ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

15 часов 30 минут.

Пришла соседка по лестничной площадке. Сцепилась она не с нами, а с Соседкой-через-стену. Выяснилось, что ребенок спит, а всякие бляди орут. Бригадир пошел на кухню ставить чай, потому как у нас в 16:00 завсегда полдник, а работать все равно мешают. Оставив двух женщин в прихожей, Бригадир развлекался тем, что резал рулет с черникой. Вернулся он в прихожую, когда дурниной орали уже, как выяснилось, две бляди, курвы и прошмандовки. Поняв, что аудитория скоро разрастется ровно на число всех присутствующих в доме прошмандовок, Бриг элегантно разрулил ситуацию, спросив у Соседки-через-стену, что она делает сегодня вечером. «Ну точно – БЛЯДЬ!», – резюмировала соседка по лестнице и хлопнула дверью. «Через букву „Д“!», – пронеслось у меня в голове совершенно абстрактно.

20 декабря

Утром Бригадир пришел с компакт-диском и объявил всем, что, наконец-то, раздобыл Бетховена. «Это про собаку, что ли?», – спросил я. Гусь заржал, а Бриг покачал головой и выдал сентенцию: «Бетховен – это великий немецкий композитор, написавший „Лунную, блядь, сонату“, а так же изумительную, нечеловеческую музыку, о которой так долго говорили большевики». «Интернационал, что ли?», – спросил я, после чего Гусь сполз под стол, а Бриг сказал, что утром он обычно никого не убивает.

В обед выяснилось, что сегодня четверг. Это очень меняло ситуацию, потому что все думали, что сегодня среда. Совершенно точно стало ясно, что марафон недельной давности повторится, мало того, он уже начался.

В 16:00 на чаепитии обсудили вопрос о том, надо ли поднажать сегодня или лучше уж завтра с утра и до утра. Бочарик сказал – один хуй, не успеем, поэтому давайте лучше сегодня пить пиво, но энтузиазма особого ни у кого не было.

До 18:00 стояла гробовая тишина, слегка разбавленная клацаньем. Я тестировал уже пятый диск, но на очереди было столько же, а сделано было ровно из этого количества ни хуя, сказал Фитиль и ушел домой, чтобы нам не мешать.

Разошлись все в 19:00, на улицу вышли всем эскадроном и встретили Соседку-через-стену. Бриг чего-то там поотстал, потом догнал нас и сказал: «А жопа тоже ничего!».

21 декабря

Пришел в 9:00, но оказался не первым, как обычно, а последним. Работали все и быстро. Я было хотел зайти на форум и отчихвостить ламеров, но модем был выключен и на нем был приклеен стикер с нежной, ласковой надписью, сделанной таким знакомым до боли бриговским, то есть ни в какую нечитабельным, почерком. Поскольку тестить было пока нечего, меня посадили тоже на сборку проекта. Тема была ни в красную армию: «Сетевой беспредел». Сканеры, снифферы, нюкеры, антинюкеры, файрволы и прочий хакерский и антихакерский инструментарий. Все бы ничего, но подобные проекты состоят из огромного количества программ. Готовое описалово было не для всех. Я вбивал текст, переводя с английского на лету. Почти все программы были крякнуты легендарной группой Paradox и это было здорово, потому что их английский я понимал лучше, чем скажем, MiDNiGHT. Через 20 программ у меня родилась идея. Всю самую мелочь заархивировать в большой SFX и описать, как единый комплексный пакет от несуществующей группы сетевых террористов. Сказал Бригу. Бриг одобрил. Так мы экономили добрых часа два. Через 15 минут на свет родилась группа хакеров под именем NetHunters и сама написала себе огромную, на 250 метров, программу «Tromb-XL». В этой программе только с кроликами не совокуплялись, а так – все было. Другое дело, что любой мало-мальски подкованный сетевик эту ахинею просек бы в два счета, но расчет был не на него, профи, а на недоделанных ламеров. Еще 50 метров ушло на рекламу и оболочку. Остальное я честно описывал еще полчаса. Проект вышел – любо-дорого. Бери и уделывай, например, Пентагон. Зашел Хрипатый, просек фишку, поржал и вышел. Зашел Бочарик, просек фишку и пожал плечами. Зашел Гусь, просек еще с порога и радостно убежал создавать конкурентов NetHunters, ибо у него проект назывался: «Удаленное управление: как это делается». Это экономило еще часа полтора.

Бриг делал очередного «Терминатора». Это элитный проект, косячить нельзя. Нервничать тоже. По матери в стену – тоже. Дышать желательно через раз.

17 часов 45 минут.

За окном темно. Тишина. Здесь тоже тишина. Все клацают и негромко переговариваются только в совершенно экстренных случаях.

18 часов 45 минут.

Осталось три диска сделать и их же проверить.

23 часа 45 минут.

Остался один диск. Появляется призрачная надежда у близкоживущих ночевать дома. Это сильно возбуждает коллектив, но я тут же нахожу косяк на «ТЕРМИНАТОРЕ»!!! Цунами карманное. Бриг идет в большую комнату, на его добром, мужественном, просветленном лице читается альтруистическая до боли мысль – «Только пусть кто-нибудь ебало откроет – убью!». Никто ничего не открывает. Все очень счастливы.

Нахожу косяк на «Удаленном управлении». Совершенно случайно, потому что вроде как я его проверял. Гуся коробит во все стороны, но выдержка тоже – на уровне. На лице его читается обычное «Коматозное ламо», но непонятно – в чей адрес.

Надежда умирает молча.

2 часа 45 минут.

Бочарик любит «Миаду». Тема диска: «Такие как кто». Набор игр неизвестен. Интонация неизвестна. Вопрос или вообще – хотя бы ассоциация какая – неизвестно. На мыло «Миада» не отвечает. По телефону «Миада» не отвечает. В ёбаной Москве 23:45, но там, видимо, все убиты. Что рисовать – неизвестно… До отправки хуй да маленько, сказал Бочарик. Собрались у его компа все. Запорожцы пишут письмо турецкому султану.

4 часа ровно.

Бочарик нарисовал аллегорию. Отдаленно напоминает «Чужого» в полной заднице. Впрочем, так и есть. Много искорок, разбивающих этого самого Чужого на фрагменты. Много цвета и мало смысла. То есть – ни хуя смысла нету, сказал Бочарик. Но эффектно. Долбоёбам из «Миады» должно понравится, сказал Гусь. Хрипатый пишет очередной диск.

4 часа 30 минут.

Пришел курьер. Ласковей существа в природе не бывает. Принес пирожные и кофе. Не решается задать главный вопрос. Бригадир тупо за своим компьютером смотрит германскую порнуху, ибо его задача выполнена, а на другие он больше неспособен. Никакого интереса в его глазах нет. Мне кажется, он вообще не понимает, что смотрит. Гусь смотрит элитарное кино с каннского фестиваля. Понимает ровно столько же. Все ждут отмашки Хрипатого, который пишет последний диск. Не смотрят, потому что боятся сглазить.

Идет верификация записи. Синяя колбаса тащится неотвратимо до цифры 75. Ошибка чтения. Курьер бежит в кухню и запускает все чайники, которые только находит. Хрипатый запихивает вторую болванку.

4 часа 55 минут.

Вся банда отъявленных мерзавцев и личных врагов Билли Гейтса в сборе у компьютера Хрипатого. Заканчивается запись. Идет верификация. Сигналит такси. Из другой комнаты доносится: «О, я, я, натюрлих!!!». Бриг не выключил порнуху, но всем по барабану. 75… 80!!! 98!!! 100!!!

Кончают все одновременно – включая мужика в германской порнухе. Занавес.

25 декабря

Мне что, больше всех надо? Пришел на работу в 12:00. Бочарик – святое дело – спит пьяный в плепорцию. Гусь чистит свою ненаглядную систему самым крутым реестровым веником. Хрипатый сидит на полу перед полуразобранным сервером. Фитиль говорит с Москвой по телефону. Меня никто не замечает. Брига нет.

Через 20 минут Фитиль все еще получает наставления из Москвы. Через 30 – тоже самое. Появляется Бригадир. Почему-то бритый. Но не весь, а только щеки. Все остальное в щетине. Оригинально, сказал Бочарик, проснувшись. Так ты меньше на пизду похож, добавила акула Фотошопа и пошла на кухню – шариться по холодильнику в поисках еще одной плепорции.

4
{"b":"4713","o":1}