ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни
Под давлением. Эпидемия стресса и тревоги у девочек
Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей?
Друг государства. Гении и бездарности, изменившие ход истории. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков
Специалист по выживанию
Расплата по чужим счетам
Время Темных охотников
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Дары несовершенства. Как полюбить себя таким, какой ты есть

Ей хотелось отпустить еще одно язвительное замечание в адрес чрезмерно крупных лошадей северян, но она ни за что не позволила бы себе подобной грубости, потому что четко знала, с кем допустимы шутки и насмешки, а с кем – нет.

Аксиэль уложил Орега на матрас и укрыл двумя одеялами. Но Орега продолжало колотить.

– Я должен забрать Пенрода, – пробормотал Аксиэль, но Орег его не слышал.

Через несколько мгновений сын короля гномов уже усаживался в седло. Его конь вздохнул как-то совсем по-человечески и послушно зашагал в сторону перелеска.

– Эх, дружище, дружище, – пробормотал Аксиэль, обращаясь к верному четвероногому товарищу. – Даже не знаю, почему последствия сражения зачастую бывают более страшными, чем сам бой.

Аксиэль тоже устал. Конечно, люди неспроста рассказывали друг другу истории о поразительной выносливости гномов, но он был гномом лишь наполовину. К тому же все сильнее ощущал тупую боль в районе ребер, но пытался не придавать этому большого значения. По крайней мере до тех пор, пока не позаботится о покойном Пенроде.

Странно, подумал он, как воин, подобный Пенроду, мог уйти из жизни так по-глупому? Хотя… Не стоит ломать над этим голову! Надо принять факт смерти и смириться с ней.

Этому он давно был научен.

Тело Пенрода лежало на том же месте. Вечерело, и тень от утеса, падавшая на покойника, придавала его виду какой-то особенной жути.

– Спи спокойно, дружок, – пробормотал Аксиэль и поднял Пенрода на руки так аккуратно, словно тот был всего лишь ранен.

Сиарра безмолвно рыдала, наблюдая за тем, как оранжевые языки пламени поглощают Пенрода.

Аксиэль с нежностью положил руку ей на плечо. Сам он не плакал. Предавать огню умершего друга доводилось ему далеко не раз. Тела мертвых людей чернели и лишь потом рассыпались в прах. Обычные люди не видели из-за огня, что происходит, а он был сыном гнома, и его зрение сильно отличалось от зрения окружающих. Он смотрел на костер, почти не мигая, плотно сжав пересохшие после боя губы.

Когда Сиарра уткнулась ему лицом в грудь, он обнял ее и погладил по голове.

– Пойдем, девочка. Разобьем палатку, пока совсем не стемнело. Скоро вернутся твои братья. Вернутся, поедят и сразу улягутся спать.

Было почти темно, когда Бекрам и Кирковенал достигли лагеря, разбитого на окраине деревни. По догоравшим углям в большом кострище они сразу поняли, что недавно здесь шло сражение.

Никто из попадавшихся им по пути солдат не знал, где находится Вард. Неожиданно Бекрам почувствовал, что кто-то схватил его за рукав маленькой, почти детской рукой. Он повернулся и увидел Сиарру.

– Сиарра! Где Вард? С ним что-нибудь случилось?

Сиарра покачала головой, потом растерянно пожала плечами, сильнее сжала руку Бекрама и повела его в центр лагеря. Кирковенал спрыгнул с лошади и последовал за ними.

У дымящегося над костром котла стоял Аксиэль.

– Бекрам, что ты здесь делаешь? – удивленно спросил он, увидев сына Дараха.

– Ищу своего кузена. Ты не знаешь, где он?

Аксиэль передал половник молоденькому солдату.

– Постоянно помешивай кашу. А не то она подгорит и ужинать будет нечем. – Он подошел к Бекраму, Сиарре и Кирковеналу. – Не могу сказать точно, куда уехал Вард. По нашим предположениям, они вместе с Тостеном и Бастиллой поскакали за кем-то из ворсагцев. Мы сражались с ними часа два назад. В момент их отступления Вард с Пенродом, Тостеном и Бастиллой устремились в тот лесок. Пенрода мы нашли мертвым у небольшой скалы за деревьями. А Вард с братом и Бастиллой, по-видимому, устремились на юг. Зачем он тебе понадобился так срочно, Бекрам?

На протяжении всего пути от Каллиса Бекрам обдумывал полученные от Кирковенала сведения, сопоставлял их с рассказами и догадками Варда и пришел к некоторым выводам.

– Черный Сирнэк из Эстиана продает информацию королю Кариану. А раньше продавал ее его отцу, – начал говорить он. – Поначалу это были лишь сведения, касающиеся военных вопросов. Но новый правитель Ворсага захотел иного – завладеть как можно большим количеством магии. Поэтому люди, работающие в таверне Сирнэка, стали покупать – а также, наверное, и воровать – и приносить хозяину различные магические предметы. Пару лет назад, когда отец Кариана заболел, Сирнэк нанял несколько новых работников, в том числе и рабыню – Бастиллу. На самом деле никакая она не рабыня. Она и раньше работала на Кариана.

– Бастилла работала на Кариана?.. – воскликнул Аксиэль.

– Мы считаем, что именно поэтому она решила направиться в Хурог, – пояснил Бекрам. – Бастилла не нуждалась в свободе. Кирковенал знает наверняка, что одного человека эта женщина убила, а над другим страшно издевалась. Сирнэк не смел ею командовать – она управляла им. Нам кажется, Бастилла услышала сказку о хранящихся в Хуроге драгоценностях и решила проверить, правду говорят люди или лгут. А ее любовник, Ландислоу, отправился вслед за ней. Побоялся, что она присвоит богатства себе.

Аксиэль решительно покачал головой.

– Когда мы сбегали из Хурога, ее ноги все еще были израненными… А на спине у нее я видел шрамы.

В разговор вмешался Кирковенал:

– Я сам был свидетелем того, как она резала ножом спину живого человека. Просто так. Это доставляло ей удовольствие. Кроме того, я не раз наблюдал, как Черный Сирнэк, которого побаивается даже король, съеживается от страха, когда она чем-то недовольна. Видел также, как ловко ей удается разыгрывать из себя невинную скромницу или умелую обольстительницу.

Бекрам первым нарушил молчание, которое последовало за словами Кирковенала:

– Перед тем как Бастилла «сбежала» в Хурог, Ландислоу долго выспрашивал у меня, есть ли в замке Хурогметена драгоценности гномов. Это полная чушь, я так ему и отвечал, но им, по-видимому, захотелось Удостовериться, что я не вру. Единственное, чего я никак не могу понять, так это почему Бастилла осталась с Вардом.

Неожиданно ему в голову пришла хорошая мысль.

– Может, она что-нибудь обнаружила? Нечто такое, чем ей не удалось завладеть так просто… Вард спасает ее, говорит ей, что он едет в Оранстон, и эта ведьма решает отправиться с ним. Отсюда легче всего связаться с Карианом.

– Хавернесс считает, что у ворсагцев на территории Оранстона есть свой лагерь, – сказал вдруг Кирковенал. – Ты сказал, Аксиэль, что Вард, его брат и Бастилла отправились на юг, верно? Бурил совсем недалеко отсюда.

– Замок Гарранона? – спросил Бекрам.

Кирковенал кивнул.

– А управляет им в данный момент Ландислоу. Ландислоу, любовник Бастиллы.

– Который ненавидит короля гораздо больше, чем ворсагцев, – добавил Бекрам.

– Все это только слова, – заявил Аксиэль. – У вас нет доказательств!

Лицо Бекрама стало жестким.

– Когда Вард уехал? – спросил он.

Аксиэль пожал плечами.

– Сразу после боя.

– Ответь мне на такой вопрос: может ли военачальник, прошедший школу Стейлы, оставить свое войско после сражения? Тем более ради того, чтобы погнаться за парой недобитых врагов? – спросил Бекрам.

Аксиэль промолчал.

– Не может! Я считаю, что Бастилла до сих пор верит в существование хурогских драгоценностей, но полагает, что без помощи Варда ей их не заполучить! А Тостена она наверняка намеревается использовать в качестве дополнительного способа влияния на Варда.

Глава 10

ВАРДВИК

Смерть – отвратительная штука. И кажется еще более страшной, если непрерывно льет дождь.

Несколько недель моих попыток стать прославленным героем не принесли никаких результатов. По пути к южным границам Оранстона мы не встретили ни одного сколько-нибудь значительного ворсагского отряда, лишь пару неорганизованных кучек бандитов да разоренные деревни, где ворсагцы уже побывали.

Постоянно шел дождь, лишь иногда сменяясь градом или мокрым снегом – очевидно, для разнообразия. От этого на душе у нас тоже было мрачно и пасмурно. У коня Орега от нескончаемой сырости загноилась нога, хоть мы и смазывали копыта всех своих лошадей специальным маслом.

43
{"b":"4717","o":1}