ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если бы Таер был дома, мы бы дали ему мед просто так – ответила она. – Бандор это знает.

Виллон усмехнулся.

– Я беру все, что у тебя осталось, по медяку за каждую банку. Это хорошая цена. Но когда твой сын найдет мед еще раз, сначала принеси его мне.

– Обязательно, – заверила она. – Спасибо тебе, Виллон.

Тридцать медяков за мед, минус десять за ботинки, остается двадцать: почти целый серебреник. Покидая магазин Виллона, она засунула монеты в сумку и беззвучно прикрыла за собой дверь на первых нотах арфы Циро.

Не думая, куда идет, так как ее мысли были заняты мермори, которые она купила у торговца, она почти налетела на человека, стоявшего на пути.

– Извините меня, – сконфузилась она.

У него было хорошее лицо: правильные черты и широкий рот. Она его не знала, и это было необычно. Деревня была небольшой, даже она, проведя здесь достаточно мало времени, знала всех по крайней мере в лицо.

– Вечная Странница! – В его тоне прозвучала радость, поразившая Сэру.

Ее реакцию, видимо, легко было прочитать, потому что он рассмеялся:

– Я говорю как идиот… Просто не ожидал столкнуться здесь с Вечной Странницей. Я думал, что ваш народ предпочитает обходить эти места стороной. Наверное, какая-то антипатия к близости месту Падения Черного?

«Антипатия находиться близко к людям, боящимся магии», – фраза почти готова была сорваться с губ, но даже удивление не помешало ей сохранить контроль над тем, что она говорит.

В его глазах отразилось понимание ситуации.

– Да вы же Сэра – жена Таерагана. Вот почему люди говорят о вашей…

Похоже, он осознал: что бы люди о ней ни говорили, не стоило останавливаться посреди дороги и сыпать комплиментами.

Если бы она не держала сумку с мермори, которые напоминали ей о ее обязательстве перед своим народом и ее отказе прожить свою жизнь в служении, она бы обязательно ему помогла. Но он говорил в своей наступательной манере, и она заняла наблюдательную позицию, чтобы он мог раскрыть свою сущность.

– Приношу извинения, – искренне произнес он. – При волнении я склонен много болтать. Позвольте представиться как полагается. Я – Волис, священник «Пути Пяти».

– Сэра – жена Таерагана, – кратко ответила она, однако не сделала ни шагу, чтобы уйти.

Разумеется, она знала, что появился новый священник. Даже если бы она забыла, возведенный на самой вершине дороги новый храм напомнил. Он приехал из Таэлы с новым септом прошлой осенью и остался, когда септ вернулся к своим обязанностям в капитолии Империи. Она совсем не обращала внимания на такие известия – она все-таки оставалась Вечной Странницей и не поклонялась богам.

Волис ухмыльнулся:

– Я был прав. Приношу извинения, но Вечные Странники – моя страсть, хотя я знаю только несколько человек.

Что ей было на это ответить? От удивления она ничего не могла сказать.

– У вас есть немного свободного времени? – спросил он.

– Хочу воспользоваться шансом и расспросить вас, а также показать храм.

Она взглянула на солнце, но ее медовый бизнес занял очень мало времени, а тюк с мермори холодил руки и висел тяжелым грузом, которым она займется сразу, как только покинет Редерн.

Поэтому она подняла бровь и кивнула. Таер обязательно бы рассмеялся и назвал бы ее императрицей, если бы она проделала такое с ним. Но этот парень просто улыбался, как будто был уверен, что она последует за ним. В нем присутствовала, подумалось ей – капелька такого же обаяния, как у Таера, и он не упускал шанса, пользуясь тем, что люди ему доверяют.

Он повернулся и стал подниматься вверх по крутой дороге с выдолбленными в ней ступеньками.

– Я здесь просто счастлив, Редерн для меня как отдых, – пояснил он. – Но новый септ убежден, что я стану еще счастливее в современно оформленном храме.

– Септ – адепт ваших Пяти Богов? – спросила Сэра.

– Да хранят нас боги, нет, – рассмеялся Волис. – Но он намеревался добиться их расположения, когда некоторые из старейшин Пути «выворачивали ему руки», чтобы поставить здесь храм.

– Почему здесь? – удивилась Сэра. – Почему не в Легее, он же тоже принадлежит септу? В большем городе непременно найдется больше последователей.

Волис рассмеялся.

– Я не так уж плохо поработал и здесь. Даже твои родственники посещают мои собрания. На самом деле я направлялся консультировать Бандора, но когда вы на меня налетели – я не смог противиться подвернувшемуся случаю поговорить с Вечной Странницей. Но основная причина, почему я здесь – вместо по-настоящему большого города, как Корхадан, например, – это Падение Черного. Мы ощущаем, как происходившая там древняя битва просвещает нас.

Падение Черного? Сэра ясно осознала ошибочность своего мнения насчет глупости тех, кто захочет там экспериментировать. Вне всякого сомнения, поле боя обучит этого дурака солсенти гораздо лучше, чем она.

Подобно магазину Виллона и многим зданиям на крутых склонах, храм был встроен в скалу. Фасад был из необработанного бруса, кроме глянцевых, пропитанных маслом почти до черного цвета, дверей.

Волис провел ее вовнутрь, но Сэра была вынуждена остановиться на пороге, чтобы глаза привыкли к освещению, отличному от яркого солнечного света на улице.

Помещение – богато экипированный вестибюль – было более уместно в доме септа, чем в деревенском храме. Несомненно, – как там его назвал Волис? – Путь Пяти – был богатым храмом и септ заслужил благосклонность старейшин.

– Существует всего три храма, – увидев ее выражение лица, пояснил Волис. – Два в Таэле и этот. Он будет местом паломничества.

– Падение Черного – место паломничества?

– Где Пять победили зло, – пояснил священник, по-видимому не обращая внимания на сомнение в ее голосе. – Пойдем и посмотрим на алтарь, где я служу службу.

Сэра проследовала за ним через занавешенный гобеленами вход в комнату, какую она едва ли когда-нибудь раньше видела.

Работы по углублению в скалу были гораздо грандиознее, чем она думала. Потолок помещения высоко возвышался над головой как перевернутая вверх дном чаша. У края, над дверным проемом, была изображена рука с растопыренными пальцами, а в центре – монумент в три раза выше человеческого роста. Каменные стены, пол и потолок были гладкими, как полированный мрамор.

И это… все это было сделано за то короткое время, когда приехал новый септ ознакомиться со своими владениями?

Потолок был окрашен в светло-голубой цвет, постепенно переходящий в черный на стенах. Казалось, с небесного потолка лучился свет. «Магия, – подумала Сэра, – магия солсенти». Но все ее внимание сосредоточилось на изображении фигур, украшающих искусственный небесный свод. Пять птиц в натуральную величину, выписанных с тончайшими деталями, бесконечно преследовали друг друга по периметру потолка.

Волис молчал, когда она шла за ним в центр зала.

«Жаворонок», – подумала она, и холодок пробежал по спине. Искрящиеся глаза большого баклана приглашали ее вместе порхать в штормовых ветрах. Сова скользила, молчаливо распахнув крылья, к черному ворону, который держал в клюве блестящее серебряное кольцо с рубином, а в то же время следующий в этом ряду ястреб падал камнем, выследив жертву. Все они кружили по кругу, пойманные в бесконечном полете.

В центре потолка был изображен орел, точнее орлан-крикун, размером в два раза больше любой из птиц. Он ловил воздушные потоки и, изогнув шею, смотрел вниз, как будто выискивал свою добычу.

Каждая птица представляла собой шесть орденов Цыган.

– Вот все Пять, – тихо произнес Волис на языке, который Сэра не слышала со дня смерти своего брата. – Жаворонок – целитель, Большой Баклан управляет погодой, Сова – мудрость и память, Ворон – маг, Ястреб – охотник. И над ними всеми сидит в ловушке во тьме тайный бог, забытый бог. Ты не знала о забытом боге, не так ли?

– Они не боги, – ответила Сэра на своем языке. Хотя она вспомнила, что старинные предания, в которых ее народ еще был оседлым, рассказывали, что люди верили в богов, похожих по описанию. Но как только Древние Маги набрались знаний и силы, они оставили эти заблуждения в прошлом.

16
{"b":"4718","o":1}