ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы пришли, чтобы спасти вас, – ответил я вполголоса.

Гарранон стоял в центре камеры и с недоумением оглядывал нас троих.

– Этого типа я помню, – сказала леди Аллисайан, кивая в мою сторону. – А с ним кто?

Она вопросительно посмотрела на мужа.

– Гм… – растерянно промычал Гарранон. – Они оба из Хурога… Хотя я ни разу их там не видел.

– Гарранон, – быстро проговорил я, не желая терять ни секунды. – Вы поедете вместе с Тостеном в Каллис. Он покажет вам дорогу, по которой туда возвращаются воины во главе с дочерью Хавернесса. Быть может, вы еще встретитесь с ними в пути.

– Неужели ты… – с подозрением заглядывая мне в глаза, начал он.

– Да, – улыбнулся я. – То, как я себя вел в тронном зале, было игрой. Так надо.

– Здорово же это у тебя получается! – воскликнул Гарранон и посмотрел на Орега. Неожиданно его лицо исказилось от ужаса. – Этот парень… мертвый…

Я положил руку ему на плечо.

– В Хуроге множество привидений, сэр! А Орег – не обычный призрак, а особенный. Он – колдун. Только сейчас нам нельзя тратить время на разговоры. Существует ли потайной выход из этой башни, Гарранон? Или Орегу перенести вас за пределы замка при помощи волшебных сил?

– Потайной ход есть, – ответил Гарранон.

Орег освободил его от оков.

– Весьма странно, – задумчиво сказал Орег, когда мы вдвоем вернулись в камеру.

– Что ты имеешь в виду? – спросил я.

– Не понимаю, почему ты так уверен, что мы с тобой обязаны ехать в Хурог вместе с Карианом. Мы не в силах победить его, а тем более его людей.

Я хмыкнул.

– На это я и не претендую. Но мы должны приехать в Хурог не позднее, чем он, чтобы предупредить дядю Дараха и предотвратить разрушения и убийства.

Орег взял в руки пустой горшок и уставился на него.

– Значит, ты собираешься отдать ворсагскому королю кости дракона? – спросил он убитым голосом.

– Это наш единственный шанс спасти Хурог от разорения.

Орег посмотрел на меня как-то странно. В полумраке камеры я не мог определить, что означает выражение его глаз.

– Ударь меня по голове этим горшком, – сказал я. – Но не сильно. Терять сознание мне вовсе не обязательно. Я прикинусь, что отключился. А для пущей убедительности у меня на лбу должна вскочить шишка.

На лестнице послышались чьи-то шаги и голоса.

– У нас еще есть возможность исчезнуть отсюда, – прошептал Орег. – Вернемся в Каллис, возьмем Бекрама и Синюю Гвардию и отправимся в Хурог.

Я отрицательно покачал головой.

– Бурил стоит на побережье. Отсюда до ближайшего к Хурогу порта Кариан доберется морем. Из Каллиса нам придется ехать по суше. Понимаешь, что это означает?

– Что мы приедем в Хурог всего на неделю позднее Кариана.

Орег пожал плечами.

– Недели ворсагцам будет вполне достаточно, чтобы уничтожить Хурог.

Где-то совсем близко возмущенно забасили охранники. По-видимому, обнаружили, что камера Гарранона пуста.

– Итак, Хурогметен во второй раз приносит дракона в жертву, – мрачно сказал Орег и занес горшок над головой.

Я успел заметить по выражению его лица, что необходимость ударить меня нисколько его не пугает. Притворяться, что я без сознания, мне не пришлось.

Глава 14

ВАРДВИК

На обмозговывание произошедшего мне всегда требовалось время.

Еще не успев открыть глаза, я понял, что нахожусь на борту морского судна – у меня страшно крутило в желудке.

Я сидел в каюте в мягком кресле напротив Бастиллы. Она была одета в мужской костюм и выглядела весьма непринужденно. Взглянув на нас со стороны, можно было подумать, что мы – влюбленная пара и просто путешествуем.

– Как ты себя чувствуешь? – заботливо осведомилась она. – Голова не болит?

Я резко поднял руку и пощупал свой затылок. Шишки не было.

Бастилла мило улыбнулась.

– Я тебя вылечила. Ну и разозлился же Тостен, узнав, что ты переходишь на сторону Кариана!

Я погрузился в размышления. Тостен говорил, что во время лечения она проникала к нему в сознание.

Интересно, что ей удалось разузнать обо мне? – подумал я. – Известно ли ей о моих намерениях?

–  Тостен не понимает, что для меня значит Хурог, – уклончиво ответил я.

Бастилла рассмеялась.

– Твой брат тебя боготворит. Скоро он сам приедет в Хурог. А узнав о смерти Дараха, забудет о вашем конфликте, и все нормализуется.

Итак, она считает, что я способен убить дядю Дараха. И даже не догадывается о том, что я еду в Хурог с совершенно другими целями – попытаться спасти Дараха и весь хурогский народ.

Бастилла спокойно смотрела на меня, откинувшись на спинку кресла.

Я прищурился.

– Кариан знает о твоей попытке меня убить?

Она потупила взор.

– Не знает. У меня все равно ничего не вышло бы – Пенрод отчаянно сопротивлялся силам моего заклинания и вряд ли был в состоянии лишить тебя жизни. Только ранил бы. А мне так страстно захотелось отомстить тебе за отказ, что я пошла против воли хозяина.

Она подалась вперед, протянула руку и провела пальцем по моей щеке.

– Кстати, о хозяине: я должна сообщить ему, что ты проснулся.

Бастилла вышла из каюты, но не заперла дверь на замок.

В следующее мгновение в ее кресле уже сидел Орег. Он избегал встречи со мной взглядом.

– Прости, что ударил тебя так сильно.

Я воспроизвел в памяти наш последний разговор.

– Пойми меня правильно, Орег! Я ни за что не отдал бы кости дракона в руки Кариана, если бы знал какой-то другой способ уберечь хурогскую землю от гибели!

– Что ты собираешься сделать с Дарахом? – глядя мне в глаза, спросил он.

Я почувствовал вдруг жуткий приступ раздражения и усталости. Мне захотелось отомстить Орегу за удар по голове и за недоверие, и я заявил:

– Если Дарах будет единственным препятствием на моем пути к возвращению Хурога, я убью его!

Я думал, Орег уловит сарказм в сказанных мною словах, но он внезапно исчез.

Даже ему казалось, что я готов на столь чудовищную низость…

Последующие две недели тянулись нестерпимо долго и представляли собой настоящую пытку. На палубе мне часто приходилось разговаривать с Карианом и терпеть присутствие Бастиллы, почти всегда находившейся с ним рядом. Она вела себя как ни в чем не бывало. Я, впрочем, тоже.

Король Ворсага мог быть замечательным собеседником. Он выслушивал мои нескончаемые рассказы с большим вниманием и интересом. Мне приходилось нелегко – следовало контролировать каждое свое слово, чтобы не дать ему повода усомниться в искренности моих намерений. Но то, что он предлагал, на самом деле являлось для меня пределом мечтаний. Это очень помогало – так было легче корчить из себя его нового ярого последователя.

Я болтал о вещах, о которых мог говорить нескончаемо долго, – о своей фанатичной любви к Хурогу, об идиотах, которые меня окружают, о том, каким бы хотел видеть свое будущее. Эти беседы сильно меня выматывали, поэтому, возвращаясь вечером в каюту, я валился с ног от усталости. Орег встречал меня мрачным молчанием, но у меня не было сил что-либо ему доказывать.

Теперь он почти не разговаривал со мной, лишь отвечал на вопросы, которые я ему задавал.

Интересно , – думал я иногда, – что он поведает обо мне моим потомкам? Скажет – безжалостно принес в жертву дракона. В последний раз.

Однажды вечером я стоял на носу корабля и задумчиво смотрел на воду. В ней красивыми оранжевыми разводами отражались лучи заходящего солнца.

Наше судно было одним из шести кораблей Кариана, направлявшихся в Хурог. На каждом из них, за исключением того, на котором везли василиска и пятьдесят боевых лошадей, находилось по двести пятьдесят человек. Животных сопровождало еще около сотни. Таким образом, к Хурогу приближалась целая тысяча отлично обученных воинов ворсагского короля. Остальные участники путешествия были поварами, кузнецами и конюхами, но и они умели владеть мечом.

60
{"b":"4717","o":1}