ЛитМир - Электронная Библиотека

Оказалось, мой конь всего лишь обрадовался появлению всех остальных и поспешил им навстречу, чтобы поприветствовать.

Орег остановился у огромного кострища, но спрыгивать с жеребца не стал.

– Впечатляюще, – заметил он, обводя настороженным взглядом почерневшую от огня дорогу и полуразрушенные дома, вдыхая запах дыма и паленых костей. – Ты сам подготовил место для погребального костра, Вард?

Я покачал головой.

– Об этом позаботились другие!..

Я серьезно посмотрел в глаза столпившимся вокруг меня членам моей команды.

– Каменного дракона здесь нет. Из убитых жителей деревни вылили всю кровь. На их телах были какие-то знаки…

Наверное, мне не следовало торопиться предавать погибших пламени. Но в тот момент, когда я разжигал огонь, мною руководил не разум, а жгучая ярость.

Орег склонил голову набок. Его лицо приняло какое-то странное выражение – мечтательно-блаженное.

– Я чувствую запах дракона, – пробормотал он.

– Аксиэль считает, все, что здесь произошло, связано с кровавой магией, – сказал я.

– Я не вполне уверена, – заметила Бастилла. – Но это не исключено.

– Может ли маг или группа магов извлечь волшебную силу из какого-то колдовского предмета и пользоваться им? – спросил я, глядя то на Орега, то на Бастиллу.

– Может, – ответил Орег.

– Нет, – почти одновременно произнесла Бастилла.

Я вопросительно поднял брови.

Бастилла пожала плечами.

– На мой взгляд, волшебный камень навсегда должен оставаться волшебным камнем… Но я могу ошибаться.

– Только не этот камень! – произнес Орег все так же мечтательно. – Я чувствую запах дракона.

– Тот предмет, о котором идет речь, – сказал Аксиэль, – излучал особую магию. Магию драконов. Если предположить, что однажды кто-то превратил дракона в камень, то существует ли такое заклинание, которое оказало бы на него обратное воздействие? И доступно ли это заклинание ворсагцам?

У меня по спине побежали мурашки.

– Неужели Кариан уже может любоваться настоящим драконом? – спросил Тостен.

– Кто-то может, – спокойно и радостно ответил Орег.

Мое сердце забилось взволнованно и ликующе. Я всегда знал, что не все драконы исчезли.

Я знал это! Знал!

–  Куда мы направимся теперь? – спросила Бастилла.

Я заставил себя на время отвлечься от мыслей о драконах. Теперь мне требовалась определенная информация. Я чувствовал, что в состоянии совершить нечто крайне важное.

– Аксиэль, ты знаешь, каким путем мы можем добраться до Каллиса?

– Каллиса? – с удивлением переспросил Аксиэль. – Конечно, знаю. А почему ты решил ехать именно в Каллис?

– Если кто-нибудь и владеет достоверной информацией о том, как обстоят дела в этих краях, так это старый лис Хавернесс. Я слышал, он до сих пор правит Каллисом.

Люди Хавернесса наверняка знали, имелись ли в тех деревнях, которые подверглись нападению ворсагцев, какие-то волшебные вещи. Они же могли бы подсказать, где еще есть таковые.

Мой отец всегда говорил, что хитрец Хавернесс, разгуливающий при дворе с видом воплощенной верности и порядочности, знает о делах королевств лучше самого короля.

Примерно через час проливной дождь превратился в легкую морось. Мы разбили лагерь в относительно защищенном деревьями месте. Сегодня была моя очередь готовить ужин.

Орег ушел на охоту, а вернулся с двумя кроликами. Я содрал с тушек шкуры и нанизал кроликов на вертела. Бастилла разожгла огонь. Когда запах жареного мяса распространился по округе, Сиарра приблизилась ко мне, опустилась на корточки у огня и принялась переворачивать один из вертелов.

Я подмигнул ей.

– Ты больше меня не избегаешь?

Она улыбнулась и потрогала свободной рукой мой лоб.

– Хочешь узнать, о чем я думаю?

Она кивнула.

– Я думаю о том, сестренка, что теперь мне ясно, что я должен делать. – Я не кривил душой. Несмотря на то что в лапах у Кариана находилась огромная магическая сила и дракон, что его люди беспрепятственно уничтожили жителей большой деревни, что я потерял Хурог, я знал, как мне действовать. – Ты слишком быстро переворачиваешь кролика.

Сиарра прижалась к моему плечу, но вертел продолжала крутить по-прежнему сноровисто.

После ужина все мы отправились за дровами для ночного костра. В лагере осталась лишь Сиарра, вооруженная охотничьим рожком. В случае возникновения опасности она могла подать нам сигнал.

Обычно мы собирали дрова поодиночке, но сегодня Орег отправился вместе со мной. Долгое время он молчал. Потом заговорил странным хриплым голосом:

– Ты опять решил стать героем?

– Оранстон нуждается в герое, – ответил я, пинком отбрасывая камень.

– Ты намереваешься освободить дракона?

– О боже! Орег! Как ты это себе представляешь? Нас всего семеро!

А я далеко не великий военачальник, как мой отец. И не Селег. К тому же у меня нет армии. Ставить перед собой столь грандиозные задачи сравнимо с задумкой мухи пойти войной на коня.

– В той деревне не было следов от драконьего огня… – пробормотал Орег. – Должно быть, он заколдован.

Я подумал вдруг, что человек, имеющий в своем подчинении дракона, может обладать огромной властью.

– Тебе известно заклинание, при помощи которого управляют драконами?..

Последовало многозначительное молчание.

– Что ты собираешься делать? – вымолвил наконец Орег.

– Направиться в Каллис. Там разузнать, как обстоят дела. Потом послать гонца к королю, Дараху и Хавернессу. Возможно, еще не поздно предпринять какие-то меры, чтобы остановить Кариана.

– Тогда они убьют его. – Я понял, что Орег говорит о драконе. – Джаковен не позволит Кариану владеть им.

– А что еще они могут сделать? – спросил я, ужасаясь безвыходности ситуации.

Какое-то время мы оба шли молча.

Орег отвернулся в сторону.

– Селегу не потребовалась армия, чтобы убить дракона.

Я остановился как вкопанный.

– Что ты имеешь в виду?

– Если один из Хурогметенов сделал это однажды, почему бы не сделать и тебе? – медленно произнес Орег.

Я не обратил внимания на сарказм, сквозивший в его словах. Мне казалось, у меня оборвалось сердце.

– Ты хочешь сказать… ты хочешь сказать, что дракона из пещеры заковал в цепи Селег?

Герой, на которого я мечтал походить всю свою жизнь…

«Защищай тех, кто слабее тебя, – писал Селег. – Не скупись на доброту и одаривай ею людей при каждой Удобной возможности…»

Эти слова, над которыми в доме моего отца только посмеялись бы, с детства терзали мою душу. Я зачитывался книгами Селега, пытался следовать его идеалам. Но я не мог не верить Орегу…

– Он убил ее, надеясь получить ее силу для защиты от неприятеля, – пояснил Орег шепотом. – Ему было очень страшно, потому что казалось – у него вот-вот отберут Хурог.

Я смотрел на Орега растерянно и испуганно. Значит, и избить его приказал именно Селег. Избить жестоко, бесчеловечно. Жуткая сцена, невольным свидетелем которой я стал однажды в тронном зале Хурога, так и стояла у меня перед глазами.

Я взглянул в васильковые глаза Орега и, увидев в них странный зловещий огонь, невольно отступил назад. Несмотря на то что обладал волшебным кольцом, несмотря на то что был гораздо больше и сильнее.

– Ну что? Тебе зажилось лучше после того, как ты ее убил? – зловеще прохрипел Орег.

– Послушай, я никого не убивал… – пробормотал я, отступая еще дальше.

– А ведь я предупреждал тебя о том, что за этот поступок тебе придется заплатить дорогой ценой! – продолжал Орег, и в глазах его горела ненависть. – Что и твои дети, и их дети, и внуки будут вынуждены расплачиваться за это!..

Я понял вдруг, что происходящее с Орегом – не сумасшествие. Стейла рассказывала, что подобные вещи случаются с опытными воинами. Страшные эпизоды, пережитые когда-то на полях битв, всплывают иногда в их памяти с такой отчетливостью, что затмевают настоящее. Она называла это «солдатскими видениями».

46
{"b":"4717","o":1}