ЛитМир - Электронная Библиотека

– Земледельцы не в почете, – согласился мастер-торговец. – Но если ты внимательно посмотришь вокруг, то обязательно найдешь женщину, которой лучше стать женой земледельца, чем жить в деревне под тиранией своих соседей.

Той ночью Сэра проснулась в выделенной ей маленькой комнатке и, оставив раскладушку, завернулась в одеяло и вылезла через окно в сад позади дома. Твердые стены давили на нее. Она ошущала себя как в западне. Большую часть своей жизни она спала под навесом, в палатке, а не в домах.

Она отыскала лавку, служившую ей не одну ночь вместо кровати с тех пор, как решила остаться здесь, и легла на нее, подняв взгляд к звездам.

Ей пора уходить, без еды и укутавшего ее одеяла. Эти люди считают ее ничтожеством. Она не принадлежит этому миру. Она не слышала, о чем спорили Таер с Алиной, когда она подметала в передней комнате, но ей прекрасно было слышно, что говорили они на повышенных тонах.

Завтра она уйдет. Через две-три недели она найдет клан, куда ее примут с удовольствием.

Приняв окончательное решение, она закрыла глаза и постаралась загнуть. Сон долго не шел, потом скорее от изнеможения, чем от воли, она расслабилась и задремала.

Гнилой помидор растекся по плечу Арвага, и мальчишки солсенти запрыгали в возбуждении. Неужели они не знали, что старик мог их всех убить одним прикосновением магии? Они не знали, что он и Сэра провели последние два дня, изгоняя харлога – демона духа, который охотился на ночных посетителей, пришедших к городскому колодцу?

Вместо этого ее учитель дотронулся своими пораженными артритом пальцами до месива на плече и превратил его в свежий спелый помидор.

– Большое спасибо, молодые люди, – поблагодарил он. – Нечастое дополнение к моему обеду.

Картинка померкла, когда Сэра тревожно воспротивилась старому воспоминанию. Потом успокоилась, и сон перенес ее в другую точку времени.

Полусонная после сытного обеда и теплоты костра она прислонилась к колену отца, который нежно перебирает пальцами ее волосы.

– Уничтожен целый клан? – В его низком голосе слышится потрясение. – Ты точно уверен, что это была имперская армия?

Их визитер устало кивнул головой.

– Насколько мы смогли установить, в последней деревне, через которую они шли, пожаловались командующему имперскими войсками, расположившимися в окрестностях. Было сказано, что Вечные Странники украли пару молодых женщин. Несколько отрядов атаковали клан и устроили резню, не пощадив ни глубокого старика, ни вчера родившегося младенца. Оказалось, что женщины были захвачены бандитами – имперские отряды встретили их по пути из деревни…

Они похоронили Арвага, как он хотел, в пустынной горной долине. Сэра лично бросила первую полную пригоршню земли. Он умер, пытаясь управлять магией, с которой больше уже не мог справиться, потому что боль в суставах одержала свою зловещую победу над ним. Он знал, что рискует.

Однажды – такое случается только во сне – Арваг стоял рядом с Сэрой, наблюдая, как его хоронят ее отец и братья.

– Наша задача позаботиться о них или умереть, – сказал он ей. – Наша цель удержать тени зла взаперти и помогать солсенти, которые против них беспомощны. Эту задачу выполняли Вороны до нас, за этим следил я, как Ворон, теперь должна ты. Ты еще совсем молодая, а я слишком стар, но мы делаем то, что должны делать.

Таер достаточно долго прожил за пределами расслабленной безопасности своей деревни, потому он еще не привык безмятежно засыпать, не обращая внимания на шорохи в ночи. Он слышал, как на улицу вышла Сэра, она делала это очень часто, и после этого он провалился в сон. Но вдруг внезапно проснулся.

Он подождал, когда шум повторился, натянул брюки и незаметно выскользнул через окно в сад, где Сэра беспомощно хныкала во сне из-за ночных кошмаров.

Человек был из клана Ядозуба Толстого, он бежал передать сообщение в другой клан. Он флиртовал со старшей сестрой Сэры и умер ночью. Ее сестра умерла следующим утром, потому что ее легкие наполнились жидкостью, которую невозможно было откачать.

Спустя четыре дня мертвых хоронили только Сэра и ее брат Ушир. Ушир работал, пока не упал. Она очень испугалась, решив, что он тоже умер; и только через некоторое время осознала, что он всего лишь потерял сознание. Она волоком оттащила его от мертвых, сложенных в центре раскинутого на ночевку лагеря, и сожгла все – как лагерь, так и тела. После этого недели и недели она не могла совершать магические ритуалы, даже высечь искру огня.

Когда наконец она смогла это сделать, тело Ушира горело на костре, и он вращал головой до тех пор, пока удавалось фиксировать свой горящий взгляд. Как будто в смерти он смог управлять магией, чему так завидовал при жизни. Своей волей он удерживал ее взгляд.

– Ты оставила меня, – сказал он. – Ты оставила свои обязанности. Ты не можешь бегать вечно, Сэра, Ворон из клана Изольды Молчаливой.

Она проснулась от удушья и собственного крика. И вдруг ее подняли теплые руки. Это был Таер, он стал нежно баюкать девушку:

– Тс-с-с. Это всего лишь сон. Ты в безопасности.

Она спрятала лицо на его плече и, оставив постоянный самоконтроль, со всхлипываниями разрыдалась.

– Я не могу это делать. Я не хочу быть Вечной Странницей. Они все умирают, и я должна их сжигать или хоронить. Я так устала от смерти и долга. Я хочу… Я хочу…

Чего она хотела, было далеко от нее сплетено в пряди вины и обязательств, но она ощутила нечто замечательное, что примерно соответствовало ее желаниям, в сильных руках Таера.

– Тс-с-с. Ты не должна уходить, если не хочешь.

Его слова кружились вокруг нее, бурные эмоции утихли, оставив чувство печали и вины, но звук его голоса ее успокаивал.

В одном из трех окон, выходящих в сад, Алина наблюдала, как ее брат обнимался с ведьмой, потом занес ее на руках в дом. Но прежде чем отвернуться, Алина заметила, как та сцепила руки на его шее.

Когда ужас прошел, смущение заставило Сэру отвернуться и вытереть слезы уголком одеяла.

– Извини, – прошептала она. – Мне приснился кошмар.

– А, – вздохнул Таер и позволил ей от себя оторваться. – Тебе было хуже, чем мне.

Она пожала плечами, но в глаза не смотрела.

– Воспоминания приносят самые худшие кошмары. Так всегда говорил мой отец.

– Тебе необязательно уходить искать другой клан, – ответил он. – Ты можешь остаться здесь.

Она попыталась подавить непроизвольный смех. С ее стороны будет не слишком вежливо оскорблять гостеприимство его семьи.

– Нет, не могу. Спасибо тебе. Но нет.

– Я не могу сейчас уйти, – пояснил Таер. – Боюсь, осталось совсем недолго. Мать так ворчит и раздражается, что даже не верится, будто она больна… Однако продолжает худеть, и цвет ее кожи стал еще хуже. Ты можешь подождать?

Сэра взяла себя в руки. Могла ли она снять с себя свою обязанность? О да. Подождать вечность, если сможет. Но было ли это решение правильным? Наконец она кивнула:

– Я подожду.

– Хорошо.

Таер еще немного посидел с ней вдвоем, пока холодный пот, выступивший на спине, не высох. С серьезным видом, какой бывает у людей, принявших какое-то решение, он снял что-то со своей шеи и вложил ей в руки.

– Они прошли со мной всю войну и охраняли меня в бесчисленных сражениях. Так как теперь они едва ли мне будут нужны, я бы хотел, чтобы они были у тебя.

Она аккуратно перебирала пальцами деревянные четки.

– Они не такие большие, чтобы их рассматривать, – поспешно и с некоторым смущением пояснил он. – Но их благословил наш священник, Карадок. Ты его знаешь?

Она кивнула. Он разыскал ее, чтобы выразить свое сочувствие по поводу смерти ее брата. Единственный из всего Редерна. Она не знала, как общаться со священником – Вечные Странники не годились для поклонения многочисленным божествам, – но ей он показался неплохим человеком.

11
{"b":"4718","o":1}