ЛитМир - Электронная Библиотека

Патриция БРИГГЗ

ПРИЗРАК ДРАКОНА

Глава 1

ВАРДВИК ИЗ ХУРОГА

Хурог означает дракон.

Тяжело дыша после утомительного подъема на гору, я опустился на древние бронзовые двери, горизонтально врезанные кем-то из моих предков на вершине самой высокой скалы. Размеры дверей потрясали: в ширину каждая из них достигала моего роста, а в длину вдвое превышала его. Верхние части этих огромных дверей находились на несколько футов выше, чем нижние, потому что верхушка скалы была наклонной. Рельефные бронзовые драконы, украшавшие двери, безмолвно взирали на простиравшуюся у подножия горы долину.

Я взглянул на замок Хурог, расположившийся на неприступной горе внизу. От темных каменных стен древней крепости, надежно охранявшей его, веяло затаившейся угрозой, хотя в данный момент вряд ли стоило ожидать нападения врага.

По стандартам Пяти Королевств Хурог был небольшим замком, едва способным прокормиться дарами скудного северного урожая с каменистой почвы. Но ему принадлежали обширные территории: от морской гавани на востоке до горных массивов с голыми скалами на западе. Подобно большинству замков в Шавиге Хурог, самый северный в Пяти Королевствах толвенского верховного короля, измерял свое благосостояние не богатством и сокровищами, а количеством земель.

Этот замок был моим наследством. Наследством, которое переходит от отца к сыну.

В переводе с древнешавигского языка «хурог» означает «дракон».

Я порывисто вскочил на ноги, вдохнул полной грудью, чтобы почувствовать, как вокруг меня скапливается магия Хурога, и что было мочи заорал:

– Хур-рог!!!

Так кричали воины Хурога перед битвой с врагом. Хурог. Мой Хурог. Мой, если отец не убьет меня раньше, чем передаст мне замок.

– Он нас теперь прикончит, – донесся с берега реки голос моего кузена Эрдрика.

Эрдрик говорил, понизив голос, но я прекрасно все слышал.

Ивы, отгораживавшие от берега тропинку, по которой я шел, были настолько развесистыми и росли так густо, что мы с Эрдриком не могли видеть друг друга. Мне хотелось пройти мимо – между нами никогда не существовало дружеских отношений. Но я, напротив, сбавил шаг и почти совсем остановился, внезапно догадавшись, что Эрдрик ведет речь обо мне.

– Я ни в чем не виноват, Эрдрик, – послышался голос Бекрама, брата-близнеца Эрдрика. – Ты же сам видел. Она запрыгнула туда, как испуганный кролик!..

Я сразу все понял: эти двое опять дразнили мою сестру. Меня охватила ярость. Я почувствовал, что в самом деле готов тут же прикончить обоих своих двоюродных братцев.

– Надеюсь, в следующий раз у тебя хватит ума не дразнить девчонку, брат которой здоров, как бык, – сказал Эрдрик.

– Хорошо еще, что у него и мозги почти не отличаются от коровьих, – заметил Бекрам безмятежно. – Пойдем отсюда. Она скоро вернется, и вот увидишь, с ней все будет в полном порядке.

– Он все равно узнает, что это сделали мы, – с типичной для него мрачностью в голосе пробормотал Эрдрик.

– Каким образом? – спросил Бекрам. – Она ничего не сможет ему рассказать.

Моя сестра была немой с самого рождения.

– Тогда укажет на нас, объяснит жестами, – продолжал паниковать Эрдрик. – И он нас прикончит!

Самый момент поймать их и выяснить, в чем дело, решил я.

Почему-то все считали, что с такой наружностью и телосложением, как у меня, человек обязательно обделен умственными способностями. Я был вынужден смириться с этим, а позднее начал целенаправленно подыгрывать окружающим. Глупый Вардвик, как считали все, не представляет угрозы для своего отца и не пожелает раньше времени сменить его на посту правителя Хурога.

Моим кузенам по двадцать лет, а мне девятнадцать. Но ростом я выше их на целую голову, да и мускулы мои будут помощнее. К тому же я направлялся на охоту: за спиной у меня висел самострел, а на поясе – охотничий нож. Естественно, я не собирался в процессе разбирательства с двоюродными братцами пускать в ход оружие, но само его наличие могло нагнать на них еще больше страха.

С этими двумя я вполне мог справиться и голыми руками.

Натянув на лицо привычную маску тупицы, я свернул с тропы и, раздвигая перед собой ивовые ветви, направился к берегу – к тому месту, где в реку из сточного туннеля стекали отходы из замка.

– Кто вас прикончит? – спросил я, появляясь перед братьями и одергивая край рубахи, зацепившийся за сук.

Онемев от ужаса, Эрдрик молча уставился на меня. Бекрам же, всегда отличавшийся большей храбростью и находчивостью, моргнул от неожиданности и глуповато улыбнулся, пытаясь убедить меня в том, что рад моему появлению.

– Вард!.. С добрым утром, кузен! Насколько понимаю, ты решил поохотиться. Ну и как, удачно?

– Нет, – отрезал я.

Внешнее сходство Эрдрика и Бекрама не переставало меня удивлять. Все в них было почти одинаковым – и темно-русые волосы, и смуглая кожа, и правильные черты лица. Настолько же разительно не походили друг на друга их характеры. Смелый, нагловатый и обаятельный Бекрам неизменно оставлял брата в тени.

Я обвел внимательным взглядом реку, лес, сточный туннель. В этот момент Эрдрик нервно вздохнул, и я пристальнее посмотрел туда, где заканчивался туннель.

Решетка на нем, служившая преградой для речных обитателей, была приоткрыта. А рядом в коричнево-бурой грязи виднелся чей-то маленький след.

Эрдрик дернулся от испуга и кашлянул. Я подошел ближе к системе удаления нечистот, прищурил глаза и ногой отодвинул решетчатую дверь. Она податливо отъехала в сторону, но на очень небольшое расстояние. Моя маленькая сестра без труда прошла бы вовнутрь сквозь образовавшуюся щель.

Выдержав многозначительную паузу, я резко повернул голову и посмотрел прямо в глаза Бекраму.

– Сиарра там, в туннеле, верно? Это ее след.

Хитрец Бекрам ответил не сразу. На протяжении нескольких секунд он обдумывал, что сказать.

– Мы не знаем, где Сиарра. Но тоже решили, что она забралась туда.

– Сиарра! – крикнул я, наклонившись к туннелю. – Надоеда , выходи!

Я умышленно обратился к ней повторно не по имени. В мрачном сыром помещении звук моего голоса мог запросто исказиться. А Надоедой называл Сиарру только я.

Мой голос эхом отдался в темной глубине туннеля, прозвучав как завывание дракона. Ответа не последовало. Это меня нисколько не встревожило, ведь Сиарра была не в состоянии что-либо крикнуть мне.

На покрытом грязью и слизью полу туннеля тоже виднелись следы. Но я и без них знал, что Сиарра где-то внутри. Единственной вещью, оставшейся во мне от колдовского дара – если, конечно, не принимать во внимание умение проделывать незначительные фокусы, – был незаменимый талант отыскивать то, что мне нужно. Сиарра находилась где-то поблизости, я это чувствовал.

Если она опоздает к обеду, Хурогметен, наш отец, изобьет ее.

Я взглянул на солнце и снял с плеча сумку со стрелами и едой.

– Что вы с ней сделали? – спросил я.

– Я пытался ее остановить. Предупредил, что там опасно, – оправдывающимся тоном, задыхаясь от страха, пробормотал Эрдрик, совершенно позабыв о том, что буквально несколько минут назад сказал мне Бекрам.

– Что?

Я выпрямился и решительно шагнул в сторону Бекрама.

– Эта Сиарра – глупая птаха, – теряя остатки мужества и пятясь назад, заговорил Бекрам. – Я вовсе не собирался обижать ее. Просто сделал невинный комплимент.

Я ударил его. Мне ничего не стоило отправить мерзавца на тот свет или сломать ему челюсть, но я начал с того, что поставил ему кулаком чудный синяк под глазом. И повернулся к Эрдрику, пока Бекрам приходил в себя.

– Я могу подтвердить, Вард! – затараторил, тараща глаза, Эрдрик. – Бекрам всего лишь сказал твоей сестре, что у нее красивые волосы.

Я продолжал пристально смотреть на него.

Не выдержав, Эрдрик побледнел и добавил:

1
{"b":"4717","o":1}