1
2
3
...
10
11
12
...
16

Когда вы ее почувствуете, то вы поймете – что вам надо от нее. Жизнь станет чуть-чуть легче. Потому что компьютер из врага превратится в друга. И вам откроется бездна.

На бедном духом Западе есть плохая привычка платить ни за что. За операционку. За программу. За глупый совет по телефону или за отписку по электронной почте. Мы здесь и теперь лишены этих недостатков, ибо даже в ментовке стоит самый что ни на есть пизженный у буржуев софт. У нас нет по этому поводу никаких угрызений совести. Совсем нет. Спиздить в России можно то, что плохо лежит. А это – не лежит, это – валяется. Мы истратили миллиарды долларов на борьбу с вероятным противником. Наши люди стали нищими из-за межконтинентальных ракет. Пусть те, из-за кого сгнили эти ракеты в шахтах, теперь не ебут нам мозги и не орут, что надо быть честными. Мы и есть честные. Просто мы по эту сторону забора. Перелезем к вам – заплатим. Не унесете, блядь.

Но это все минор и лирика. Мы ж о компьютерах. И конкретно о программном обеспечении. Так вот, софт, обычно, делится на три части:

1. Операционки;

2. Системное говно;

3. Прикладное что надо.

Если проще, то первое – для железа, второе для первого и только третье – для, собственно, человека. Сплошь и рядом специалисты по софту пытаются запутать пиплов и все время пытаются протащить в жизнь тезис о главности операционной системы, как таковой. Мало того, среди программеров есть мнение, что системный программист, то есть пишущий для компьютера – это круто, а прикладной программист, то есть пишущий для людей – это не круто, и вообще – моветон. Балбесы эти напрочь забывают, для чего, собственно, этот ящик был сделан. На самом деле, конечно, важны и те, и другие. Только сдается мне – вторые нужнее. Ну, на хуя, скажите мне, операционка, если я не могу с помощью нее посмотреть фильму про Гамлета или порно про Андерсон.

Но водочка, однако, заканчивается. Поэтому мы плавно переходим к собственно, финалу. Что надо, чтобы сберечь нервы при эксплуатации компьютера?

1. Иметь, собственно, компьютер;

2. Иметь друга, который имеет свой компьютер, и с удовольствием будет иметь ваш, какой бы смысл он ни вкладывал в эти слова;

3. Иметь элементарную осторожность;

4. Понимать, что машинная логика не есть логика человеческая;

5. Понимать, что практика не имеет ничего общего с теорией;

6. Понимать, что практика без теории нихуя не значит;

7. Понимать, что компьютер придуман людьми и, соответственно, в нем нет ничего сверхъестественного;

8. Понимать, что компьютер придуман людьми и, соответственно, в нем искра божья;

9. Считать его другом.

На этом позвольте торжественную часть закончить и перейти, наконец, к неофициальной. Леночка, хотите кофе в постель? Это очень просто…

Террорист Хрипатый

Как-то Хрипатый работал в одной конторе, интересы которой распростерлись шире некуда. До, если не спиздеть, Салехарда. И был в это, значит, Салехарде программер, который чего-то там ваял, запивая водку чистым спиртом и заедая олениной. Жил он там отлично, и не напрягаясь. Но как-то утром полыхнул у него блок питания синим северным сиянием и перестал выдавать +5 вольт. Да что там +5! Он так же перестал выдавать и +12 и +3.3, а равно и все минусы на свете. То есть – умер. Правда, умер он интеллигентно, не потащив за собой мать с процессором, что бывает, однако, нередко. Вот вы скажете – какая ж это проблема? Перешел через дорогу, впёрся в первый попавшийся компутерный салон и давай гнуть пальцы. Ага. В Салехарде. Ну, спирту флакон через дорогу тебе продадут. А блоков питания там отродясь не водилось. Тогда. Сейчас-то, поди, есть. А тогда не было. То есть – были, но когда привезут. А привезут, почитай, года через пол. Если не забудут.

А тут ситуация – гаже некуда. Надо оправдывать свое безбедное существование в течение еще примерно нескольких месяцев, но без блока питания это нереально. Звонит программер прямо в центральный типа офис и говорит Хрипатому – срочно блок надо. Питания. На триста честных ватт. Эээ… Вчера. Ситуация несколько облегчалась тем, что в этот непосредственно день какая-то зараза в этот самый Салехард отчаливала ближайшим самолетом и железяку передать могла. Но та же ситуация омрачалась тем, что до отлета оставался час, зараза уже сидела пьяная в еропорту, а на часах было 21 и ни один салон с компьютерами, разумеется, не работал. До кучи северный олень, то есть, пардон, программер, попросил еще такую вещь, как прозрачную мастику для автомобиля. Это такая масса, типа пластилина, которой можно любое гнусное авто превратить в сверкающий болид неизвестной формулы. Кого там собирался поражать в Салехарде блеском своего автомобиля программер – неизвестно. Но как раз это было очень просто, потому что вся эта хрень лежала в сейфе. А вот блоков как раз в сейфе не лежало. Лежали стакан, два процессора, запасная память и даже винт, почти целый, на 8 гигабайт. Блока не было. Думать было абсолютно некогда. Хрипатый мгновенно выдернул блок из своего компьютера, справедливо решив, что завтра он выпросит минимум Залман или, как вариант, по ебалу. После чего выбежал на улицу, поймал тачку и погнал в ерапорт. Поиски, то-сё, «где у вас тут сажают?», бестолковые пассажиры. В общем, примчался Хрипатый, когда слегка протрезвевшая зараза мужского пола уже готовилась втиснуться в тамбур, куда простым смертным вход был запрещен. Через толпу пиплов с пакетом ломился системный администратор.

Тут, значит, небольшое отступление. Системные администраторы красивыми не бывают. Это им запрещено. Они небритые, потные, нечесаные, в потертых джинсах и бесформенных свитерах, пахнущих пивом и сигаретами. Это, значит, портрет сисадмина в парадной форме. А теперь представим экстремальную ситуацию. Тот же полубог, но пробежавший спринтом метров 500, весь на нервах, пробивающийся через толпу беременных детей и женщин, а так же стариков и инвалидов, ни пса не понимающих, что ему надо. Мало того, в руке у него полупрозрачный пакет, в котором что-то параллелепипедное, с торчащими во все дырки и стороны проводами. На беду, заразу звали чуть ли не Саид. Ну не так, конечно, но где-то близко. Тюркского происхождения гражданин потому что. В общем, сквозь толпу пассажиров пробирается лохматый, взъерошенный, судя по всему – укуренный в говно, совершенно невменяемый человек, и орет: «Саид, возьми блок»! Какая скотина сказала «бомба» – точно неизвестно. Известно только, что после этих слов началась неразбериха с одной стороны и сугубо профессиональные действия с другой. То есть, откуда ни возьмись возникают несколько специалистов, валят на пол Саида, Хрипатого и еще за компанию троих, бьют прямо по почкам и отнимают все пакеты, барсетки и кошельки. Потом всю группу террористов волокут в какую-то специальную подсобку и там снимают показания и отпечатки пальцев. А самолет ждет. Потому как – неизвестно, может эти подлецы уже заложили фугасы во все колеса. Пиплы, которые не при чем – воют и ругаются. Которые при чем – пытаются изобразить невиновных. Это не слишком удается, поскольку электрическое устройство для подрыва – налицо, да и упаковка пластида грамм на 200 – тоже. 35 минут, почти не калеча, у гадов пытаются узнать имена, явки, позывные и пароли. Звонить никуда не дают. Вставать не дают. Ссать не дают тоже, а Хрипатый перед этим пива-то не по-детски выпил. И тут заходят в тайную подсобку еще два специалиста, но уже не бьют, а говорят по-человечески. Мол, доложите обстановку, здравствуйте, давайте разбираться. Один из них с компьютерами был связан и по работе и по дому. Другой – автомобилист со стажем. Всю эту хрень развели сразу, своих подчиненных разогнали, а банду террористов разделили на две части. Первую часть, где были невинно отпизженные, вывели под белы ручки и извинились. Вторую часть, где были отпизженные за дело, построили, прочитали 15-секундную лекцию о безопасности полетов и тоже – отпустили.

11
{"b":"4714","o":1}