ЛитМир - Электронная Библиотека

Главной его проблемой было отношение к окружающим – в особенности к Орегу. Как и все остальные, он сразу поверил в то, что Орег доводится нам родственником, но появился на свет незаконно. Но это лишь усилило его неприязнь к нему.

Он почти ни с кем не разговаривал, кроме Сиарры, а Орега попросту презирал. Если бы Орег был обычным юношей, я уже начал бы беспокоиться за него. В данной же ситуации меня тревожило состояние Тостена.

В поединке с Тостеном Орегу приходилось быть предельно внимательным, чтобы не получить ранение острым лезвием меча.

– Это всего лишь учебный бой, Тостен! Не забывай об этом! – крикнул я, с беспокойством глядя на брата.

Постепенно ярость, с которой он наносил удары, ослабла.

Аксиэль, занимавшийся приготовлением завтрака, поднял голову и кивнул в подтверждение моих слов.

– Аксиэль, расскажи нам о сражении у замка Фар-ниш, – попросил я, продолжая напряженно следить за Орегом и Тостеном.

– Опять про Фарниш! – выкрикнул на выдохе Орег, ловко уклоняясь от очередного удара Тостена. – Что угодно, только не это!

Аксиэль был отличным бойцом, лучше, чем Стейла. Благодаря ему я тоже многому научился. Кроме того, он прекрасно разбирался в тактике ведения военных операций.

Пенрод был быстр и умен. В тренировочных поединках со мной он нередко оказывался победителем.

При каждой удобной возможности я просил их обоих рассказать нам что-нибудь важное о тех войнах в Оранстоне, в которых они принимали участие, о других сражениях, о стратегии и правилах ведения войны.

Они добродушно посмеивались надо мной, но тем не менее охотно рассказывали, о чем я просил. Причем рассказывали много и понятно.

Я внимал каждому их слову и пытался все запомнить.

После завтрака и очередной выслушанной военной истории мы вновь отправлялись в дорогу. В этих местах пейзаж отличался невыносимым однообразием. Это затрудняло путь. Казалось, сегодняшний день ничем не отличается от вчерашнего, и завтра все в точности повторится.

После ужина и вечерней тренировки, когда до наступления темноты оставалось около часа, я отправлялся на прогулку на Нарциссе. Иногда я использовал это время для охоты, иногда – для тренировок с жеребцом: учил его разным командам, в том числе и тем, которые обязаны знать лошади, которым предстоит участвовать в реальном бою.

Эти прогулки помогали мне сохранять бодрость и давали возможность побыть самим собой – кем бы я ни был на самом деле.

С членами своей команды я вел себя как Селег, мой отважный кумир, герой из легенд. Я заимствовал у него уравновешенность и умение командовать, и лишь один Орег замечал, саркастически улыбаясь, что происходит.

Когда мы подошли к Эстиану, я с удивлением отметил, что моя команда держится с той же уверенностью, с какой я управляю ею. Всем бойцам, даже Орегу, передалось спокойствие и хладнокровие Селега. Один Нарцисс чувствовал, что меня одолевают сомнения.

– Итак, Аксиэль, что ты скажешь о нас как о воинской единице? – спросил я, лежа на земле, тяжело дыша после тренировочной схватки с Аксиэлем и наблюдая за борьбой Сиарры и Орега. – Годимся ли мы для вступления в настоящую войну или кому-то из нас все же следует сходить в Эстиан и нанять кого-нибудь еще?

– У меня создается впечатление, что этого парня готовили когда-то для роли убийцы-наемника, – заметил Аксиэль, кивая в сторону Орега.

Аксиэль не был настолько вымотан, как я, но его одежды промокли от пота, и это меня несколько утешало.

– Орег – убийца-наемник? – переспросил я и принялся пристальнее следить за Орегом.

– С Сиаррой он ведет себя осторожнее. Но каждое его движение – движение убийцы. Где ты нашел его? Профессионально подготовленные душегубы, к тому же маги, на дороге не валяются, – заметил Аксиэль.

– Орег сам меня нашел, – честно признался я. – Он – Хурог. Незаконнорожденный Надоеда, но все равно Хурог. Мне известно очень немногое о его происхождении, но будь я проклят, если стану обращаться с ним, как когда-то обращался мой отец.

– А-а, – ответил Аксиэль и помолчал. – Полагаю, нам больше никто не нужен. Внезапная атака и быстрый отход, ночные набеги – вот лучшая тактика ведения боя для нас. Максимум мастерства и минимум шансов на то, что понесем потери.

– И минимум славы, – добавил я. – Хотя я вовсе не собираюсь вступать в ближний бой с противником, явно уступающим мне по численности. А потом гордиться победой.

– Мудрый генерал никогда не заставит свое войско вступать врукопашную, – согласился Аксиэль, цитируя мою тетку.

– Бей врага по слабым местам, – продолжил я вспоминать слова Стейлы.

– И избегай столкновения с ним, если он явно сильнее, – закончил мысль Тостен, отходя от костра и приближаясь к нам. – Уничтожь их провизию и припасы…

Борьба Орега с Сиаррой превратилась в игру. Он метал в ее сторону обиженные взгляды, а она звонко хихикала. Я улыбнулся, а когда Орег перекинул Сиарру через плечо и закружил с ней по поляне, добродушно рассмеялся.

Глава 6

ЭСТИАН: ЭРДРИК, БЕКРАМ и ГАРРАНОН

Это была не только моя история. Кое-что я узнал лишь гораздо позднее. Те события, которые происходили в Эстиане, когда мы только подъезжали к нему, сыграли значительную роль в развитии событий дальнейших.

Обычно трактаты, которые Эрдрик брал в королевской библиотеке, увлекали его настолько, что он ни о чем больше не думал. Сегодня же ему никак не удавалось сконцентрировать внимание на чтении: звуки, доносившиеся из соседней комнаты, жутко ему мешали.

Он раздраженно перевернулся на другой бок в своей кровати и перелистнул страницу.

– Могли бы вести себя и потише! – слетело с его губ, когда из-за стены послышался пронзительный женский визг. – Какая мерзость!..

Королева была старше их матери. Хотя и гораздо красивее.

То, чем занимался брат, не волновало Эрдрика: он уже привык к любовным приключениям Бекрама. Они тянулись нескончаемой вереницей с того самого момента, когда служанка их матери соблазнила его в ранней юности.

Эрдрик тревожился о другом: о том, как бы после интрижки с королевой голова Бекрама не оказалась на плахе. Бекрам обожал играть с огнем, а Эрдрик, как обычно, не находил себе места, думая о возможных последствиях шалостей брата.

Вспомнив, как сегодня вечером королева перепутала его с Бекрамом и прямо в присутствии придворных коснулась его руки, Эрдрик с отвращением фыркнул.

Сначала удостоверилась бы, что не ошиблась, а потом приставала бы, раздраженно подумал он и тяжело вздохнул. Если об их связи станет известно королю, то не один Бекрам лишится жизни. Королеву за супружескую измену муженек задушит собственными руками.

Хотя король наверняка уже догадывался о том, что происходит. На протяжении всей прошедшей недели Эрдрик не раз ловил на себе его внимательный взгляд. Вряд ли этот взгляд означал упрек за слишком частое посещение королевской библиотеки. Скорее всего король просто принимал Эрдрика за брата. Утешало лишь то обстоятельство, что в выражении королевских глаз не было злости. Лишь задумчивость.

* * *

Гарранон приподнял голову с мягкой подушки, чтобы взглянуть в глаза убийце своего отца. И заговорил с ним мягко и спокойно:

– Я получил известие из своих владений. На западе учащаются набеги ворсагских банд.

Джаковен, Король Пяти Королевств Толвена, безразлично махнул рукой, поднял с пола край упавшего с кровати бархатного покрывала с замысловатой вышивкой и закинул его обратно.

– Ворсагцы там надолго не задержатся. Земли их не интересуют, для них они – ничто. Они ведь не фермеры, а всего лишь разбойники.

– Ваше величество, ворсагцы убивают людей. Ваших и моих, – возразил Гарранон.

Он встревожился, но пытался сохранять внешнее спокойствие.

– Мальчик мой, – добродушно произнес король. – Ты слишком сгущаешь краски. На самом деле не происходит ничего страшного. Лучше засыпай. И мне не мешай отдыхать.

27
{"b":"4717","o":1}