусь в Англии, — ответила Мерчиа. Затем в страстном порыве она вдруг повернулась ко мне. — Ведь я доверилась вам, Стюарт! Я верю вам всем сердцем, всем существом! Так скажите же мне, скажите мне наконец, кто вы? Вы так похожи на Прадо, что даже Гуарец был введен в заблуждение.

Я многое бы дал, чтобы иметь право ответить на ее вопросы, но слово, данное мною Прадо, встало между нами. Я прекрасно знал, что ее жажда отомстить за смерть отца была глубже и сильнее ее любви ко мне. Но каким бы негодяем ни был Прадо, все же я дал слово не выдать его секрета в течение трех недель.

— Еще несколько дней, Мерчиа, — умолял я. — Я все открыл бы вам сейчас, если бы только было можно. Но я дал слово и не могу его нарушить.

Она долго молчала. Затем медленно и шепотом произнесла, не глядя на меня:

— Пусть будет так, как вы хотите. Я вам всегда верю, потому что… потому что люблю…

Неожиданный сильный гудок Билли, крутой поворот автомобиля, и мы въехали в предместья Лондона.

— Как вы относитесь к «Дворцовой гостинице»? — предложил нам Билли. — Прошлый месяц я там жил две недели и хорошо знаком с директором.

Мерчиа, которая, видимо, очень устала, кивнула в знак согласия головой.

Мы миновали городскую ратушу, повернули на Чипсайд и остановились у входа в гостиницу.

— Я только пойду сговориться с директором, — сказал Билли, сойдя на тротуар и исчезая в подъезде.

Мерчиа осталась со мной в автомобиле. На широкой улице, освещенной фонарями, не было ни души. Я взял ее руку и нежно поднес к губам.

— До завтра, дорогая!.. Завтра с утра я позвоню вам перед вашим отъездом к Трэгстокам. Мы тогда сговоримся относительно встречи.

Она погладила меня по руке:

— А вы обещаете быть осторожным? Ради меня? — настойчиво попросила она.

Я успокоил ее улыбкой. Теперь ведь у меня есть для кого жить.

— Все в порядке, — возвестил Билли, выходя из отеля в сопровождении управляющего. — Мистер Поллан сам позаботится о том, чтобы удобно устроить мисс де-Розен.

Управляющий поклонился.

Открыв дверцу автомобиля, я помог Мерчии выйти. Ее глаза слипались, и я настаивал, чтобы она сейчас же пошла к себе и легла спать. Мы простились в коридоре. Мерчиа поднялась на лифте, а мы с Билли вышли и снова уселись в автомобиль.

— Боюсь, что мы найдем дом запертым со всех сторон, — сказал я. — Напрасно я не дал телеграммы, чтобы предупредить о нашем приезде.

— Ну, теперь уж ничего не поделаешь, — ответил Билли. — Нам придется стучать, пока мы их не разбудим, вот и все. Где вы держите автомобиль?

— Сам не знаю, — признался я, смеясь, — мне не приходило в голову спросить об этом у Симсона.

Билли ловко завернул за угол Парк-Лэйн.

— Ну, ничего. — На Пиккадилли имеется большой гараж, я довезу вас, и отгоню автомобиль на ночь туда.

Мы быстро покатили и остановились перед домом. Через стеклянную дверь я с удивлением увидел в вестибюле свет.

— Во всяком случае там кто-то есть!

— Они, вероятно, пригласили к себе на ужин полицейского, — пошутил Билли. — Мы сейчас устроим им приятный сюрпризец своим появлением, не так ли? Вы пойдите и постучите, а я тут подожду и покараулю…

Я поднялся по ступенькам и сунул ключ в дверь. Дверь распахнулась, и я очутился лицом к лицу с человеком, стоявшим у самого порога. За ним виднелось испуганное личико моей хорошенькой горничной. Мужчина был широкоплечий, с короткими седеющими усами и проницательным взглядом.

— Если мой вопрос не покажется чересчур дерзким, — сказал я учтиво, — позвольте узнать, кто вы такой?

— Я следователь Нейль из Скотланд-Ярда, — ответил он отчетливо. — Я, кажется, имею удовольствие говорить с мистером Джеком Бертоном?

Это был ужасный удар для меня, но я перенес его совершенно спокойно.

— Ну, и что же дальше? — ответил я.

Билли, выключив мотор, уже подымался ко мне по лестнице.

Следователь Нейль поднял руку и опустил ее спокойно и решительно на мое плечо.

— В таком случае, — сказал он, — я обязан вас арестовать.

Я был ошеломлен.

— Арестовать?.. Меня?.. Да за какие же грехи, черт возьми?

30
{"b":"4712","o":1}