ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот как! — сказал я. — Вы меня смущаете. Я и не думал, что люди могут так льстить. Но что же я сделал, чтоб вызвать к себе столько внимания?

— Что вы сделали?! — Ее руки судорожно сжались, а грудь высоко поднималась и опускалась от возмущения. — Вы спрашиваете, что сделали вы, когда трава еще не успела покрыть могилу моего отца?!

Закрыв лицо руками, она зарыдала.

Должен сказать, что в эту минуту я почувствовал себя невероятным грубияном и от всей души проклинал Норскотта.

— Вы можете верить мне или нет, как вам угодно, — сказал я, — но я так же причастен к смерти вашего отца, как вы сами.

Она перестала плакать и, открыв лицо, дико на меня посмотрела.

— О!.. Как вы можете так говорить? Зачем вы лжете? Ведь я стояла около него, когда его застрелили. Посмотрите!..

Она отвернула рукав и обнажила руку почти до плеча, указав на глубокий шрам, резко выделявшийся на ее белой коже.

— Вот след от вашей пули, а вы еще осмеливаетесь лгать мне в глаза. Кто же вы, человек или дьявол?!

Она снова упала на диван в порыве отчаянного горя.

— Взгляните на меня, — сказал я ей серьезно. Она подняла голову.

— Похож ли я на человека, который лжет? — проговорил я резко. — Клянусь именем моей матери и всего, что мне дорого, что я ни в коем случае не виновен в смерти вашего отца. В данный момент я вам ничего больше сказать не могу. Но, положа руку на сердце, могу вас уверить, что это — сущая правда.

Крайне серьезный тон моих слов, по-видимому, оказал свое действие. В ее глазах, устремленных на меня, появилась тень сомнения.

— Я… я тогда не понимаю, — сказала она слабым голосом. — Гуарец… — и голос ее оборвался.

Меня осенила мысль, что Гуарец — джентльмен, о котором не мешает знать более подробно. Но девушка упрямо стиснула губы и не хотела продолжать начатой фразы.

Мне стало обидно. Но вести допрос дальше я не мог, не изменив слову, данному Норскотту. Да и без того меня уже мучила совесть, что я не совсем точно исполняю свои обязанности.

— Хорошо, — сказал я, пожав плечами. — Пусть будет так. Вы можете спокойно покинуть этот дом, когда вам заблагорассудится. Кстати, — добавил я, вынув пистолет из кармана и протягивая его ей, — раз вы отдали мне ключ, я считаю своим долгом возвратить вам вашу собственность. У вас, вероятно, имеются еще заряды, но я доверяюсь вашей чести…

— Честь?! — вырвалось у нее, — это вы говорите мне о чести? Вы?!

Вывод из ее слов был настолько ясен, что я не мог оставить их без ответа.

— Почему же нет? — спросил я. — Я вам уже сказал, что я совершенно неповинен в тех преступлениях, которые вы мне приписываете.

Я подошел к дивану и взял ключ.

— Вы, быть может, скажете мне, не гуляют ли еще такие предметы по городу? В противном случае мне придется заказать новый замок.

Она покачала головой и продолжала смотреть на меня в каком-то замешательстве.

— Не знаю, — сказала она, — виновны вы или нет, но все равно никакая сила вас не спасет!

Это было восхитительно.

— Может быть, вы и правы, — сказал я, — но я все-таки позову завтра утром слесаря; возможно, что это даст мне отсрочку.

Я подошел к двери, приоткрыл ее и стал прислушиваться, спит ли прислуга.

— Нет ни души, — сказал я. — Я сойду в вестибюль и выпущу вас.

— Хорошо! — ответила она устало.

Я молил судьбу, чтобы не встретить на большой лестнице никого из слуг.

Мы действительно беспрепятственно дошли до вестибюля, и мне удалось осторожно открыть дверь настолько, чтобы выпустить мою посетительницу. Как только она вышла, я последовал за ней, захлопнув за собой дверь.

— Я провожу вас до первого экипажа, — сказал я небрежно.

При свете фонаря я заметил ужас в ее глазах.

— Нет, нет! — прошептала она. — Вы должны вернуться, здесь опасно.

— Я совершенно согласен с вами, что молодой девушке очень опасно гулять одной по Лондону в такой поздний час, вот почему я и предлагаю вам найти экипаж.

Она судорожно схватила меня за руку.

— Я ничего не понимаю, — сказала она жалобно. — Это все совсем не похоже на то, чего я ждала. Только, пожалуйста, пожалуйста…

Послышался стук колес, и унылого вида карета медленно подъехала к нам. Я дал знак кучеру, и он остановился.

— Вот, — сказал я нежно, — это как раз то, что нам надо.

С легким вздохом облегчения выпустила она мою руку и нервно осмотрелась.

Я пошел вперед и встал около колес, как бы защищая ее платье от грязи. Она вошла в карету, поблагодарила меня еле слышным шепотом.

— Спокойной ночи, — сказал я, протянув руку. — Предоставляю вам одной сказать кучеру, куда вас везти.

Последовало мгновенное молчание. Затем она торопливо нагнулась и вложила свою руку в мою.

— Спокойной ночи! — сказала она кротко.

Я почувствовал легкое пожатие ее пальчиков, тех самых нежных пальчиков, которые были так близки к тому, чтобы оборвать мою многообещающую карьеру, и странное чувство удовлетворения наполнило меня.

Выпустив ее руку, я спустился обратно на тротуар. Кучер поднял верх, повернул лошадь, и экипаж быстро покатил по направлению Оксфорд-стрит.

»На этом кончается первый урок!» Едва успел я это подумать, как вдруг мое внимание было привлечено тем, что происходило на противоположной стороне улицы. Как раз против меня, за решеткой парка, росла группа деревьев; и я мог поклясться, что в их тени послышался какой-то скрытый шорох.

Мои нервы были, видимо, сильно издерганы. Я быстро отскочил на открытое место, но сразу же взял себя в руки. Вынув папиросу, я спокойно закурил, затем ровным шагом поднялся по лестнице, держа ключ в руке, открыл дверь и вошел в дом. Все это время у меня было отвратительное предчувствие, что пуля может попасть мне в спину. Но, как большинство предчувствий, оно не оправдалось. Все же я с большим облегчением закрыл, наконец, дверь и задвинул все болты.

Дойдя до своего кабинета, я первым делом приготовил себе крепкую смесь бренди с содовой. Я чувствовал в ней сильную потребность.

»Если так будет продолжаться все три недели, — подумал я, — кончится тем, что я стану настоящим алкоголиком».

Но свойственное мне хорошее настроение мало-помалу возвращалось. В конце концов я все еще был жив, и обстоятельства складывались, вне всякого сомнения, самым благоприятным для меня образом.

Норскотт был честен, когда говорил, что найдется мало охотников принять его предложение. Все мои приключения за этот вечер были только началом всего того, что мне предстояло впереди, — а при этих условиях мои шансы на жизнь были не очень-то высоки. Если бы Мерчиа была мужчиной, я, по всей вероятности, перешел бы уже в царство теней.

Кто она такая и каковы ее отношения с Норскоттом? Ясно, что этот негодяй был ответствен за смерть ее отца, но остальные обстоятельства этой трагедии оставались для меня тайной. Они должны быть достаточно печальны, если довели молодую девушку до такого отчаянного шага. Впрочем, весьма возможно, что она только слепое орудие в чужих руках.

Как бы то ни было, я нисколько не скрывал от себя, что жажду встретить ее еще раз. Ее прекрасное лицо ярко врезалось мне в память, и до сих пор меня не покинуло еще волнение, пережитое от прикосновения ее руки.

Размышляя таким образом, я вдруг почувствовал, что меня сильно клонит ко сну.

Я встал, смеясь и сладко зевая, выключил свет и пошел в спальню.

Это была огромная комната, даже больше гостиной. Роскошная кровать с четырьмя колоннами вполне соответствовала ее размерам. Я прошелся по комнате, чтобы убедиться, что в ней нет больше ни прекрасных молодых девушек, ни другого рода посетителей, ожидающих меня. Затем тщательно запер дверь на ключ, разделся и влез в шелковую пижаму Норскотта, приготовленную преданным Мильфордом.

Перед тем как лечь спать, я, словно по наитию, подошел к окну и осторожно посмотрел сквозь отверстие венецианской шторы. Как раз в этот момент из тени деревьев вышла темная мужская фигура и быстро пошла по улице.

6
{"b":"4712","o":1}