ЛитМир - Электронная Библиотека

Конец был как Голливуде. Хэпи енд с ебалом в кровище, то есть. Саид блок питания таки доставил. А вот мастику таинственный автомобилист со стажем изъял до выяснения, типа – как она вообще на моем Форде будет смотреться. Через пару-тройку месяцев северный олень, то есть, пардон, программер, приехал в Новосибирск, и с него, сукиного сына, Хрипатый снял скальп и 20 литров пива.

Уникальный композитор

Как-то Хрипатый работал в одной фирме, где оптом торговали компьютерами и их внутренностями. Сидел он, значит как-то, и никого не трогал. Кнопки тыкал, чатился, программу эдак, не торопясь, писал – идиллия.

Вообще, поскольку контора оптовая, то посетителей конечное количество, а не до ебаной матери. Мало, то есть. И вот, как-то под вечер все руководство съебалось за город шашлыки дегустировать.

Заходят двое. Хрипатый вопросительно так на них смотрит.

Один (маленький и толстый) просто держится с достоинством и молчит.

Второй (длинный, чернявый) – его представляет, как будто тому говорить в падлу.

– Молодой человек! Познакомьтесь. Это – Сам Бутылкин. Уникальный композитор.

Хрипатый сам композитор. Он как-то сваял хуйню в Саунд Фордже и потом ее всем включал, когда все лыка не вязали. Поэтому он хмыкнул, кивнул головой и продолжил набирать код.

– А когда ваше начальство будет на месте?

– Не знаю, – совершенно честно вслух сказал Хрипатый, а про себя добавил – «когда выебут всех шлюх и главбух с финдиректором передерутся».

– А они нам ничего не передавали?

– Нет.

– А вам они ничего не передавали?

– Нет.

– Для нас?

– Нет!

– Послушайте, молодой человек. Бутылкин – уникальный человек. Музыкант.

– Да вижу. Ну?

– Передайте, пожалуйста, шефу вот этот диск.

– Ага.

– Это диск с уникальной музыкальной информацией.

У Хрипатого таких дисков было – вагон, и он хотел это озвучить, но решил все-таки выяснить – что, собственно, надо.

– С уникальной музыкальной информацией, молодой человек!

– Ну?

– Но она ИСЧЕЗЛА!

– Кто? – удивился Хрипатый.

– Информация.

«Ну и хуй с ней», – про себя подумал Хрипатый, а вслух добавил:

– Трагедь. Что значит – исчезла?

– ФАЙЛ НЕ ЧИТАЕТСЯ!!!!!!!!!

Одним словом – глюканул у этих двух Штраусов диск. И шедевр накрылся. Держались два опездола изумительно. Стоически переживали. Интеллигентно. Только один молчал, оно и понятно – говорить с персоналом в падлу, да и не дай бог что сморозишь – имидж в пизду и репутация в говно. А он же ж Бутылкин. Уникальный композитор. А второй – говорил. Типа – интерфейс. Междумордие, то есть.

– Ладно. Передам.

– Что Вы передадите, молодой человек?

Еле сдерживаясь, Хрипатый подумал следующее: «Что приходили два хмыря с закосяченным винтом, один немой, а может – и глухой, а второй говорящий. Один типа Бетховен, второй – его секретарь. Я так понимаю – геи, но у музыкантов это бывает. И что диск я лечил MHDD и вылечил… Или не вылечил»… Вслух же Хрипатый сказал:

– Я передам. Что приходил уникальный композитор, передал единственный экземпляр диска, на котором содержится уникальная музыкальная информация, но ее там нет.

– Да-да-да! Хорошо. И записочку еще…

В общем, назавтра выяснилось, что эти два Штрауса заебали начальство до такой степени, что оно срулило на шашлыки, думая, что все само собой рассосется.

Информацию, само собой, Хрипатый восстановил. Железо было в порядке. Фат слетел, а это не смертельно. Пошарившись через часа три в ихних папках Хрипатый спиздил у них все сэмплы для коллекции, всю ихнюю музыку, а также те альбомы, с которых Бутылкин, собственно, тырил идеи.

Тут дело вот в чем. Музыканты – пиплы уникальные и встревоженные. Напеть не могут, отдать бояться. Авторство все ж таки. Шедевры, блядь. Но ламер, каким бы он гениальным ни был – все равно ламер. И против хрипатых ему не сдюжить.

Через полгода Бутылкин потряс всю страну очередным альбомом. Похую было всем, но особенно Хрипатому, который этот альбом стер аж месяца три назад из-за нехватки места под порно.

Диагностика от Хрипатого

Как-то Хрипатый за буквально закуску поддерживал сетку в медицинском центре. Понятно, деньги его не сильно интересовали. А вот спирт этиловый ректификованный медицинский ГОСТ 5962-67 – совершенно другое дело и на улице он так просто не валяется. Надо сказать, что в медицинском центре до этого правильного спирта были допущена далеко не каждая собака. Например, зубник бухал ГОСТ 18300-87, что не есть гут. Правда, зубник бухал даже антистатик, но это к делу не относится. А Хрипатого допустили. И выдавали – сколько попросит. На протирку кэша второго уровня. Хрипатый потом показывал черновик заявы: «Прошу, трали-вали, выдать чего положено, ГОСТ такой-то, на протирку, далее список прилагается, два литра». И выдавали! Ну, не расписываться же в собственной безграмотности.

Была в этом центре на одном компьютере программа для оригинальной диагностики всего без исключения организма за 15 штук баксов. Работала она, значится, так. Предъявляют человеку картинку. Пейзаж. Или «гнездо кукушки». Или стол с пожрать, то есть – натюрморт. Человек тупо смотрит. Еще бы. Я бы тоже тупо смотрел. Потом – случайным образом смещают цвета. Красная трава, зеленое небо, синяя колбаса. И человек после этого должен сам все это дело раскрасить, по памяти.

А на основании того, как он раскрасит, прожечка делает далеко, блядь, идущие выводы о том, чем он болен и скоро ли зазвучит третья часть второй фортепианной сонаты Фредерика Шопена. Типа – сердечник добавит красного, у кого почки не в порядке – желтого, у кого цирроз, опять же, печени – сиреневого.

Но это ладно. Пиздеть – не мешки ворочать. Этому можно верить, а можно и сразу в морг – не велика разница. Но кроме спорной диагностики эта программа обладала невъебенным терапевтическим эффектом. Особенно хорошо снимала все то, что на нервной почве. Энурез лечили, например, с ее помощью в три сеанса, отчего эту программу страшно не любили призывники.

Но и это ладно. Гвоздь программы заключался в том, что она начисто снимала похмелье почти у всех, за исключением зубника. Впрочем, это вопрос темный, потому что буржуазные кодеры программировали лечение именно похмелья, а не отравления ГОСТом 18300-87.

Одним словом – хорошая программа. Для дома, для семьи, для психиатрии, для санатория. Но платить за каждое рабочее место 15 штук – это оскорбительно. Тем паче – в России. Как-то главврач заикнулся – а нельзя ли это дело как-то размножить. Отчего нет, сказал Хрипатый и полез в код. Сложного, как он и думал, там ничего не оказалось. Но тут проблема обрастает подробностями чисто бухгалтерского характера. Дело в том, что Хрипатому платили в медицинском центре по графе «Вывозка мусора» или что-то типа этого. Сисадмин не возражал ни разу, потому что все что он делал с мусором – это производил его в умеренных количествах. Графы же «Взлом буржуйской компьютерной программы» в расходах центра не было. Могли, конечно, расплатится спиртом, но его и так у Хрипатого было немеряно. Неактуально.

В общем, подумал админ и пошел на еще одну свою работу, где пили чуть меньше, а соображали чуть больше. А там начальник по фамилии, скажем, Петров. А фирма поставляет компьютеры кому не лень. Со всей сопутствующей ботвой. Петров – интеллигент. У него даже есть галстук. Мало того, он знает, как его завязывать. Я например – не знаю. А он – знает. Джентльмен – не ебаться. Хрипатый ему выкладывает совершенно для Петрова тривиальную идею о взломе компьютерной программы, которую можно назвать в договоре «адаптацией», получить за это по безналу деньги и часть отдать собственно хакеру. Но так думал Хрипатый. А Петров, обладающий неким стратегическим мышлением, снял с гвоздя галстук, правильно завязал его вокруг шеи и пошел в медицинский центр грузить главврача по полной. В процессе светской беседы речь как бы сама собой зашла о железе и о перспективах развития. В общем, он, конечно, классно договорился. На поставку партии компьютеров медцентру, на прокладку сетей, на софт, обучение, круглосуточную поддержку, а равно и на протирку кэша первого уровня. Петров и главврач совместно решили, что это святое и без этого никуда. ГОСТ, само собой, 5962-67. Две высокие договаривающиеся стороны, страшно довольные друг другом, долго не могли закончить рукопожатие. И тут вдруг главврач вспоминает о маленькой ерунде, с которой, собственно, и начался разговор. «А… – говорит Петров – эту хрень мы и так крякнем. Даром. Подарок от фирмы, бонус, все такое»…

12
{"b":"4714","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последний шанс
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Доктрина смертности (сборник)
Прощальный вздох мавра
ДеНАЦИфикация Украины. Страна невыученных уроков
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Да будет воля моя
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
Девушка из Англии