ЛитМир - Электронная Библиотека

Он произнес имя самого известного молодого криминалиста, имя, которое в настоящий момент гремело заслуженной славой.

Я начал было благодарить его, но он меня прервал:

— Я смотрю на вещи с эгоистической точки зрения. Как бы я ни преклонялся перед английским народом, мне совершенно нежелательно, чтобы он знал о моих частных отношениях с покойным мистером Прадо. Я бы попросил вас не говорить об этом даже с Гордоном.

Я кивнул головой в знак согласия.

— Что касается меня, конечно, я так и поступлю. Но Прадо, вероятно, оставил какие-нибудь записи в своих делах, и если они попадут в руки его двоюродного брата, то… вы уже знаете из моего рассказа, что за птица этот мистер Мориц Фернивелл.

Лорд Ламмерсфильд пожал плечами и сказал, вставая:

— Когда занимаешься политикой, поневоле становишься философом. В худшем случае — это кончится для меня добавочным отпуском. И я считаю, что вполне заслужил такую неприятность благодаря моей непростительной глупости. Я не понял, что наш покойный приятель был просто отъявленный авантюрист. Я был уверен, что он только гнался за титулом.

ГЛАВА XXI

Мистер Джордж Гордон приехал около половины четвертого. Его привел в мою камеру сам следователь и доложил о нем с тем же благоговением, что и о министре.

Это был высокий, безупречно одетый молодой человек, с усталым лицом и зорким взглядом из-под тяжелых век. Когда он произнес свое приветствие, в голосе его послышалось нечто, напоминающее свист кнута.

— Лорд Ламмерсфильд вам, вероятно, уже все рассказал, — заговорил я. — Пожалуй, будет лучше, если вы теперь станете задавать мне вопросы?!

Он сел за стол и покачал головой.

— Нет, мистер Бертон, если позволите, я предпочитаю выслушать это дело в вашем собственном изложении. Понятия Ламмерсфильда об истине имеют скорее политический, чем юридический характер.

Вспомнив мнение министра о мистере Гордоне, я не мог сдержать улыбки и без долгих размышлений начал свой рассказ. Мой гость слушал меня, нагнувшись над столом, делая какие-то заметки на полулисте бумаги. Раза два он прерывал меня и задавал краткие, отрывистые вопросы. Когда я закончил, он вдруг встал, потянул к себе свои записи и медленно сказал:

— Надеюсь, вы понимаете, мистер Бертон, что завтра вы станете самым популярным человеком в Англии; если вы используете газеты должным образом, то ваши мемуары будут стоить колоссальных денег. Я уверен, что с сегодняшнего дня каждый английский журналист будет гнаться за вами по пятам, а они-то уж не упустят ни единой мельчайшей подробности вашей жизни за последние четыре месяца.

Говоря так, он все время не спускал с меня глаз. Я пожал плечами.

— В таком случае, они ее найдут чертовски неинтересной. До прошлой недели моя жизнь была примером благонравия.

Он немного помолчал.

— Если все это правда, то вам, конечно, ничто не грозит. Начнем с того, что показания господина Логана прекраснейшим образом восстанавливают ваше алиби. Но, с другой стороны, вам трудно избежать судебного процесса. Вся история слишком неправдоподобна. Судья не может принять ее на веру.

— Что делать, — сказал я со вздохом. — Раз уж все это раскроется, — значит, так и должно быть.

Он кивнул головой.

— Я сейчас же разузнаю, какие улики есть у полиции, и просмотрю все ваше дело. Надеюсь, появление в суде мисс Солано или вашего друга мистера Логана не встретит никаких затруднений?

— Ровно никаких! Логан живет в моей квартире под надзором полицейского. Он, наверно, придет сюда немного погодя. Мисс Солано находится у Трэгстоков, но мне не хотелось бы, чтобы ее имя часто фигурировало в этой истории.

Он не обратил внимания на мои последние слова.

— Пошлите ко мне Логана, как только он придет, — сказал он вежливо. — Прежде всего я постараюсь, чтобы выдали приказ об аресте Гуареца и всей остальной банды. А затем нам надо будет разыскать Мильфорда, если только он еще жив. В его руках все нити дела.

— Вы, по всей вероятности, найдете его в Темзе, — заметил я. — Моя единственная надежда на то, что ему удалось убить Да-Коста.

Гордон встал с места. Присущая ему томность вдруг спала с него, точно плащ. Глаза засверкали таким живым умом, такой энергией, что я легко понял его выдающийся успех.

— Я сделаю все, что возможно, — сказал он. — Полиция, наверное, попросит назначить второе следствие на завтра, и даже лучше, если ее ходатайство будет удовлетворено. Второе заседание покажет нам положение наших дел. Между прочим, не можете ли вы дать мне несколько адресов ваших друзей, живущих в Америке или в каких-либо других странах, чтобы они могли засвидетельствовать вашу личность?

Я выписал ему имена нескольких самых почтенных моих знакомых, знавших о моей поездке в Англию, и он спрятал этот список в карман:

— Я сегодня же пошлю им каблограмму. Не забудьте прислать мне Логана. А с мисс Солано я постараюсь повидаться сам.

Он ушел, оставив меня в приятном сознании, что выбор защитника сделан весьма удачно. Меня теперь беспокоила только мысль о том, что Мерчию придется втянуть в эту историю как свидетельницу. Что бы ни случилось, я решил твердо скрыть от публики ее истинную роль. Во Франции, конечно, это не имело бы значения, так как французы считали бы ее намерение убить Прадо вполне естественным и даже похвальным. Таково же было и мое мнение. Но могу себе представить, какая суматоха поднялась бы здесь, в Лондоне, среди моих добродетельных соотечественников! Чего бы это ни стоило, нужно будет скрыть ее участие в деле.

Мне было очень любопытно узнать, в каком виде меня изображают газеты. Поэтому, когда полицейский принес мне второй завтрак, я спросил его, не поступлю ли вразрез с установленными правилами, если пошлю за вечерними газетами.

— Я справлюсь, — ответил он. — Какие газеты вам угодно?

— Да принесите их побольше. Ведь не каждый день представляется случай быть обвиненным в убийстве.

Через полчаса он вернулся с пачкой газет под мышкой.

Я взглянул на «Звезду» и с первого взгляда убедился, что предсказание Гордона о том, что я стану самым знаменитым человеком в Англии, было недалеко от истины:

СТЮАРТ НОРСКОТТ СМЕРТЕЛЬНО РАНЕН!

Двойник миллионера заключен на Боунд-cmpum!

Кто такой Джек Бертон?

Изумительное таинственное происшествие в высшем свете.

Крупный шрифт оглавления занимал всю первую страницу, на которой в три столбца бы напечатан отчет об утренней процедуре. За ним следовало описание краткой, но умопомрачительной карьеры Норскотта среди английского высшего света. Что касается личности убийцы, газета, казалось, блуждала во мраке. Из всего прочитанного я понял только то, что тело Стюарта Норскотта, одетое в обыкновенный матросский костюм, было найдено три дня назад в каких-то меблированных комнатах Ист-Энда. Он, по-видимому, получил смертельную рану после жестокого сопротивления, так как найдены были кровавые следы на ступеньках лестницы, по которой удрал убийца. Содержатель меблированных комнат сообщил суду только то, что убитый накануне вечером принял у себя неизвестного посетителя. Но он не слыхал никакого шума, могущего вызвать подозрение о происходящей драке. Осмотр бумаг убитого вызвал ошеломляющее предположение, что покойник был не кто иной, как известный миллионер Стюарт Норскотт. Полиция вела поиски тайно и изумительно быстро. В результате последовал мой арест, и то, что «Звезда» описывала в своих передовых статьях, как «истинно потрясающее, таинственное происшествие». Другие газеты отводили ему на своих страницах ровно столько же места.

Я начал задумываться о том, что теперь должна переживать Мерчиа. Благодаря Билли она уже знала мою настоящую роль в этом деле, знала, что только благодаря мне Лиге до сих пор не удавалось отомстить убийце ее отца. Я верил, что ее отношение ко мне от этого не изменится; ведь любовь ее ко мне вспыхнула еще тогда, когда она меня принимала за Прадо! Такая любовь, наверное, выдержит любой удар. Я скорей боялся, что она сильно тревожится за меня.

33
{"b":"4712","o":1}