1
2
3
...
48
49
50
...
64

– Бекрам? Что ты здесь делаешь?..

Он не ответил на мой вопрос, а воскликнул, хлопая меня по плечу:

– Вард! Отец будет счастлив… – Его голос резко оборвался. – Тостен?!

–  Рад снова видеть тебя, Бекрам! – ответил Тостен.

– Не хочу мешать вам приветствовать друг друга, – сказал Хавернесс. – Поэтому ненадолго вас оставлю. Бекрам, позаботься о наших гостях.

Глава 11

ВАРДВИК

Я не вполне понимал, для чего находился в Оранстоне – чтобы защищать его народ от ворсагцев или чтобы воевать против короля. Но и то, и другое мне вполне подходило.

Воины Синей Гвардии разбили свой лагерь на длинной полоске торфяника. Я сразу заметил среди других палаток палатку Стейлы – она тоже была здесь! Трое воинов прохаживались по периметру огороженной территории, поглядывая по сторонам. Другие солдаты наверняка где-нибудь занимались воинской подготовкой. Стейла всегда подходила к делу со всей ответственностью.

– Что вы здесь делаете, Бекрам? Ты и добрая половина Синей Гвардии? – спросил Тостен. Я не решался задать кузену этот вопрос, ведь прекрасно знал, как он ко мне относится. – Неужели король понял, какую опасность представляют для жителей Оранстона набеги ворсагцев?

Бекрам презрительно фыркнул.

– Король просто попался в ловушку своего брата.

– Ализона?

– Да, Ализона. Они поспорили. Ализон заявил, что Хавернесс в состоянии очистить свою землю от неприятеля с войском в сотню воинов, – ответил Бекрам. – А король не верит в это.

– Значит, Хавернесс обратился за помощью к Синей Гвардии? – поинтересовался я, хотя сильно сомневался, что подобное возможно.

Бекрам покачал головой.

– Нет. С Синей Гвардией связана совсем другая история… Лучше расскажи о себе, Вард.

Удивительно, но мне показалось, что Бекрам искренне желает знать, что происходит в моей жизни.

– После смерти отца я многое в себе изменил – как внешне, так и внутренне.

Бекрам задумчиво улыбнулся. На мгновение я усомнился, что передо мной именно Бекрам, а не Эрдрик. Иногда они выдавали себя друг за друга и тогда, несмотря на то, что характеры у них были совершенно разными, представлялось практически невозможным угадать, кто из них Эрдрик, кто Бекрам.

– Эрдрик верно говорил, что ты, Вард, далеко не так глуп, как многие считают.

– Но все же достаточно глуп, чтобы потерять Хурог, – ответил я.

Бекрам пожал плечами и спросил:

– У вас есть палатка?

– Только такая, которую можно разбить в лесу. А здесь нет деревьев.

Бекрам подозвал одного из воинов и приказал ему увести наших лошадей в конюшни. Другому велел освободить для нас одну из палаток.

После того как мы разместили в ней свои вещи, Аксиэль положил руку на плечо Пенроду.

– Мы сходим к Стейле, Вард. Узнаем о ее планах и сообщим, что с тобой все в порядке.

Я кивнул.

– Возьмите с собой Бастиллу и Сиарру. И скажите Стейле, что они будут жить с ней в одной палатке.

Сиарра хлопнула в ладоши и рванула вперед. Аксиэль, Пенрод и Бастилла последовали за ней.

Когда все четверо исчезли из виду, Бекрам повернулся к Тостену и по-братски обнял его.

– Ужасно рад видеть тебя, Тостен. Ты еще играешь на моей арфе?

Тостен кивнул и разулыбался.

Умеет же наш кузен очаровать людей, подумал я. А о том, что именно он подарил Тостену арфу, я даже не подозревал.

– Игрой на этой самой арфе Тостен зарабатывал себе на жизнь в Тирфаннинге, – сказал я.

Лицо Бекрама вытянулось.

– В Тирфаннинге? А почему тогда ты не разыскал его раньше?

– Во-первых, он сам отвез меня туда, – пояснил Тостен и подмигнул мне.

– Ты оставил его на постоялом дворе моряков, Вард? – Бекрам с отвращением поморщился. – Значит, ты вовсе не так умен, как я было подумал.

Я покачал головой, намереваясь возразить, но Тостен опередил меня.

– Вард оставил меня в мастерской бондаря! – с чувством заявил он.

Бекрам усмехнулся.

– И понадеялся, что ты заинтересуешься его ремеслом?

Щеки Тостена гневно вспыхнули.

– Бондарь был отличным человеком. Если бы я не нашел себе другого занятия, то с удовольствием остался бы у него!

Тостен заступается за меня? – пораженно подумал я. – Просто не верится!

–  Вы не познакомили меня со своим другом, – заметил Бекрам, кивая в сторону Орега.

– Он тоже из Хурога, – кратко ответил я. – Его зовут Орег.

Бекрам произнес какую-то приветственную фразу, но Орег не обратил на нее внимания.

– Ты так и не рассказал Варду, что здесь делают солдаты Синей Гвардии, – спокойным и не очень дружелюбным тоном произнес он.

О Бекраме Орегу было известно давно. Его поведение по отношению к моей сестре часто казалось ему возмутительным.

Бекрам окинул Тостена изучающим взглядом и вдруг порывисто повернулся ко мне.

– Ты молодец, Вард! Сумел позаботиться о брате. А вот я своего не уберег. Эрдрик мертв.

Я ахнул, отказываясь верить собственным ушам, а Бекрам продолжал:

– Я спал с королевой. Джаковен убил Эрдрика, приняв его за меня. Я чувствовал, что должен отправиться с Хавернессом на войну, иначе просто убил бы этого подонка!

Он яростно стиснул зубы, а я, желая поддержать его, подошел ближе и положил ладонь ему на плечо. Но в данный момент Бекраму не требовалось утешений. Они все равно ничего не поправили бы. Поэтому Бекрам отступил от меня и вновь заговорил сдавленным голосом:

– Я привез тело Эрдрика в Хурог. А отец, узнав о моем намерении ехать в Оранстон, велел воинам Синей Гвардии направляться со мной.

– Надо полагать, они и составили ту сотню, из которой Хавернессу позволили создать свое войско? – спросил я, не мучая Бекрама вопросами о смерти Эрдрика – чувствовалось, что в данный момент он не желает вдаваться в столь страшные подробности.

– Нет, – ответил Бекрам. – В тот момент, когда я попросил Хавернесса включить меня в списки, его войско было уже почти сформировано.

– Король допустил страшную ошибку, – воскликнул, появляясь из-за палатки, Ализон.

Он был не в привычных для меня придворных одеждах щеголя, а в доспехах из металла и кожи. Таким грозным я не видел его никогда в жизни. Было сложно сказать, подслушивал ли он наш разговор или случайно уловил несколько слов, проходя мимо.

– Джаковен посчитал, что может убить Бекрама безнаказанно, – продолжал брат короля. – Ему показалось, что старый, бедный, мрачный Хурог превратился в ничто, потеряв предыдущего Хурогметена, жесткого и беспощадного. Но Дарах показал ему, что такое народ Хурога, привезя в Эстиан вместе с сыном половину солдат Синей Гвардии. – Ализон усмехнулся. В его умных глазах горел злобный огонь. – У меня было такое впечатление, что, если король только попытается возражать, Дарах незамедлительно поднимет мятеж.

– Джаковену повезло, что нет в живых моего отца. Тот не раздумывая выпустил бы из него кишки, – мрачно добавил я.

Ализон кивнул.

– Вард! Как ты здесь очутился? И… С чем связаны столь грандиозные перемены в тебе? – спросил он.

– Видите ли, при жизни моего отца «блистать умом» было слишком опасно, – весело ответил я. – А сюда я приехал для того, чтобы показать народу Оранстона, как сражаться. За мной последовали мои друзья. Два воина-шавигца могут запросто заменить сотню оранстонцев!

– Будь осторожен, Вард, – предупредил Ализон. – Не дай бог подобные слова услышит кто-нибудь из оранстонцев.

– Правда всегда колет глаза.

Услышав голос своей тетки, я резко повернул голову. Стейла подошла сбоку, на ней были доспехи синих цветов хурогской гвардии, как и на остальных ее солдатах, поэтому я не сразу заметил, что это именно она.

– Стейла!.. – воскликнул я, поднял ее на руки и закружил вместе с ней по твердой торфяной почве.

– Отпусти меня, Вард! – заверещала она, но я чувствовал, что мой порывистый жест ей приятен.

49
{"b":"4717","o":1}