ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, она продала тебя Сирнэку, – задумчиво протянул я.

Бастилла вздохнула.

– Но теперь ты свободна. Можешь идти, куда пожелаешь.

Бастилла покачала головой.

– Моя семья отдала меня Колите, милорд. И будет обязана сделать это повторно, если я явлюсь домой. А Колита просто-напросто передаст меня Сирнэку. Мне некуда идти. Если вы возьмете меня с собой, я могу оказаться полезной.

Она склонила голову и переступила с ноги на ногу.

– А как ты узнала о Хуроге? – неожиданно спросил Орег. – На протяжении уже долгих лет Хурог не являлся убежищем для беглых рабов. Если бы ты появилась на этой земле каких-нибудь пару месяцев назад, отец моего нынешнего лорда незамедлительно вернул бы тебя хозяину.

Бастилла рассмеялась, хотя смех ее был наполнен жутким трагизмом.

– У Сирнэка есть мальчик-раб, в чьи обязанности входит поддерживать огонь в той комнате, где собираются за выпивкой и разговорами мужчины. Он поведал мне, что однажды среди гостей Сирнэка появился один чудесный лорд, который битый час рассказывал всем о славном замке под названием Хурог. Наверное, мальчишка слушал его очень внимательно: он помнит то, что слышал, почти наизусть.

Я засмеялся.

– Дело не в том, как этот мальчик слушал меня, а в том, как часто. В последний раз, когда мы с отцом ездили ко двору, я ходил к Сирнэку при каждом удобном случае и буквально надоедал своими рассказами всем, кого встречал. Тогда мне не удалось добиться того, чего я хотел.

Я страстно мечтал не позволить одному молодому человеку попасть в лапы Сирнэка. Но не смог.

Забавно! Выяснилось, что и к побегу Бастиллы я имел непосредственное отношение. Итак, все, даже потеря Сирнэком драгоценной рабыни, играло против меня.

Я провел ладонью по лбу.

– Ты уверена, что хочешь идти с нами, Бастилла? А то обстоятельство, что скоро мы можем оказаться на настоящей войне в Оранстоне, не пугает тебя?

– Лучше идти с вами, милорд, чем заниматься торговлей собственным телом в грязных подворотнях, – ответила она.

– Что ж, – воскликнул я с беспечной веселостью. – Тогда готовься стать одним из членов команды наемников.

Некоторое время все молчали.

Я первым нарушил тишину.

– Мне нельзя оставаться Вардом из Хурога. Его в любой момент могут отправить в Эстиан. Всем известно, что он – идиот и должен сидеть в королевском доме для полоумных. Наверное, мне следует превратиться в его младшего брата, рожденного от порочной связи отца и стремящегося заполучить доброе имя. Я взял деньги и лошадь из дома и сбежал вместе со своим верным слугой… – Я почесал затылок. – Надо подумать, кто лучше подходит для роли верного слуги, Аксиэль или Пенрод. Наверное, Пенрод. Он больше похож на старого преданного слугу. Сиарра будет оруженосцем, и называть нам ее следует Сиарр. Для нее безопаснее быть юношей. Аксиэля мы могли повстречать в пути – голодного бедняка, воина, чей хозяин погиб от болезни по дороге домой. Орег будет моим кузеном или единокровным братом, рожденным неизвестно кем…

– А это правда? – спросила Бастилла, несколько оживившись.

– Да, – ответил я, отрываясь от своих выдумок и возвращаясь в окружающую действительность. – Но он не любит об этом распространяться.

– Не люблю об этом распространяться? – переспросил Орег, приподнимая бровь.

– Не любишь, – твердо заявил я.

– А я? – спросила Бастилла, немного подаваясь вперед.

– Та, с кем согрешил твой отец за девять месяцев до появления на свет тебя, – предложил Орег.

– Нет, – запротестовал я. – Мне не нравится этот вариант. Слишком мелодраматично. Лучше так: мы наняли тебя в Тирфаннинге. Рожденную в Эйвинхеле колдунью, случайно попавшую в северные края.

– Которая чудом спаслась при кораблекрушении, – с воодушевлением подхватила Бастилла. – И очутилась слишком далеко от дома. Поэтому-то она и согласилась стать наемной волшебницей в компании воинов, которые с первого взгляда внушили ей доверие.

– Прекрасно.

Я кивнул. Мне нравилась Бастилла, и вовсе не только потому, что она была красивой.

– Странно, – пробормотала Бастилла с внезапной серьезностью в голосе. – Раньше мне никогда и в голову не приходило, что в один прекрасный день я окажусь так далеко от дома. Обитателям Колитской обители запрещено выходить за пределы стен, огораживающих храмы. Некоторые из нас излучают слабое сияние. Это особый знак – подтверждение того, что этим волшебникам удалось побеседовать с богиней. Я же никогда не чувствовала ее присутствия. Мне не помогали даже специальные снадобья, их давали нам каждый день, чтобы помочь связаться с нею. Колита была очень недовольна мной: я ни храмам, ни богине не приносила никакой пользы.

Ее голос звучал напряженно, и в нем отчетливо слышались смущение и стыд.

Орег пренебрежительно усмехнулся.

– Кто придумал поить людей зельями для соприкосновения с богами? Глупости! Это никогда не поможет. Спроси об этом отшельников в Меноге. Их атервонской силы хватит на то, чтобы разрушить башню Экотил. И их мощь естественна. Никто не пичкает отшельников специальными снадобьями.

Я кашлянул и испытующе взглянул на Бастиллу, надеясь, что она, уроженка Эйвинхеля, не знает толвенской истории.

– Ты сказал – Меног? Руины, что находятся рядом с Эстианом?.. Насколько мне известно, эти старинные сооружения разрушили во время войн Реформации, а вместе с ними и весь Атервонский орден, – сказала Бастилла, недоуменно пожимая плечами.

События, о которых шла речь, произошли несколько сотен лет назад, а сейчас в Меноге не было ни единой души.

Последовало продолжительное молчание.

– Я очень увлекаюсь историей, – сказал Орег, чувствуя, что должен выпутываться из ловушки, в которую сам себя загнал. – Иногда мне кажется, что времена давно минувшие мне ближе и милее, чем современность.

Бастилла поверила ему. Это было похоже на правду гораздо больше, нежели сама правда.

– А где вы, двое, встретились? – спросила она после минутного молчания. – Аксиэль и Пенрод знают тебя совсем недавно, Орег, и в тебе много странного… Например, то, что ты исключительный колдун. По возрасту ты слишком молод, чтобы так прекрасно владеть своими магическими способностями. Даже Колита не может переноситься из одного места в другое, не затратив массу усилий и не преодолев ряд серьезных сложностей. Ты же справляешься с этой задачей с невероятной легкостью.

– Орег принадлежит к нашей семье, – вмешался я в разговор.

– Внебрачный Надоеда, – уточнил Орег. – На самом деле я гораздо старше, чем выгляжу. Существует специальное заклинание… – Его голос резко оборвался. – А познакомились мы очень просто, – продолжил он. – Я захотел осмотреть семейные владения. Незаметно проник в замок. Там-то Вард и Сиарра и обнаружили меня.

Он лгал, как и я. Но использовал при этом максимум правдивых фактов. В таком случае ложь звучит гораздо правдоподобнее, так легче убедить собеседника в том, в чем хочешь. И запутать. Мы с Орегом были отличными лжецами. Может, это передалось нам обоим по наследству?

Над землей еще царила ночь, когда я проснулся, почувствовав прикосновение чьей-то руки на своем плече.

Открыв глаза, я увидел склонившуюся надо мной фигуру Пенрода.

Быстро и как можно более бесшумно вскочив на ноги и схватив меч, я последовал за ним на тот холм, где буквально пару часов назад сидел на бревне, разговаривая с Орегом и Бастиллой.

Нас ждал Орег. Я мгновенно понял, зачем меня разбудили. На расстоянии не более полумили от того места, где мы стояли, сияло над верхушками деревьев оранжевое колышущееся облако – свет от костра.

– Вы уже проверили, кто там? – шепотом спросил я.

Пенрод покачал головой.

– Я отправлюсь на разведку. А вы оставайтесь здесь и будьте начеку: если услышите, что там завязалась драка, будите остальных, – приказал я.

Идти по лесу бесшумно – задача не из легких. А по ночному лесу, когда дорогу освещает лишь проглядывающая из-за туч луна, – вообще невыполнимое задание. В этом я убедился, пробираясь туда, где горел костер. Если люди, которые его развели, не были глухими или если не спали крепким сном, то прекрасно знали, что кто-то приближается.

25
{"b":"4717","o":1}