ЛитМир - Электронная Библиотека

Она дала своим детям достаточно времени приспособиться к деревенской жизни и надеялась, что они будут здесь счастливы, свободны от бесконечного поиска: как защитить людей, которые боялись и ненавидели Вечных Странников сильнее, чем сущностей, с которыми те сражались. Сегодня идиллия закончится. Нехорошо утаивать от них правду, как и свои секреты.

– Ринни, – позвала Сэра, неожиданно решив поговорить. – Возьми корзинку с жареным хлебом и банкой меда. Думаю, нам надо прогуляться. Мы найдем хорошее место и поговорим.

– Скоро стемнеет, – подавленно произнес Джес. Сэра посмотрела ему прямо в глаза.

– Думаю, будет как раз то, что нужно. Мне надо с вами поговорить. Это будет легче сделать на лугу над фермой – и некоторые вещи будут более правдоподобны в темноте леса, чем дома.

– Мама… – начал Л ер.

Но Сэра в ответ покачала головой.

– Не сейчас. Пойдем прогуляемся.

Джес был прав: к тому времени, когда они ступили на луг, солнце закатилось за горы. Дневного света оставалось еще много, и Сэра была рада такому теплому покрову перед надвигающейся вечерней прохладой.

По ее указанию дети сели, образовав полукруг, и разделили жареный хлеб, тут же истребив его, как ненасытные волчата, даже Лер. Сладости для них не играли никакой роли.

– Я почти ничего вам не рассказывала о своей семье, – внезапно произнесла Сэра.

– Они были Вечными Странниками, – сказала Ринни. – Все, кроме твоего младшего брата, Ушира, умерли от чумы, заразившись от Вечного Странника, которого приютили на ночь. А когда Ушира убили, папа спас тебя. Ты была чуть моложе Лера и Джеса. И ты взорвала пекарню, а папа сказал, что накануне вы поженились, чтобы спасти тебя снова. И я также знаю, что Предки были Магами. Они вызвали Сталкера, а затем убили всех, кто жил в городе, чтобы остановить его. Но их надежды не оправдались. Поэтому с тех пор и по сей день Вечные Странники должны сражаться со злом, просачивающимся из города. Сэра рассмеялась.

– Правильно. Но я должна вам рассказать еще кое-что. – Она посмотрела на каждого по очереди. – Поймите, это было мое решение, не Таера. Я не хотела, чтобы вы знали о моем народе. Я хотела, чтобы вы приспособились к людям вашего отца, но… есть то, что вам необходимо знать. – Она глубоко вздохнула: – Вы знаете, что я – маг.

– Но ты же не делаешь ничего магического, ма, – внезапно запротестовала Ринни. – Тетя Алина говорит, что магии не существует. Просто есть люди, которые умеют заставить других увидеть магию в обычной ловкости рук.

Джес рассмеялся. Но его смех был не обычным гортанным, а каким-то низким и завывающим.

Ринни подняла на него взгляд и немного отодвинулась в сторону.

– Джес, это не ее вина, – мягко проговорила Сэра и перевела взгляд на Ринни. – Боюсь, твоя тетя неправа. И она это прекрасно знает. Когда я взорвала пекарню, она там была – твой отец там тоже был. И, несмотря на то, что вы слышали, не все Вечные Странники – маги, и не все маги – Вечные Странники.

– Ринни, помнишь, как папа рассказывал нам иногда истории о магах в армии? – спросил Лер.

– Правильно, – согласилась Сэра. – Но я особый маг – Ворон.

Холодная энергия заскользила по телу Сэры, как нежные прикосновения любимого, и на ее ладони вспыхнул огонь. Когда магическое свечение стабилизировалось, она взяла Лера за руку и положила ему огненный шар на ладонь, где тот радостно заколыхался.

Давайте я расскажу вам все с самого начала, – предложила Сэра. – Давным-давно существовал великий город могущественных чародеев, которые отличались большой самонадеянностью. Ослепленные гордыней, они призвали к жизни Сталкера – великое зло. Чтобы остановить это зло, они принесли в жертву целый город, абсолютно всех жителей, которые не имели волшебных способностей: мужчин, женщин и детей, а также включая своих собственных жен, мужей и детей.

Она поглубже вдохнула и закрыла глаза, стараясь услышать ритм голоса своего отца, чтобы ничего не пропустить.

– Когда чародеи принесли свой город в жертву, чтобы ограничить Сталкера, цена была такой: они убили всех, кроме нескольких самых могущественных магов и самых слабых. Оставшиеся в живых практически не имели ничего, кроме собственной одежды. Сначала они подумали, что этого будет достаточно, но мир совсем не добр к созданиям, у которых нет родины. Шли годы, их количество уменьшалось. Тогда оставшиеся чародеи Колосса стали обсуждать, что можно сделать. – Она мрачно улыбнулась. – Уверенность в своих знаниях и сила, даже с запечатанным смертью городом за своей спиной, позволяли чародеям все еще на что-то надеяться. Сталкер был заключен в клетку. Но с течением времени прутья могли разъединиться. Чародеи решили, что их потомки, не вскормленные и не обученные в Колоссе, не смогут противостоять созданному ими существу. Поэтому они решили изменить своих детей и дать им силу, менее зависимую от знания. Они создали ордены.

Я – маг, – сказала она. – Есть и другие маги среди Вечных Странников. Это очень похоже на императорских магов, которые помогали Таеру сражаться против фахларна. Но я связана с орденом Ворона. Я не нуждаюсь в запутанных заклинаниях, мне не нужно воровать энергию, чем грешат другие маги. Я могу делать то, что не выучишь наизусть и не записано в книге. Но Ворон – всего лишь один из шести орденов, дарованных Вечным Странникам.

Джес отступил в тень, чтобы мрак скрыл его лицо от света магического сияния. Сэра поднялась на колени и, дотянувшись до сына, нежно коснулась его руки.

– Успокойся, Джес, – произнесла она. – Это не совсем ты. Извини, что я допустила, чтобы так случилось. Просто твой дар спрятать труднее всего.

Дар Джеса был так ужасен, что она ничего не могла сделать чтобы как-то укрыть его от посторонних глаз, как это сделала с другими детьми.

Когда он с неохотой водворился на место, она тоже села.

– Я – Ворон. Но также есть Бард, Целитель, Охотник, Чародейка Погоды и Защитник. Но мы называем ордена именами птиц, символизирующих каждый орден, потому что это меньше сбивает с толку. Обычных колдунов тоже называют магами, но Ворон всегда означает орден Магии. Остальные пять орденов такие: Бард – Сова, Целитель – Жаворонок, Охотник – Ястреб, Чародейка Погоды – Большой Баклан и Защитник – Орел. – Она внимательно на них посмотрела, но дети – само внимание, и она продолжила: – Мой отец рассказывал, что некогда ордены не были разобщены. В нашем клане, в моему роду только трое были связаны с орденом: Ворон, Орел и Ястреб. Остальные менее преуспели… и я знала только одного еще живого Жаворонка, когда покинула кланы. При этом она была очень старой.

Сэра глубоко вздохнула, раздумывая, как перейти к следующей части.

– Тогда представьте мое удивление, когда вы все родились, связанные с определенными орденами.

Лер передал через корзину с жареным хлебом сгусток света Ринни и потер ладони о бедра.

– Но мы ничем не отличаемся, – удивился он. – Кроме Джеса. И его чудаковатость совсем никак не служит целям Вечных Странников.

– Ничем не отличаетесь? Ой ли? – мягко спросила Сэра. – Ты хоть раз вернулся домой без добычи, Лер? Ты хоть раз заблудился, мой Ястреб?

Он широко раскрыл глаза и затаил дыхание.

– Папа учил меня, как выслеживать добычу и запоминать ориентиры, чтобы я не потерялся, – твердо ответил он.

– Папа? – удивилась она. – Вот этого он мне не говорил.

– А я кто, мама? – страстно желая узнать правду и не отводя взгляда от огненного шара на своей ладони, спросила Ринни. – Я тоже могу делать светящиеся шары, как этот?

Сэра улыбнулась.

– Нет. Ты Большой Баклан – Чародейка Погоды. Не всякий знает, когда грядет шторм, Ринни.

– А Джес и папа… и тетя Алина? – с жаром спросила Ринни. – Лер – Ястреб, это делает его охотником, правильно? А что должны делать Ястребы и Большие Бакланы, если они не умеют создавать огни?

– Папа и тетя Алина – не Вечные Странники, – ответил Лер.

– Мы – только наполовину, и мы принадлежим разным орденам, – с жаром защищала себя Ринни.

23
{"b":"4718","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Радикальное Прощение: 25 практических применений. Новые способы решения проблем повседневной жизни
Ссудный день
Поймать молнию
Ангел-хранитель
«Гимнастика мозга». Книга для учителей и родителей
Избранная стражем
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Всё о Манюне (сборник)
От хлора и фосгена до «Новичка». История советского химического оружия