ЛитМир - Электронная Библиотека

— За убийство Стюарта Норскотта, — последовал быстрый и совершенно ясный ответ.

ГЛАВА XX

Я прямо посмотрел моему новому знакомому в глаза и разразился громким смехом. Билли сел на решетку и тоже стал хохотать, как сумасшедший.

Лицо следователя выражало удивление.

— Простите, пожалуйста! — вырвалось, наконец, у меня. — Не лучше ли нам войти в дом?

Ну, а теперь, — сказал я, когда мы вошли в вестибюль, — вы, может быть, будете столь любезны и объясните нам, в чем дело?

Когда я говорил, послышались тяжелые шаги, и по лестнице спустился полицейский.

Следователь посмотрел на меня с любопытством.

— Тут нечего особенно объяснять. Меня уполномочили вас арестовать за убийство мистера Стюарта Норскотта, и я считаю своим долгом поставить вас в известность, что отныне все ваши слова будут приняты как улика против вас.

— Но что дает вам повод предполагать, что мистер Норскотт погиб? — спросил я.

— То, что его тело находится сейчас в мертвецкой на Ист-стрит.

Мне в жизни не раз приходилось переживать неприятные потрясения, но такого я никогда не испытывал. Даже Билли, чье непоколебимое равновесие могло нарушить только землетрясение, был до того ошеломлен, что свистнул.

Итак, в конце концов Норскотт все-таки попался им в лапы! Длинному списку черных дел Игнаца Прадо настал конец. Я вспомнил Мерчию и порадовался.

— Ваше сообщение, господин следователь, — сказал я, — несколько лаконично. Где же случился этот нежелательный инцидент?

— Я не имею права отвечать вам на ваши вопросы, — возразил следователь вежливо. — Обвинение вам прочтут в участке, а если вы желаете посоветоваться с юристом, то эта возможность вам будет дана согласно существующим законам.

Я кивнул головой.

— Извините меня за беспокойство, но мне так редко приходилось быть арестованным за убийство, что хотелось бы знать, что будет дальше?

— Мне придется вас попросить последовать за мной на Боунд-стрит, где вас задержат до тех пор, пока не выяснится обвинение. А теперь, — прибавил он, обращаясь к полицейскому, — позовите извозчика.

Полицейский козырнул.

— Ну, до свидания, Билли, — сказал я и в сопровождении следователя Нейля и полицейского торопливо спустился по лестнице, чтобы предстать перед судом за убийство.

Для меня почти не было сомнения, что Прадо получил смертельный удар от руки исчезнувшего Да-Коста. Остальная шайка в этом деле не участвовала. Я совершенно не мог себе представить, когда и где разыгрался трагический случай, и, кроме того, меня чрезвычайно интересовало, каким образом полиции удалось раскрыть подлинность моей личности. Поспешный отъезд Морица из «Аштона» был, несомненно, связан с этой историей, и теперь я понимаю, почему, прочитав телеграмму, он так испытующе посмотрел на меня.

Несмотря на серьезность положения, я не был особенно расстроен. В самом деле: кроме страстного желания лечь как можно скорей в постель, я испытывал еще невероятное и самое искреннее чувство облегчения при мысли о том, что с делом этим раз и навсегда покончено. Стюарт Норскотт мне порядком надоел. Я находил странное удовольствие в том, что снова стал Джеком Бертоном, хоть бы и обвиненным в убийстве.

Тем временем наш экипаж остановился на Боунд-стрит.

Мы вошли в канцелярию, большую, очень опрятную комнату, где стояли два американских бюро. За одним из них сидел седой человек с военной выправкой, но в штатском. Он что-то писал.

— Это — мистер Джек Бертон, — сказал мой спутник, и в его голосе почувствовалась вполне простительная хвастливая нотка. Затем, обращаясь ко мне, он прибавил: — Это следователь Кертис. Он вам прочтет обвинительный акт.

Следователь Кертис быстро овладел своим минутным волнением.

— Где его арестовали? — спросил он резко, осматривая меня с интересом.

— На Парк-Лэйн. Я как раз наводил справки, когда мистер Бертон подъехал на автомобиле вместе с другим спутником. Мне не оказали никакого сопротивления.

Следователь Кертис кивнул головой; встав на ноги, он перешел через комнату к целому ряду небольших отделений, и, вынув из одного из них какую-то официальную бумагу, сказал:

— Я прочту вам ваш обвинительный акт.

Боюсь, что мне сейчас с точностью не восстановить содержания этого внушительного документа. Коротко говоря, меня обвинили в преднамеренном убийстве Стюарта Норскотта, совершенном в ночь на 5 сентября, в доме, называемом «Бакстерс Рентс» , на Ист-стрит, в Стэпни. Нечего и говорить, что, несмотря на мою сонливость, я слушал чтение обвинительного акта с величайшим вниманием.

— Очень вам благодарен, — сказал я, когда он закончил. И тут же, весьма неуместно, зевнул, не имея сил дольше сдерживаться.

— Простите великодушно, — вырвалось у меня, — это было очень интересно, но, откровенно говоря, я так хочу спать, что еле держусь на ногах.

Оба улыбнулись.

— Вы сейчас же можете лечь, если хотите, — сказал следователь Кертис, складывая документ. — Вы можете также сообщаться с вашим поверенным и вообще с кем пожелаете.

Я покачал головой.

— Кровать — это все, что я сейчас хочу. Завтра утром я успею написать кому надо.

— В таком случае пойдемте со мной, — пригласил следователь Нейль.

Он повел меня по длинному коридору в небольшую, просто обставленную комнату, в окне которой красовались толстые железные прутья. Но там стояла кровать, и простыни показались мне чистыми. При моей сонливости в данный момент этого было более чем достаточно.

— Завтра вы можете послать за своими вещами, а теперь я должен вас обыскать. Согласно правилам мы обязаны обыскивать всех арестованных.

Я поднял руки, и, быстро обшарив ловкими пальцами все мои карманы, он вынул их содержимое.

— Все это будет спрятано и вам возвращено. Спокойной ночи.

Я так устал, что через пять минут после ухода следователя уже спал глубоким сном. Если верить, что жить стоит исключительно ради новизны ощущений, — я не имел никакого повода жаловаться на свою жизнь; я проснулся наутро в полицейской камере, меня обвиняли в убийстве, и у моей кровати стоял следователь Нейль с чемоданом в руках. Это был тот самый чемодан, что я привез из Вудфорда.

— Вот ваши вещи. Сегодня утром я посылал за ними на Парк-Лэйн.

— Вы удивительно любезны, господин следователь, — ответил я. — Теперь я могу надеяться на вас, когда буду сидеть на скамье подсудимых!

Он усмехнулся.

— В одиннадцать часов вас поведут к судье. Все ваши письма будут тотчас же доставлены по назначению, если только они соответствуют правилам тюремной цензуры. Вместе с завтраком вам принесут бумагу и конверты.

Как раз во время завтрака меня внезапно осенила счастливая мысль написать письмо лорду Ламмерсфильду. Все время я ломал себе голову, не зная, с чего лучше начать и какого направления держаться. Наконец я взял лист почтовой бумаги, принесенный мне полицейским, и написал следующее письмо:

«Полицейский участок, Боунд-стрит. Четверг.

Дорогой лорд Ламмерсфильд.

В последний раз, когда я имел удовольствие встретить вас на балу у Сангетта, вы были так любезны, что предложили мне свою помощь, если мне случится попасть в тюрьму. При чтении моего настоящего адреса, вы убедитесь, что я достиг этого положения с неожиданной быстротой. Не знаю, известно ли обществу о том интересном преступлении, в котором меня обвиняют; но могу уверить вас, что я пользуюсь в данный момент совершенно незаслуженной славой. Если вы можете мне уделить полчаса в течение дня, то буду весьма обязан вам за добрый совет. В ответ на вашу любезность могу вам обещать очень занимательный рассказ, способный наверняка рассеять гнетущую скуку, царящую в министерстве внутренних дел, на которую вы так жаловались в наше последнее свидание.

Преданныйвам

Стюарт Норскотт».

Насколько я знал лорда Ламмерсфильда, я был совершенно уверен, что это письмо приведет его в мою камеру. Побочные обстоятельства предъявленного мне обвинения были так необыкновенны, и его собственные дела были так близко связаны с моими, что он уже, наверно, сгорал от нетерпения узнать все подробности моего дела, если только ему было о нем доложено.

31
{"b":"4712","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила воли. Как развить и укрепить
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Фагоцит. За себя и за того парня
Метро 2033: Площадь Мужества
Нелюдь
Я оставлю свет включенным
Где валяются поцелуи. Венеция
Ученица. Предать, чтобы обрести себя