ЛитМир - Электронная Библиотека

Геймерский компьютер – это песня отдельная. Любой прыщавый геймер, если ему дать развернуться, без проблем посадит среднестатистическую семью на капусту с квасом. Потому как только одна видеокарта для сраных гамесов может стоить, как три офисных компьютера целиком. Я лично играл только в Тетрис и только в прошлом веке. Скучная, доложу я вам, игра. Примерно как шахматы. Как говаривал мой батя – если шахматы спорт, то онанизм – тяжелая атлетика. О чем это я? А, да, о геймерах и об их компьютерах. Так вот. Процессор нужен – мама не горюй. То есть, не менее 3 гигагерц. Памяти не меньше гигабайта. Винт – чем больше, тем лучше, ибо есть игрушки, которые при установке норовят отхватить гига три-четыре, да еще и разрастаться по мере прохождения. Видеокарта для геймера по умолчанию должна повергать в ужас внешним видом, занимать два слота и издавать гудение, сравнимое с шумом мотоцикла без глушителя. Господа и дамы, я как-то на таком компьютере имел несчастье напечатать пару страниц и получил мигрень на все выходные. Такая карта пробивает в семейном бюджете дыру размером от двухсот баксов до тысячи, отчего ясно, что прыщавого геймера либо сильно любят, либо хотят всеми силами отвлечь от героина, водки и девочек. От звука геймер тоже кончает, поэтому баксов на сто сама карта со всякими там еаксами и еще колонки как минимум 5.1, чтобы было слышно с какой именно стороны монстры лезут тебя ебать в извращенной форме. Условно такие колонки – тоже 100 баксов, а дороже не надо, потому что среднестатистический геймер все равно в аудио не понимает ни пса. Ему лишь бы знать – с какой стороны, и чтоб погромче. О высоких и низких частотах, равно как и о балансе с амплитудой он ничего не знает, и это есть гут и натюрлих в одном флаконе. Корпуса для геймеров выпускают специально. Это высокие толстые башни с драконами, мотоциклами и светящимися словами типа «хайзер», «фак ю» и «не забуду мать родную». Башни проектируются двумя специалистами. Одним инженером (грамотным, кстати). Он ваяет внутренности. И одним несовершеннолетним, выловленном в бандитском квартале художником-самородком, который заебал уже всю округу своими граффити. Самородка отмывают, дают в руки карандаш, но марихуану не отбирают, потому что без нее он творить не может. Боб Марли так сказал, а это святое. Вместе два спеца делают корпуса, от которых подростки начинают заикаться и источать тягучую слюну, как чужой в одноименном фильме. В таком корпусе стоит блок питания невъебенной мощности, львиную долю которой при работе жрет и не давится видеокарта. С монитором геймеру тоже не так легко. Жидкокристаллические ему противопоказаны, ибо у них время отклика большое и недорезанные монстры сплошь и рядом оставляют за собой гнусные шлейфы. Так что приходится геймеру сидеть за обычным гробом дюймов так на 21, а то и больше. Второй, более продвинутый вариант – вывод изображения на телевизор еще большего размера. После этого обычно геймер приклеивается к нему навечно и медленно умирает от нервного истощения. Как показывает практика, не слишком здоровый поклонник шутеров уходит в блускрин дня через три, а покрепче – через неделю непрерывных баталий. В любом случае, толку от такого члена общества ровно нихуя, поэтому быстро перечислим, из чего состоит геймерская тачка и пойдем дальше. Пример, значит, следующий… Атлон эКсПи максимальный, плата на эНФорсе втором 400 ультра. Две одинаковые планки памяти… эээ… ну, пожалуй по 512, а то и, что там покемонов смешить – по гигу, чтоб уж никогда в жизни об этой памяти не думать года так пол… А теперь, значит, входят пионэры с барабаном, вносят видеокарту не меньше, чем Радик 9800 или эНВидиа 5900. Это, вроде как, минимум. Можно и дальше с ума сходить, но и этого достаточно, чтобы предки повесились. Потому как еще звуковуха типа второй Аудиджи и пять-шесть колонок с сабвуфером. Вся эта хрень, по идее, на полной громкости отрывает слушателю, например, желудок, но геймера это не волнует. Он все равно давно уже труп.

О рабочей станции вам нужно знать ровно одну фразу. Это – компьютер для работы. Обычно таким термином называют мощные графические компьютеры, но это не факт. Потому что есть станции для видеоредактирования, обработки звука, статистических вычислений и прочей хрени, слишком специализированной, чтобы вам тут разжевывать. Отсюда и совершенно разные требования и, само собой, конфигурации – одна другой перпендикулярнее. Иногда цены на них не вызывают заикания. Иногда вводят в кому. В общем – по-разному.

Про железо все, давайте по маленькой. Что, Леночка? Ах, какие фирмы мы, значит, любим? Вспоминаются мне по этому поводу слова Форда, который говорил, что автомобиль может быть любого цвета, только черного. Слегка его перефразируя, могу сказать, что железяка может быть любой фирмы, только Асус. Это как бы эталон. Но на самом деле, всегда есть выбор. Поэтому с точки зрения массового, а не элитного юзера примерно следующее:

1. Мониторы – Самсунг;

2. Корпуса – ИнВин;

3. Мамы – Эпокс;

4. Процессоры – Интел;

5. Винчестеры – Сигейт;

6. Память – Кингстон;

7. Видео – ЭнВидиа;

8. Резаки – Тик;

9. Принтеры – ХаПэ и;

10. Бесперебойники – ЭйПиСи.

Это не значит, что остальные – отстой и деградация. Мне лично нравится и Гигабайт, и Абит, и эМэСАй, и много чего еще. Но я говорю с точки зрения толпы, а против нее не попрешь. Раздавят.

Теперь о вечном. Ибо железо преходяще, а Виндоус… А разве есть еще что-нибудь? Неа. Есть такая штука – монополия. То есть – империя одной вещи. Одного понятия. Одной идеологии. Вот есть планеты, луна, звезды – куда более огромные, чем Солнце. Но нам, в нашей системе и на этой планете на все остальное насрать, потому что все лампы всей галактики не дают нам и сотой доли того света, что дает Солнце и этот фейерверк навсегда. Монополия. Так и Виндоус. Можно долго орать, что Билли Гейтс пидорас, но это ничего не изменит. Я вам так скажу – у нас нет другого выхода, кроме как влюбиться в Майкрософт. Нет, платить им мы, разумеется, не будем. Мы будем мышечной памятью, переходящей в генную, запоминать все, что нам подсунет главная компания мира. Потом, конечно, когда-нибудь, лет этак через 50, ситуация изменится. Всегда найдутся революционеры. Тяжелая, знаете ли, у диктаторов судьба. Но пока я пью этот стакан водки, а равно и в обозримом будущем ничего не изменится. Монополия, блядь.

На всех коробках, на всех пакетах, на всех компакт-дисках, на домашней технике, на сотовых телефонах и прочей нужной и не очень дряни красуется наглое «Виндоус саппортед». Нам осталось только сделать такие татуировки. Может быть – пирсинг. И напялить непосредственно на хуй гондоны с надписью «Сертификейтид бай Майкрософт». Сори, Леночка, не сейчас!

Вот меня часто спрашивают – какая Винда лучше. Положа, значится, этот бутерброд на сердце, могу сказать – моя. В смысле – мной настроенная. В смысле – пальцами правленая и хуйней по этой причине не страдающая. И мне лично по барабану, дистрибутив какого конкретно года мне в руки попался. Ну, за исключением, конечно, откровенно глючных бет и пререлизов. Одним словом – не операционная система плоха. По большому счету, система отстойной в хлам не бывает никогда, ибо не идиоты ее писали. Идиоты пользуются – это да. Знаете, господа, сколько раз я ебал черную кошку в черной комнате, не смотря на то, что ее там не было? Когда это сделаешь раз 50, начинаешь чувствовать, что хотел сказать программер между пивом и гамбургером. Не понимать, а именно чувствовать. Цифра-то она цифра. Но жар, блядь, холодных числ, и дар, блядь, божественных видений никто не отменял. Во всем есть красота. И в этом гнусном ящике тоже. И вот когда ты почувствуешь внутреннюю логику операционной системы, то она становится близкой и предсказуемой. Вот взять, например, женщину… Хорошая погода, не правда ли? Мимо. Били ли вас, мадемуазель, когда-нибудь по бикини веслом? Что-то тоже не катит. Читали ли вы, мадам, Шопенгауэра? Схлопотал по ебалу, даже не договорив фамилию. Девушка! Хотите кофе в постель? И дрогнуло что-то внутри нее. Нда… Потому что про погоду она слышала раз двести, а про кофе никогда. О чем это я? Ах, да. Так вот, стань ближе к системе. И она станет ближе к тебе. В десятках и сотнях тысячах книг о Виндоус есть все – как она устроена, как она ломается, и как ее лечить. Там не сказано только об одном – как ее любить. Ну, не приходило никому в голову. Мне пришло. Дарю вам эту идею безвозмездно.

10
{"b":"4714","o":1}