ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одержимость
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
София слышит зеркала
Четвертая обезьяна
Дерзкий рейд
Корабль приговоренных
Вокруг света за 100 дней и 100 рублей
Мое сокровище

Может, и в этой деревне ворсагцы искали что-нибудь волшебное? – неожиданно подумал я. – И вовсех предыдущих поселениях, в которых они побывали, тоже?

В наши дни большинство храмов владели лишь всякими безделушками. Но некоторые святилища до сих пор сохраняли настоящие магические сокровища.

Оранстон, подобно другим королевствам, был древней землей. Многие развалины и старинные храмы таили в себе значительную колдовскую мощь.

Я оглядел незастроенные участки земли, но не увидел никаких следов. Если бы где-то здесь до недавнего времени лежал огромный камень, от него осталась бы яма. Конечно, кто-то мог утащить его и гораздо раньше, но я почему-то считал, что это произошло не больше чем полдня назад.

Что, если каменного дракона все же унес Кариан? – продолжал размышлять я. – Сколько же магической силы он получил, завладев им?

С детских лет я слышал рассказы о временах Империи. Историки называли этот период расцветом магии. Впрочем, мой отец был убежден, что расцвета магии никогда не существовало.

– Все это сказки! – заявлял он, пренебрежительно отмахиваясь. – Игра чьего-то бурного воображения!

Что будет, если все оставшиеся магические предметы сосредоточить в руках одного человека? – подумал я и захотел поскорее увидеть Орега и задать ему не дававшие мне покоя вопросы.

Я уже повернулся и собрался отправиться в обратный путь, но что-то меня остановило. В голову вдруг пришла необычная мысль: быть может, ворсагцы захотели сжечь тела убитых, чтобы замести следы каких-то своих злодеяний?

Я пристальнее оглядел трупы людей. Большинство из них были обнаженными и лежали на животе. Руки и ноги многих стягивали веревки, глаза закрывали неровные куски ткани, возможно, оторванные от их одежды. Позы тех убитых, чьи конечности не были связаны, красноречиво говорили о том, что они пытались оказывать сопротивление. Над покойниками не кружили мухи, ведь шел дождь.

Я родился и вырос на землях, где чувство ответственности за людей передавалось лордам с молоком матери. У меня не укладывалось в голове, что наш верховный король так спокойно позволяет бандитам истреблять его народ.

Когда-то у оранстонцев был заботливый защитник, но его убили во время мятежа. А королю Джаковену, по-видимому, не было никакого дела до несчастных южан.

Я сосчитал покойников.

Семьдесят два.

Наверное, расправа с жителями деревни заняла у ворсагцев немало времени, с горечью отметил я, присел на корточки и приподнял с тростника тело девочки лет двенадцати. Ее детское лицо было перепачкано грязью, которую тут же принялся смывать дождь. Я обнаружил на ней единственную рану – небольшой порез на шее. На теле несчастной я увидел какие-то знаки – вырезанные и нанесенные краской. Последние под дождевым потоком стали исчезать у меня на глазах.

Я оглядел веревки на руках и ногах девочки. Они были затянуты так сильно, что глубоко, почти до кости, врезались в плоть. Под телом не было крови, и я догадался, что убитых подвешивали за ноги, чтобы обескровить.

Как туши свиней во время осеннего убоя, мелькнуло у меня в голове. Ярость обожгла меня с такой силой, что магия, пробудившаяся во мне в Меноге, наполнила меня целиком – руки, ноги, грудь, голову. Я не видел своего колдовства, но прекрасно чувствовал его присутствие. Неожиданно тело девочки, которого я все еще касался, вспыхнуло ярким пламенем, и вскоре огонь перекинулся на соседние трупы.

Нарцисс испуганно отскочил в сторону, отфыркиваясь и мотая головой.

Я никогда не был особенно религиозным – мало что знал о Мероне, не преклонялся перед Векке, богом войны. Но ощутил сейчас с невероятной отчетливостью, что должен подарить этим людям хоть каплю справедливости. Молитва, которой давным-давно научила меня няня, сама собой зазвучала в моей голове – шавигская молитва, возможно, не имеющая никакого отношения к жителям этих влажных краев. Я закрыл глаза и запел, обращаясь к Сиферну, богу справедливости и равновесия, а пламя заполыхало с удвоенной силой.

Сиферн услышал меня и явился на мой зов. Я его не видел, но чувствовал, с какой заботой он принимает в свои объятия души убитых, чувствовал на своем лбу его теплое прикосновение.

Когда я открыл глаза и взглянул на догоравший передо мной костер, то ощутил странную легкость и ясность. Мне стало вдруг понятно, что истинной причиной моего дурного настроения в последние дни был вовсе не дождь, а сознание того, что мне уже никогда не завладеть Хурогом. К королю Джаковену не имело смысла обращаться с просьбами. Это ни к чему не приведет.

Я вздохнул. В конце концов Дарах будет лучше управлять Хурогом, чем отец.

Неожиданно – наверное, впервые за всю свою жизнь – я понял, что могу поставить перед собой настоящую задачу: помогать несчастным, подобным тем, чьи души я только что освободил.

– Лорд Вардвик?..

Услышав донесшийся до меня из-за спины голос Аксиэля, я вздрогнул от неожиданности и повернул голову. Он стоял на коленях, почтительно склонив голову.

Его необычная поза насторожила меня. Я вскочил на ноги и жестом велел ему тоже подняться.

– Я ведь приказал вам оставаться на месте!

Аксиэль взглянул на меня с восторженным благоговением.

– Мы долго ждали вас. А когда все уже забеспокоились, я, как самый выносливый, отправился на разведку. Остальные не знали, что им делать. Возможно, скоро и они появятся здесь. – Он перевел дыхание. – Еще до въезда в деревню, милорд, я учуял запах зла, такой интенсивный, какого не ощущал на протяжении вот уже нескольких веков. Так пахнет кровавая магия… Потом я услышал вашу песнь, обращенную к Сиферну, и почувствовал, как бог справедливости явился на ваш зов, милорд, и как он очистил это место от чудовищного зла. Мой отец говорил, что мы должны искать спасение в Хуроге. Я понял смысл его слов только сейчас.

Я смотрел на Аксиэля в полной растерянности. Что вызвало в нем столько уважения ко мне, столько восторга? Орег или Бастилла смогли бы поджечь этот погребальный костер с большей легкостью. Слова Аксиэля повторно прозвучали в моей голове. Я покачал головой и вскрикнул:

– Ты сказал… Не сталкивался с кровавой магией вот уже несколько веков?

Аксиэль быстро поднялся на ноги. Выражение его лица резко изменилось. Восторженное благоговение исчезло, и он смущенно улыбнулся:

– Видите ли, Вард… Подданные моего отца живут несколько дольше обычных людей… Меня послали в Хурог пятьдесят лет назад. Я должен спасти свой народ.

Я не верил своим ушам.

– Но ты… Выглядишь вовсе не как гном…

– Я похож на маму, – пояснил Аксиэль. – Мой отец примерно такого роста. – Он приложил руку к своему плечу. – И вдвое полнее меня.

Я уставился на дымящийся пепел и вспомнил вдруг о тайне каменного дракона. И даже обрадовался: ведь занимаясь поиском ее разгадки, я мог не думать о потере Хурога.

– Ты помнишь, какого размера был каменный дракон?

Аксиэль на мгновение задумался.

– Немного больше, чем Нарцисс. Он выглядел как обыкновенная каменная глыба.

– Его здесь нет, – сообщил я. – Нет даже каких бы то ни было следов.

Аксиэль приблизился ко мне.

– Это весьма странно. Хотя… С того времени, когда я был в этом месте в прошлый раз, прошло очень много времени. Камень могли перенести отсюда.

– Я мало что знаю о магии, – задумчиво глядя в пустоту, произнес я. – Но тела людей, которые только что сгорели на костре, были обескровлены. По-видимому, их подвешивали за ноги и сливали куда-то кровь. Что это может означать?

Аксиэль передернулся и нахмурил брови.

– Я уже говорил, что, приблизившись к этой деревне, сразу почувствовал запах кровавой магии. Но такое огромное количество крови может потребить лишь очень могущественный маг. Ни один из колдунов короля не обладает даже силой Бастиллы. А применять заклинания, для которых потребовалось бы столько крови, под силу лишь такому волшебнику, как Орег.

Я так и думал, что Бастилла лишь прикидывается, что как колдунья не представляет собой ничего особенного. У меня в голове закрутились десятки вопросов, и я уже приоткрыл рот, намереваясь задать их Аксиэлю, но увидел, что Нарцисс метнулся в сторону, и повернул голову.

45
{"b":"4717","o":1}