1
2
3
...
54
55
56
...
64

Аксиэль тоже устал. Конечно, люди неспроста рассказывали друг другу истории о поразительной выносливости гномов, но он был гномом лишь наполовину. К тому же все сильнее ощущал тупую боль в районе ребер, но пытался не придавать этому большого значения. По крайней мере до тех пор, пока не позаботится о покойном Пенроде.

Странно, подумал он, как воин, подобный Пенроду, мог уйти из жизни так по-глупому? Хотя… Не стоит ломать над этим голову! Надо принять факт смерти и смириться с ней.

Этому он давно был научен.

Тело Пенрода лежало на том же месте. Вечерело, и тень от утеса, падавшая на покойника, придавала его виду какой-то особенной жути.

– Спи спокойно, дружок, – пробормотал Аксиэль и поднял Пенрода на руки так аккуратно, словно тот был всего лишь ранен.

Сиарра безмолвно рыдала, наблюдая за тем, как оранжевые языки пламени поглощают Пенрода.

Аксиэль с нежностью положил руку ей на плечо. Сам он не плакал. Предавать огню умершего друга доводилось ему далеко не раз. Тела мертвых людей чернели и лишь потом рассыпались в прах. Обычные люди не видели из-за огня, что происходит, а он был сыном гнома, и его зрение сильно отличалось от зрения окружающих. Он смотрел на костер, почти не мигая, плотно сжав пересохшие после боя губы.

Когда Сиарра уткнулась ему лицом в грудь, он обнял ее и погладил по голове.

– Пойдем, девочка. Разобьем палатку, пока совсем не стемнело. Скоро вернутся твои братья. Вернутся, поедят и сразу улягутся спать.

Было почти темно, когда Бекрам и Кирковенал достигли лагеря, разбитого на окраине деревни. По догоравшим углям в большом кострище они сразу поняли, что недавно здесь шло сражение.

Никто из попадавшихся им по пути солдат не знал, где находится Вард. Неожиданно Бекрам почувствовал, что кто-то схватил его за рукав маленькой, почти детской рукой. Он повернулся и увидел Сиарру.

– Сиарра! Где Вард? С ним что-нибудь случилось? Сиарра покачала головой, потом растерянно пожала плечами, сильнее сжала руку Бекрама и повела его в центр лагеря. Кирковенал спрыгнул с лошади и последовал за ними.

У дымящегося над костром котла стоял Аксиэль.

– Бекрам, что ты здесь делаешь? – удивленно спросил он, увидев сына Дараха.

– Ищу своего кузена. Ты не знаешь, где он?

Аксиэль передал половник молоденькому солдату.

– Постоянно помешивай кашу. А не то она подгорит и ужинать будет нечем. – Он подошел к Бекраму, Сиарре и Кирковеналу. – Не могу сказать точно, куда уехал Вард. По нашим предположениям, они вместе с Тостеном и Бастиллой поскакали за кем-то из ворсагцев. Мы сражались с ними часа два назад. В момент их отступления Вард с Пенродом, Тостеном и Бастиллой устремились в тот лесок. Пенрода мы нашли мертвым у небольшой скалы за деревьями. А Вард с братом и Бастиллой, по-видимому, устремились на юг. Зачем он тебе понадобился так срочно, Бекрам?

На протяжении всего пути от Каллиса Бекрам обдумывал полученные от Кирковенала сведения, сопоставлял их с рассказами и догадками Варда и пришел к некоторым выводам.

– Черный Сирнэк из Эстиана продает информацию королю Кариану. А раньше продавал ее его отцу, – начал говорить он. – Поначалу это были лишь сведения, касающиеся военных вопросов. Но новый правитель Ворсага захотел иного – завладеть как можно большим количеством магии. Поэтому люди, работающие в таверне Сирнэка, стали покупать – а также, наверное, и воровать – и приносить хозяину различные магические предметы. Пару лет назад, когда отец Кариана заболел, Сирнэк нанял несколько новых работников, в том числе и рабыню – Бастиллу. На самом деле никакая она не рабыня. Она и раньше работала на Кариана.

– Бастилла работала на Кариана?.. – воскликнул Аксиэль.

– Мы считаем, что именно поэтому она решила направиться в Хурог, – пояснил Бекрам. – Бастилла не нуждалась в свободе. Кирковенал знает наверняка, что одного человека эта женщина убила, а над другим страшно издевалась. Сирнэк не смел ею командовать – она управляла им. Нам кажется, Бастилла услышала сказку о хранящихся в Хуроге драгоценностях и решила проверить, правду говорят люди или лгут. А ее любовник, Ландислоу, отправился вслед за ней. Побоялся, что она присвоит богатства себе.

Аксиэль решительно покачал головой.

– Когда мы сбегали из Хурога, ее ноги все еще были израненными… А на спине у нее я видел шрамы.

В разговор вмешался Кирковенал:

– Я сам был свидетелем того, как она резала ножом спину живого человека. Просто так. Это доставляло ей удовольствие. Кроме того, я не раз наблюдал, как Черный Сирнэк, которого побаивается даже король, съеживается от страха, когда она чем-то недовольна. Видел также, как ловко ей удается разыгрывать из себя невинную скромницу или умелую обольстительницу.

Бекрам первым нарушил молчание, которое последовало за словами Кирковенала:

– Перед тем как Бастилла «сбежала» в Хурог, Ландислоу долго выспрашивал у меня, есть ли в замке Хурогметена драгоценности гномов. Это полная чушь, я так ему и отвечал, но им, по-видимому, захотелось удостовериться, что я не вру. Единственное, чего я никак не могу понять, так это почему Бастилла осталась с Вардом.

Неожиданно ему в голову пришла хорошая мысль.

– Может, она что-нибудь обнаружила? Нечто такое, чем ей не удалось завладеть так просто… Вард спасает ее, говорит ей, что он едет в Оранстон, и эта ведьма решает отправиться с ним. Отсюда легче всего связаться с Карианом.

– Хавернесс считает, что у ворсагцев на территории Оранстона есть свой лагерь, – сказал вдруг Кирковенал. – Ты сказал, Аксиэль, что Вард, его брат и Бастилла отправились на юг, верно? Бурил совсем недалеко отсюда.

– Замок Гарранона? – спросил Бекрам.

Кирковенал кивнул.

– А управляет им в данный момент Ландислоу. Ландислоу, любовник Бастиллы.

– Который ненавидит короля гораздо больше, чем ворсагцев, – добавил Бекрам.

– Все это только слова, – заявил Аксиэль. – У вас нет доказательств!

Лицо Бекрама стало жестким.

– Когда Вард уехал? – спросил он.

Аксиэль пожал плечами.

– Сразу после боя.

– Ответь мне на такой вопрос: может ли военачальник, прошедший школу Стейлы, оставить свое войско после сражения? Тем более ради того, чтобы погнаться за парой недобитых врагов? – спросил Бекрам.

Аксиэль промолчал.

– Не может! Я считаю, что Бастилла до сих пор верит в существование хурогских драгоценностей, но полагает, что без помощи Варда ей их не заполучить! А Тостена она наверняка намеревается использовать в качестве дополнительного способа влияния на Варда.

Глава 13

ВАРДВИК

Одержимость – странная штука. Иногда она – пламя, закаляющее лезвие ножа, но чаще – трещина, из-за которой ломается меч.

Мне снился Хурог. И все настолько походило на реальность, что, казалось, я чувствую запах заплесневелых книг, когда вхожу в хурогскую библиотеку.

Запах запыленных томиков, написанных на языках, которых давно никто не знает. Где-то здесь должна была лежать карта секретных дорог. Где-то в длинном неглубоком выдвижном ящике… Я внимательно осмотрел шкаф, но ящика нет. Если я не найду карты, моего брата убьют, стучит в моих висках.

Послышался вскрик Тостена, отдаленный и приглушенный, и мне стало нестерпимо больно.

– Ты должен заботиться о сестре и брате, – сказала мне мать. – Мне ведь некогда. Я ухаживаю за садом.

– Хорошо, мама , – ответил я, беря за руку Тостена и целуя Сиарру в макушку. Ярко светило солнце, и цветы в саду радостно купались в его теплом оранжевом сиянии.

– Где кости дракона?

Тостен вскрикнул. Его крик отдался страшной болью в моей голове, и сад исчез. Я заметил, что стою в драконьей пещере, в самом сердце своего Хурога. Мне нужно выбраться отсюда, но разве это возможно без помощи Орега? Я залез сюда по туннелям сточной системы, по узким трубам, сжимавшим мое тело, как тиски…

55
{"b":"4717","o":1}