ЛитМир - Электронная Библиотека

Как раз с порнухой-то проблем у нас не было…

К субботе ноутбук вернулся от автохудожника. Бля… Твою мать… Ебаться в конденсатор…

Нет. Сломать он его во второй раз не сломал. Воспитанный на тачках космической стоимости, художник сделал все как надо и ни одной лишней царапины не прибавил, наоборот – замаскировал все те, что были. Но привыкший рисовать языки пламени, драконов, телок с русалками, коней с пегасами и всякие другие гениальные сюжеты, он решил, что ноутбук – это очень маленький автомобиль.

В закрытом виде на нем был огромный, влажный, мерцающий, нечеловеческий глаз. А в открытом становилось понятно, чей это глаз. Дракона, ясен хуй, чей же. Искусно разместив чешую по линиям трещин художник добился того, что работать на таком ноутбуке не хотелось совсем. Хотелось смотреть Дакаскоса. Читать Кастанеду. Бухать Рояль. Курить Канабис. Или все это вместе. В общем – идеальный комп для малолетнего придурка. Но не для босса приличной фирмы.

Молча и скорбно смотрели пираты на это чудо автомобилестроения. А потом Фитиль поехал отвозить эту, блядь, рекламу хуевого китайского боевика, потому что времени все равно уже не было. Вернулся он быстро, потому что босс фирмы уже грузился с братанами в джип с прицепленным сзади водным мотоциклом и времени на красочный пиздёж не оставалось.

В понедельник мы ждали разъебона по полной программе. Однако его не было. Не было и во вторник, равно как и в среду. В четверг босс позвонил и попросил посмотреть, что можно сделать с дыркой.

– С какой дыркой? – удивились мы.

Произошла такая хрень. Проехав сотню километров по тем местам, где даже собаки лапы ломают, напившись французского коньяку с малосольными огурцами, ноутбук родил, наконец, цвет, которого мы не могли от него добиться никакими паяльниками и показал 30 минут эксклюзивного порно. Он крутил бы его и дальше. Но был застрелен упившимся хозяином из помпового ружья прямо в тот самый мерцающий глаз. А нехуй мигать!

Тендер

Принято считать, что в бюджете денег мало. Нихуя подобного. Их там вилами разгружают. Важно только вовремя узнать, у кого они в данный момент. И правильно эти вилы направить.

Вот, например, есть у тебя знакомые в некой администрации. Рулят бюджетными деньгами, а получают за это бюджетную зарплату – хуй да маленько. А в бюджете денег – усраться можно, но премию же сам себе не выпишешь….

И тогда они у тебя заказывают нечто. Софт, например. Гондоны. Консультационные услуги. Железо. Да вообще – неважно что! Это «неважно что» стоит некую сумму. Тую сумму умножают на коэффициент. Например, не для жадных, на полтора. Из этих плюс пятидесяти процентов половина, к примеру, тебе, а половина, значится, тому парню из администрации. Его доля называется «откат». Это все знают, но молчат, как партизаны, хоть пытай, хоть еби без презерватива.

А чтобы с откатом бороться, и вообще, чтобы интересней было жить, есть такая еще штука – ТЕНДЕР. К примеру, есть госзаказ на софт. Тут, вроде как, набегают разные конторы со своими предложениями – как и почём они это дело готовы написать. Свои предложения эти фирмы кладут в конверты. Конверты опечатывают, и сдают организатору тендера.

Чисто «Пионерская Зорька» и офицерские сборы в одном архиве.

Потом собирается авторитетная комиссия, с представителями Госимущества и обязательно еще там с каким-нибудь надзорным органом. В атмосфере особой торжественности открываются запечатанные конверты. И оцениваются предложения. По ряду параметров.

Насколько серьезная фирма (где и как зарегистрирована, какой состав сотрудников, сколько там специалистов с высшим образованием, со степенями, то-сё)… Как софт будут писать (планчик там такой красивенький, с деловой графикой). Ну, и самое главное, – цена. Смета. Почём. За какое бабло. Вот это самое главное, потому что, как правило, тендер выигрывает самое дешевое предложение.

Но на каждую жопу с закоулками есть, как говорят в народе, хуй с винтом.

Откат запрограммирован. А надо все равно тендер провести! Обязаны, блядь! Никуда не денешься…

И вот на сцену выходит фирма, с названием, например, «Лучший софт». Которая должна получить госзаказ. Которая уже все замазала и у которой на корпоративной даче уже в белом вине квасятся шашлыки. Она же, эта же фирма, организует следующий процесс. Регистрируются фирмы-конкуренты (бегом, за неделю, блядь)!

Названия фирм следующие:

1. «Говно программер»;

2. «Клоака анлимитед» и;

3. «Все пропьем инкорпорейтед».

Оформляются специалисты нужного профиля, мухой пробиваются необходимые лицензии. Все дела.

Потом – и это важно! – потом публикация о тендере (а обязаны дать публикацию, типа «люди добрые, подавайте заявки»). Все бы хорошо, да публикация делается в самой задрипанной газетёнке за, блядь, день до самого тендера. Ну, чтоб просто никто не успел, а еще лучше – не увидел.

Само собой, предложения «Говна», «Клоаки» и «Все пропьем инкорпорейтед» заведомо хуже, чем предложение вышеупомянутой уважаемой фирмы. Благодаря чему «Лучший софт» в присутствии всей высокой комиссии красиво выигрывает тендер, получает бабки и крутит свои мутные дела дальше.

Вот. Это был озвучен ничем не омраченный азбучный вариант. А теперь, как всегда в России, вариант из жизни.

Как-то Фитилю предложили вот эту фирмочку говенненькую зарегистрировать и на тендер выйти. За определенную плату, разумеется. Ну, а что? Тоже работа.

Нанимает Фитиль юристку. Славная девушка, у нас сидела. Колени, сиськи, попка – опытный специалист – сразу видно, всю работу остановила нам на три дня своими ногами. Так она все это дело зарегистрировала, лицензии оформила, спецов (там копии трудовых и дипломов нужны) нашла. Все путём. «Говно программер» отчалил в плаванье ровно на пару дней, чисто чтобы затонуть.

Вышел Фитиль на тендер. Цену заломил в два раза больше, чем у «Лучшего софта». Специально не побрился. Татуировки на пальцах нарисовал. Выпил перед этим без закуски и все время с высокой комиссией говорил по фене. Перед самым вскрытием конвертов пошел поссать, и всем об этом сообщил.

И тут…

В общем, оказалось что у самой главной фирмы «Лучший софт» … э… какие-то там бумаги просрочены. То ли лицензия истекла, то ли коды статистики не получены, то ли регистрационное свидетельство недействительно. Высокая комиссия их с тендера снимает к ебени матери. Остальных участников – тоже, потому что они были настолько блёклые, что их никто не заметил. А Фитиля заметили. Потому что он, когда поссал, то зашел в аудиторию и отчитался о проделанной работе. В общем, наглость и откровенность сделали свое дело.

Заказ получил Фитиль! Сумма – два, если помнится, лимона! Работы – чуть ли не на год серьезному коллективу. А у него только девушка с ногами. Но он, в общем, не сильно радовался, и правильно делал. Потому что по фене в этом зале говорил не только он.

На крыльце здания, где проходил тендер, к нему подошли двое и сказали, что надо сдать фирму «Говно программер» на сторону приличным людям и получить за это еще денег, а также вообще не путаться под ногами. Дело все в том, объяснили ему, что в Новосибирске сильно до хуя беспризорных кирпичей и контролировать их нет никакой человеческой возможности.

Последняя бригантина

В конце лета Бригадир захандрил. Как-то утром он выглянул в окно и сказал, выразив вселенскую тоску следующими словами:

– Август, блядь…

В окно видно было немного. Территория завода с газонами и чудом уцелевший березовый островок посредине. Все лето березы веселились зеленым цветом, а в тот день первый раз подернулись гнусной желтизной. Слегка, но все же. Чуть-чуть, но уже достаточно. Вообще говоря, я тоже не люблю, когда зелень портится. Вот когда осень бушует, когда все желтое, красное и рыжее – это понять можно – Левитан, то, сё, голден фол, «купола в России кроют чистым золотом» – это понять можно. Шелест под ногами, листья на рожу липнут, небо в лужах отражается так, что упасть в них хочется, особенно, когда пьяный. И лететь, блядь, вниз до самого дна галактики, где всё будет до пизды, и где мы все будем пить «Гвардейскую» с Билли Гейтсом из одной бутылки, а может – и из одного граненого стакана. Бригадир сказал, что в советское время такой стакан стоил 7 копеек. Ну, может и не врет. Кто ж его знает. Меня тогда не было. Были мама и папа, и всё где-то шароебились, и никак не могли пересечься.

14
{"b":"4714","o":1}