ЛитМир - Электронная Библиотека

Кирковенал остановился спиной к Бекраму.

– После смерти Паулона я направился к Сирнэку. Я тогда все еще не верил, что его рассказ – правда, поэтому не мог провести между теми событиями, о которых упомянул, никаких параллелей. Но вскоре все понял… Дело в том… Она…

Резким движением руки он поднял вверх края рубахи.

– Боги! – пробормотал Бекрам, уставившись на обнаженную спину друга.

Даже в приглушенном свете палатки было видно, что покрывавшие ее шрамы – следы чудовищных пыток.

– Это еще не самое страшное, что она со мной вытворяла, – пробормотал Кирковенал, опуская рубашку. – Мне казалось, я уже в преисподней.

– Почему она не убила тебя? – спросил Бекрам.

– Эта ведьма держала меня у себя два дня. Мне удалось убедить ее в том, что Паулон ни о чем со мной не разговаривал… Я попался ей в лапы, потому что был вдрызг пьяным. – Он повернулся к Бекраму лицом. – С тех пор я капли в рот не беру.

Бекрам поднялся с матрасов.

– Спасибо тебе. Думаю, обо всем этом следует узнать и Варду. Он уехал сегодня утром вместе с Бастиллой. Хоть убей, не помню, куда они направились… Надо выяснить, и как можно скорее.

Кирковенал кивнул.

– Я сам все выясню. И поеду с тобой.

Тайсала перевязывала себе левую руку, слушая своего заместителя, который перечислял погибших и раненых.

Она прекрасно знала своих солдат, вплоть до того, что имела представление о любимых блюдах каждого из них. Терять людей было тяжело. Из пятидесяти человек, приехавших с ней в эту деревню, четырнадцать погибли. Двенадцать – получили тяжелые ранения. Остальные отделались ушибами и царапинами.

Тайсала приказала заместителю найти подходящее место для погребального костра, натаскать туда дров и перенести тела покойных. Другим воинам, чувствовавшим себя относительно нормально, велела занять посты на въезде в деревню. Если ворсагцы надумают вернуться, они не должны застать их врасплох.

Покончив с необходимыми распоряжениями, она огляделась по сторонам и заметила торопливо направлявшегося к ней священника.

– Сокровища богини действительно следует перевезти в Каллис, ваша милость, – пробормотал он, приблизившись.

– Мы поедем в обратный путь завтра утром. Если ваши люди желают присоединиться к нам, пусть будут готовы, – жестко ответила Тайсала.

– Но у нас не найдется такого количества животных, на которых можно ездить верхом, – испуганно моргая, изрек священник.

Тайсала обвела его раздраженным взглядом.

– Тогда седлайте тех, что у вас есть! Кто не поместится на них, пойдет пешком. И пусть никто не набирает с собой много вещей – каждый понесет их сам.

Священник выглядел жалким и испуганным. Естественно, думать о том, что половине его людей придется остаться, ему было страшно.

До безумия уставшая, Тайсала повернулась к нему спиной и зашагала в ту сторону, где готовили место для погребального костра, но приостановилась, встретив по пути темноволосого стройного мага из отряда Варда, Орега.

– Ты не знаешь, где мой лорд? – обеспокоенно спросил он. – Нигде не могу его отыскать.

Глаза мага горели странным огнем.

– Прямо перед отступлением ворсагцев я видела, как Вард направился в сторону того перелеска. За ним поехали еще какие-то люди из ваших, – ответила Тайсала, внимательно оглядывая колдуна.

– Какого перелеска? – спросил он, содрогаясь от тревоги и нетерпения.

Тайсала прикинула, смогут ли ее люди управиться с оставшимися делами без нее.

– Пойдем! – решительно сказала она. – Я схожу туда вместе с тобой.

Один из людей Варда лежал у подножия небольшой скалы, расположенной за перелеском. Он был убит аккуратным ударом в спину. Орег чуть не свалился с коня, заметив труп, и, подбежав к нему, принялся проверять пульс. Тайсала видела по количеству крови под телом убитого, что живым он быть не может.

– Пенрод… Пенрод, – приговаривал Орег.

Тайсала прошлась вокруг, внимательно осматривая землю, и увидела в одном месте отчетливо выделявшиеся следы копыт здоровенного жеребца Варда, ни одна другая лошадь не обладала такими копытами. Разглядеть следы человеческих ног не представлялось возможным, земля была слишком мокрой, покрытой жидкой грязью и травой.

– Они поехали в ту сторону, – воскликнула Тайсала, указывая рукой на юг. – Конь Варда и, по всей вероятности, еще пара лошадей.

Она повернулась к Орегу и едва успела подскочить к нему, чтобы поддержать – он падал на землю.

В это самое мгновение сзади послышался какой-то шум, и Тайсала резко повернулась, занося меч для удара.

К счастью, в появившемся из-за деревьев коренастом мужчине она сразу узнала еще одного человека Варда, Аксиэля. По словам ее отца, подобные имена носили гномы. Когда-то давным-давно они занимались торговлей в Каллисе.

Аксиэль быстро осмотрел труп убитого товарища и опустился на колени рядом с парнишкой, который тихо постанывал.

– Орег?..

– С ним часто случается подобное? – спросила Тайсала.

– Не знаю, – ответил Аксиэль. – При мне – впервые.

Он легонько похлопал мага по бледным щекам.

– Орег, в чем дело? Что случилось с Пенродом?

Колдун издал душераздирающий стон. И притих.

– Его нет… Во всем я виноват… – запричитал он чуть позже.

– Кого нет, Орег? – осторожно поинтересовался Аксиэль.

– Я думаю, он говорит о Варде, – сказала Тайсала, потому что Орег ничего не ответил. – Я осмотрела местность, но сказать могу лишь немногое: Вард и еще несколько человек, скорее всего двое, поскакали в том направлении.

Не говоря ни слова, Аксиэль поднялся на ноги и стал внимательно обследовать землю.

– Если бы в последние два месяца беспрерывно не шел проливной дождь, думаю, я мог бы лучше понять, что здесь произошло. Сейчас лишь могу подтвердить твои слова: трое всадников – по крайней мере их кони – поскакали в ту сторону. Следы от копыт слишком крупные, значит, жеребцы принадлежат кому-то из наших. Еще одна лошадь удалилась туда, возможно, это был мерин Пенрода. Мы с Орегом здесь, Сиарра помогает раненым, Пенрод мертв… Это означает, что три человека, направившиеся куда-то вместе, – Вард, Тостен и Бастилла.

– Зачем им понадобилось уезжать? – спросила Тайсала.

Аксиэль пожал плечами.

– Понятия не имею. Возможно, они поскакали за тем человеком, который убил Пенрода.

– Значит, когда они его нагонят, вернутся в деревню. Верно?

Аксиэль издал непонятный звук, и она приняла его за подтверждение.

– Нам следует унести отсюда Орега и позаботиться о нем. А за телом Пенрода я кого-нибудь пришлю, – ровным голосом добавила Тайсала. Ей было хорошо известно, что такое горячка боя и как от нее отходят, поэтому состояние Орега не сильно ее беспокоило. Следовало выждать какое-то время. Позднее он вполне придет в себя, как другие солдаты.

– Я сам вернусь за Пенродом, – сказал Аксиэль. – Мы были с ним друзьями, я не смогу бросить его здесь.

Он с легкостью поднял Орега на руки, хотя вряд ли весил намного больше его.

– Я найду Сиарру и расскажу ей, что произошло, – ответила Тайсала, придерживая длинноногого жеребца Орега и помогая Аксиэлю усадить несчастного мага в седло.

Ей хотелось отпустить еще одно язвительное замечание в адрес чрезмерно крупных лошадей северян, но она ни за что не позволила бы себе подобной грубости, потому что четко знала, с кем допустимы шутки и насмешки, а с кем – нет.

Аксиэль уложил Орега на матрас и укрыл двумя одеялами. Но Орега продолжало колотить.

– Я должен забрать Пенрода, – пробормотал Аксиэль, но Орег его не слышал.

Через несколько мгновений сын короля гномов уже усаживался в седло. Его конь вздохнул как-то совсем по-человечески и послушно зашагал в сторону перелеска.

– Эх, дружище, дружище, – пробормотал Аксиэль, обращаясь к верному четвероногому товарищу. – Даже не знаю, почему последствия сражения зачастую бывают более страшными, чем сам бой.

54
{"b":"4717","o":1}