ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну… Ты же знаешь, как Бекрам иногда изъясняется… Зачастую его понимают неправильно… А Сиарра рванула к туннелю, как испуганная крольчиха. Мы побежали было за ней, хотели остановить… Девушке опасно заходить туда одной…

Слабость Эрдрика могла бы вызвать во мне раздражение, но он всегда говорил правду, поэтому я и пальцем его не тронул.

В системе каналов и труб для удаления нечистот из замка не водилось ни насекомых, ни крыс – гномы, сооружавшие ее когда-то, применили для этого специальное заклинание. Хотя мой брат Тостен, рассказывая о туннелях многочисленные истории, уверял, что их населяют невиданные чудовища.

Отверстие, сквозь которое Сиарра смогла проникнуть внутрь туннеля, для меня было чересчур маленьким, Я еще раз ударил ногой по решетчатой двери, но она почти не сдвинулась с места, лишь зловеще скрипнула.

– Ты не сможешь войти в этот туннель, – садясь на землю и осторожно прикладывая к больному глазу ладонь, сказал Бекрам. Он явно чувствовал себя виноватым. В противном случае попытался бы дать мне сдачи. Что-что, а трусость ему не свойственна. – Мы с Эрдриком тоже пробовали пролезть туда. Ничего не получилось. Наверное, Сиарра сама выйдет, когда посчитает нужным.

Приближалось время обеда. Когда отец лупил Сиарру, у меня сердце рвалось на части. Еще немного, и ей не избежать очередного наказания. Вступать с отцом в драку я пока не смел.

Сняв с себя самострел и кожаную тунику, я положил их рядом с сумкой и крикнул Эрдрику и Бекраму:

– Отнесите мои вещи в замок!

Схватив решетку за край, я с силой потянул ее на себя. И намеревался продолжать это делать до тех пор, пока мои кузены не удалятся восвояси или пока Бекрам не потеряет терпение… Естественно, я сразу же сообразил, как справиться с решеткой, но идиоту вряд ли пришла бы на ум подобная мысль. А я исправно играл свою роль.

– Вынь стержень, на котором держатся петли этой чертовой решетки, а потом мы вместе оттащим ее в сторону, – пробормотал Бекрам.

Я прав: он действительно чувствовал, что виноват.

– Стержень?..

Я отступил на шаг назад и непонимающе уставился на дверь, намеренно не глядя на один-единственный стержень, крепивший ее к стене туннеля.

– Посмотри туда, где решетка присоединена к стенке, – со вздохом пояснил Эрдрик.

– А!..

Я долго смотрел на место крепления двери, и Эрдрик, покачав головой, достал нож, приблизился к туннелю и принялся за дело сам. Послышался громкий лязг, и сломанный клинок отлетел в сторону.

Я, будто только сейчас догадавшись, что надо делать, вытащил заржавевший стержень и снял мощную решетку.

– Черт возьми!.. – негромко выругался Бекрам, когда я поднял дверь, шагнул в сторону и положил ее рядом с входом в туннель.

Решетка была действительно тяжелой . Если бы передо мной не стояла задача произвести на кузенов впечатление, я непременно попросил бы их о помощи. Но сейчас мне следовало во что бы то ни стало справиться с дверью самостоятельно. В следующий раз, когда у Бекрама вновь возникнет желание запугивать Надоеду, он обязательно вспомнит о моем подвиге и забудет о своих низких намерениях, решил я.

Здесь, у самой реки, туннель имел форму гриба. Посередине проходил канал, по которому медленно текли сточные воды, а по обе стороны от него шли дорожки. Дорожки эти предназначались для гномов, а никак не для здоровенного детины, переросшего всех знакомых взрослых мужчин.

Тяжело вздохнув, я опустился на четвереньки, неуклюже вполз в туннель и стал продвигаться на ладонях и коленях вперед по склизкой вонючей дорожке.

– Надоеда!.. – крикнул я, но мой голос утонул в зарослях зеленого мха, густо покрывавшего каменные стены.

Туннель изгибался, и после первого поворота было уже не видно солнечного света. Зато теперь я заметил, что камни гномов в стенах по обе стороны от меня, когда к ним приближаешься, светятся сами по себе – каким-то бледно-голубым прозрачным сиянием. В нынешние времена большинство замков не имели больше подобных систем удаления отходов, даже новый дворец верховного короля в Эстиане. Работа с камнем такого уровня относилась к сфере деятельности гномов. Теперь их не стало, а вместе с ними исчезли и их многочисленные секреты.

Через несколько минут я заметил, что туннель впереди сужается до размеров небольшой трубы, и понял, что подошел к замку. Я, само собой, никогда не бывал в этом месте раньше, но видел планы строительства сточной системы в библиотеке. Они лежали на дальней полке под стопками книг: наверное, мало кто интересовался этими старинными чертежами.

Итак, я понял, что приблизился к стенам замка. Туннель сужался здесь на две трети. Гномы все хорошо продумали: в узкой трубе даже Надоеде, задумавшей сделать подкоп под замком, было бы трудно работать лопатой, а о воинах армии неприятеля и вовсе не могло идти речи.

От усилий обнаружить след Сиарры при помощи магии у меня на лбу проступили крупные капли пота. Я редко применял остатки своего колдовства: это всегда напоминало мне о том, сколько удивительных возможностей я имел, когда обладал волшебством. Но сейчас, думая о Сиарре, прячущейся где-то и наверняка до смерти перепуганной, я был рад и тому, что во мне от него осталось.

Я протиснулся в узкую трубу, стараясь не думать о том, из чего состоит грязь, которая чавкала подо мной. Скорее всего мой нос каким-то образом самозащитился – вонь, наполнявшая воздух, казалась мне не настолько невыносимой, как я предполагал.

Труба оказалась каменной, а ее стены тоже светились тусклым сиянием, но рассмотреть, что там за гадость под моими руками и ногами, я, к счастью, не мог.

По-видимому, Сиарра забралась еще дальше, но для нее, маленькой и худенькой, это не составило бы большого труда.

Как самый старший, я с раннего детства заботился о своих братишке и сестренке. Тостена вот уже два года не было дома. Что же касалось Сиарры, она до сих пор нередко нуждалась в моей помощи, потому что не могла говорить, а еще Надоеда отличалась повышенной любознательностью и постоянно попадала в какие-нибудь переделки.

Сейчас, когда в Хуроге гостили дядя и кузены, мне не следовало уходить из замка. Но я не смог устоять перед зовом гор.

Теперь к обеду мы с Сиаррой определенно не успевали. Если, конечно, отец не задержится со своей компанией на охоте. Впрочем, когда мы оба – и я, и Сиарра – представали перед ним как злостные нарушители порядка, он обрушивал основную часть гнева не на сестру, а на меня.

Туннель раздваивался, и я со вздохом вспомнил, что за это лето вытянулся еще на пару дюймов. Решив, что Надоеда выбрала бы более светлую и менее грязную трубу, хотя та и была уже, я свернул направо.

С трудом протиснувшись в тесное пространство, я резко затормозил и приоткрыл от удивления рот. Туннель круто поднимался вверх, а через пол-ярда так же круто уходил вниз.

Я задумался. Конечно, гномы, строя системы стока отходов, применяли какие-то особые секреты, но главным в подобном сооружении должно было быть наклонное положение – чтобы нечистоты текли вниз, в реку. Я растерялся, не понимая, где искать сестру.

Почесав затылок и тщательно поразмыслив, я пришел к выводу, что очутился в «спасательном туннеле». Подобные строили во всех старых замках. Когда-то Хурог был несметно богат – гномы активно занимались торговлей. Поэтому замок нередко осаждали враги.

У меня перехватило дыхание: что, если Сиарра упала вниз?

Мое сердце стучало бешено и громко, когда я карабкался наверх, неуклюже, как лягушка, выбрасывая вперед то одну, то другую руку, потом подтягивая к себе ноги. Тревожные мысли проносились в моей голове нескончаемой вереницей.

Боже! О Боже! Где моя сестренка?.. – стучало в висках.

Неожиданно я почувствовал, что мое лицо как будто немеет: вокруг концентрировалась магия!

Я моргнул и ошеломленно уставился на гладкий камень, который находился под моей левой рукой. Он вдруг засветился красно-зеленым светом, намного более ярким, чем тот, каким сияли стены. На мгновение я зажмурился, чувствуя, что глаза наполняются слезами, двинулся вперед и не заметил, как пол подо мной исчез.

2
{"b":"4717","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семь шагов к финансовой свободе
Иероглиф зла
О да, босс!
Мир Льда и Пламени. Официальная история Вестероса и Игры Престолов
Вывоз мусора
Свобода
Поколение победителей
Бросай курить сейчас, не набирая вес
Икона по воле случая