ЛитМир - Электронная Библиотека

Харрон, мгновенно сообразивший, что я делаю, уже ждал Нарцисса у ворот загона, а когда тот влетел в него, закрыл ворота на засов.

Я вывел Мот через калитку с противоположной стороны, дождался Харрона, который вышел вслед за нами, и передал ее конюху.

Нарцисс подскочил к ограде и принялся колотить по ней копытами, но калитка была прочно закрыта, а предмет его неуемного желания лишь окинул его кротким взглядом и покорно зашагал за Харроном в конюшню для кобыл.

– Как ты догадался? – изумленно тараща глаза, спросил у меня Дарах.

– Догадался о чем? – непонимающе спросил я.

– О том, как заманить жеребца в загон?

– А вы что, никогда не общались с лошадьми? Я, например, давно понял, что они гораздо быстрее меня. – Приблизившись к дяде, я с таинственным видом продолжил: – Кони обладают большей мощью, большей скоростью, чем я. Но мозги у меня работают гораздо лучше, чем у них.

Услышав подобное заявление, Дарах моргнул, его лицо заметно побледнело. Меня так и подмывало расхохотаться.

К нам подошел Пенрод.

Я кивнул главному конюху и сказал более небрежно:

– Кстати говоря, Пенрод именно таким образом постоянно ловил Вомангера, когда тот выбегал из загона. А это происходило почти каждый день.

Вомангер был последним жеребцом моего деда. Он обладал умом человека и обожал озорничать.

Пенрод кивнул и улыбнулся.

– Ох уж этот Вомангер! Настоящий дьявол! Мог открыть любую дверь, сломать любой засов! А каким был быстрым! Мы ловили его только при помощи кобылы!

Мои губы тоже растянулись в улыбке.

Но на смену приятным воспоминаниям пришли печальные. Вомангера убил мой отец. У меня перед глазами до сих пор стояла его довольная физиономия. Глядя на умиравшего коня, отец ликовал: расправа с несчастным животным означала для него прощание с последним живым напоминанием о деде.

По тому, как погрустнело лицо Пенрода, я понял, что его душу тревожат те же картины из прошлого, воскресшие в памяти.

Продолжал мечтательно улыбаться лишь дядя.

– Я совсем забыл про удалого Вомангера. А ведь в моем собственном жеребце течет его кровь!

Мне в голову пришла вдруг безумная мысль: быть может, открыться дяде? Что, если, узнав, какой я на самом деле, он станет относиться ко мне совсем по-другому? Поможет научиться управлять владениями? Я ведь совсем не готов принять на себя столь большую ответственность.

Вообще-то желание стать хорошим правителем пробудилось во мне давно. Я просиживал в библиотеке до полуночи и присматривался к действиям отца, но тем не менее чувствовал сейчас, что мне очень не хватает знаний и опыта. А Дарах на протяжении долгих лет управлял собственными землями, причем весьма успешно.

Я уже приоткрыл рот, но, к счастью, не успел проронить ни слова.

– Похороны твоего отца состоятся сегодня вечером, – сказал Дарах, опережая меня буквально на сотые доли секунды. – Тебе стоит надеть на себя что-нибудь другое. Я заметил вчера, что твой костюм для официальных мероприятий стал тебе мал. Если в твоем гардеробе нет ничего более подходящего, то Аксиэль поможет тебе выбрать что-нибудь из отцовских нарядов. Я уже разговаривал с ним об этом. Тостен, по-видимому, не успеет появиться в замке ко времени начала церемонии, но я пошлю за ним сегодня же. Скажи, где он.

Каков хитрец , – подумал я. – Упомянул о Тостене как будто между прочим.

–  Аксиэль – слуга отца. – Мне был понятен его замысел. Я и Тостен представляли собой единственную помеху на пути Дараха. Нашего дяди, мечтавшего полностью завладеть Хурогом.

– Верно, он слуга твоего отца, но отныне будет заботиться о тебе, – ответил Дарах с явным раздражением в голосе. – Где твой брат, Вард?

Владения Дараха были обширнее и богаче Хурога. Но на стенах Ифтахара – замка дяди – не красовалось следов от когтей драконов. Ифтахар не шел ни в какое сравнение с Хурогом.

– Вард?

– Мне ничего не известно, – спокойно ответил я.

– Как? Ты же сам сказал Фэну…

– Правильно. Я знаю, что с Тостеном все в порядке. Но где он находится, понятия не имею.

Личный слуга отца, Аксиэль, ожидал меня в моей комнате.

На нем были форменные хурогские одежды – синие с золотом. Однажды я спросил у матери, откуда взялся Аксиэль, и она рассказала, что Хурогметен привез его, вернувшись с одного из сражений.

Аксиэль был человеком невысокого роста, но выносливым и сильным, как исполин.

Напиваясь, Аксиэль начинал хвастаться перед всеми, что является потомком самого короля гномов. Никто не смел ему возражать, ведь он, как сам Хурогметен, обладал резким и жестким нравом.

Мне казалось, что темные волосы Аксиэля и его лицо оливкового цвета выглядели точно так же в те далекие дни, когда я был еще несмышленым Надоедой. Все мужчины моего окружения, включая меня самого, носили примерно одинаковые прически – отращивали волосы лишь до плеча. В этом мы брали пример с толвенов – народа, который нами правил. Аксиэль же, хоть и не имел родственников в Шавиге, никогда не стриг волосы и небрежно завязывал их сзади в хвост узкой длинной лентой. Лента эта, несомненно, мешала в бою. Но древние люди Шавига намеренно не отказывались от нее, таким образом давая понять противнику, что абсолютно уверены в своих силах и не обращают внимания на незначительные помехи.

Аксиэль был личным слугой моего отца в толвенском понимании этого термина – то есть являлся больше охранником, нежели камердинером или оруженосцем.

Его лицо не выражало сейчас ни скорби, ни печали. Слуга отца не мог быть другим. Он, подобно мне, давно научился прятать свои чувства глубоко в душе.

– Здравствуй, Аксиэль, – поприветствовал я его.

– Доброго здоровья, милорд, – ответил Аксиэль бесстрастно. – Лорд Дарах решил, что вам нужен теперь личный слуга.

Я кивнул.

Аксиэль жестом указал на кровать. На ней лежали какие-то одежды.

– Я приготовил для вас отцовский костюм.

В библиотеке Хурога над самыми высокими полками в противоположной двери стене располагалась небольшая комнатка. Ее закрывали тяжелые широкие занавески.

Однажды совершенно случайно я заметил эту комнату. Наверное, кроме отца, больше никто в замке не знал о ее существовании. А Хурогметен редко посещал библиотеку.

Я забирался в тайную комнату и нередко, выглядывая из крошечного окна, наблюдал за тренировавшимся во внутреннем дворе Аксиэлем. Его методы ведения боя отличались от тех, которым обучали меня. Я всегда мечтал, чтобы он раскрыл мне некоторые из своих секретов.

Я подошел к камину и задумчиво уставился на пепел, оставшийся от вчерашних дров.

Хорошо, что Аксиэль готов стать моим преданным слугой. Моим, а не Дараха. Так лучше, так безопаснее, размышлял я. Хотя… Кого мне теперь опасаться? Пока был жив отец, моей главной задачей было выжить. За что мне бороться сейчас?..

– Если позволите, милорд…

Аксиэль приблизился ко мне, потом, не дожидаясь ответа, ловко снял с меня кожаный камзол, прошел к кровати и взял в руки разложенную на ней одежду.

Это были два костюма.

Один из них, серого цвета, я сразу узнал. Отец любил этот наряд.

– Эти вещи я принес из гардероба покойного Хурогметена, – сообщил Аксиэль, кивком указывая на серый костюм. – По-видимому, к вам в комнату приходил еще кто-то. Когда я явился сюда двадцать минут назад, на кровати поверх одежд вашего отца лежал вот этот наряд.

Я взял у него второй костюм. Туника была бархатной, темно-синего, почти черного цвета. С правой стороны вверху на ней красовался вышитый красными, золотистыми и зелеными нитками хурогский дракон. Один только бархат подобного качества стоил, наверное, десять золотых, если не больше. А такую вышивку не смог бы сделать ни единый человек в замке, разве только мать.

Сорочка под туникой была сшита из какой-то изысканной тонкой ткани бледно-золотистого цвета.

– Что это за материал? – поинтересовался я.

– Шелк, сэр. – Аксиэль изумленно вскинул брови. – Вы тоже не видели раньше этого костюма. Он не принадлежал вашему отцу. И в гардеробе вашего дяди не было ничего подобного.

12
{"b":"4717","o":1}