1
2
3
...
23
24
25
...
85

Сэра подняла руку.

– Успокойтесь. Смотрите. Гм-м. Да. Лер прав, ордена могут быть только среди Вечных Странников. Так я всегда думала, пока не встретила вашего папу. Таер – Сова, что означает: Бард. Я об этом много думала все эти годы, но единственное объяснение у меня такое: происходит прикрепление к подходящей кандидатуре в момент рождения. Старый Ворон, который был моим Учителем, как-то сказал мне, что ордены не могут быть получены искусственным путем, как, например, мы производим отбор при выведении определенных пород лошадей. – Она улыбнулась при воспоминании, как ее старый Учитель Арваг приходил в ярость даже от простого намека, что орден мог прикрепиться к кому-то, не принадлежащему клану Вечных Странников. – Она прочистила горло и продолжила: – В наших кланах Сова отвечает за сохранение истории, потому что одним из ее талантов является великолепная память. Но Сова также очень музыкальна, а музыка всегда была неотделима от Таера.

– У вас возникли вопросы, – Сэра слегка задумалась. – Ястребы выслеживают и имеют большое влечение к оружию. Большие Бакланы могут предсказывать и – если постараются – контролировать погоду. Много разных других талантов, но большинства я не знаю. Некоторые отличаются в зависимости конкретной личности. Вы должны их открыть в себе сами. Другие… – она пожала плечами, – в конечном итоге нам надо было бы найти, кто вас обучит.

– А что тетя Алина? – повторила свой вопрос Ринни.

– Твоя тетя определенно та, на кого она похожа, – пекарь солсенти.

– Что значит солсенти? – неожиданно спросил Джес.

– Глупые люди, – мудро ответила Ринни. – Особенно тетя Алина.

– Прекрати хихикать, Лер, – сделала замечание Сэра. – На языке Вечных Странников слово солсенти означает того, кто неспособен видеть или является ущербным. Но большинство из нас используют это слово, говоря о любом человеке, в котором не течет кровь Вечных Странников. Ну, что еще ты хотела спросить, Ринни?

– Джес, – спросила Ринни.

– Джес – Защитник.

– И Защитник дальше всего от людей, – горько вступил в разговор Джес. – Они взяли дух демона и поставили его в определенные границы по своему усмотрению. Ночью я такой, – он встал, плащ соскользнул вниз, он предстал перед ними таким, какой есть, освещенный искрящимся шаром на ладони Ринни. Какое-то мгновение он был обычным человеком, как они, но вдруг его очертания заструились и потемнели. Перед ними стояла пантера размером с Гуру, ее золотые глаза блестели зловещим светом.

Изменения было настолько быстрыми, что Сэра засомневалась, что перед ней: иллюзия или реальность. На этот раз она убедилась, что пантера осязаемая и не является воплощением ее страхов.

– Защитник является смотрителем клана, – спокойно пояснила Сэра. – Когда клану угрожает опасность – в лесу, в темноте – он изменяет очертания и защищает нас. На него не действует никакая магия, кроме его собственной. При дневном свете – я не говорю, что сразу с восходом солнца – в целях безопасности Защитник спит, забрав с собой частичку личности Джеса.

Ринни передала Леру светящийся сгусток огня и обошла вокруг Джеса, широко раскрыв глаза от восхищения. Сэра видела, как ее сын непроизвольно напрягся от пристального взгляда, хотя не шевельнулся ни один волосок, но она в Ринни была более уверена, чем Джес.

– Ты такой шикарный, – с благоговением произнесла дочь и потрогала его серо-черную шерсть.

Лер пристально посмотрел на создание семейства кошачьих и рассмеялся.

– Что ты от нас ожидал, Джес? Что мы завизжим и разбежимся? Ни у кого не встали дыбом волосы от страха при виде обычного демона.

Сев рядом с Джесом, Ринни горестно вздохнула:

– Я даже в пантерку не превращусь?

– Нет, только Джес, – ответила Сэра. Лер нахмурился.

– Если бы я это узнал раньше, я бы не так злился, когда ты все время убегал в лес, – сказал он Джесу. – Полагаю, нам понадобится несколько дней, чтобы осознать, что нам сегодня рассказала мама. – Он сделал паузу и важно выдал. – Думаю, ты должен знать, что я рад, что у меня такой брат. Хоть днем, хоть ночью.

– Неужели у меня даже клыков не будет? – спросила Ринни.

Громадный кошак взвыл и рассмеялся, приняв свое обычное человеческое обличье.

– Нет, Ринни. Тебе никаких клыков, – он протянул руку и взъерошил ей волосы. – Но не переживай. Если ты захочешь, чтобы я кого-нибудь укусил. Я это сделаю.

Джес сел на корточки, но не расслабился.

– Папа говорил мне, чтобы я вам все рассказал. Но я не хотел. Я не хотел, чтобы вы меня боялись.

Сэра нахмурилась и сказала:

– Ты прекрасно все знаешь. Неважно, что они думают на самом деле, они все равно немного боятся, – и, повернувшись к младшим детям, пояснила: – Вызывать ужасный страх – один из талантов Защитника. Если он захочет, он может вызвать панику у лошадей или у диких зверей. Даже одно его присутствие заставляет людей нервничать. Он не испугал вас, нет. Дело в том, что он инициирует ваши страхи – Сэра улыбнулась, внезапно вспомнив забавный случай. – Мой старший брат был Защитником. У него было своеобразное чувство юмора. Он частенько подкрадывался в лесу к людям и начинал их преследовать. Они добирались до нашей стоянки, тяжело дыша от страха и стараясь не подать виду, потому что бояться было нечего. Мой дедушка постоянно его за это бранил.

Она покачала головой при воспоминании, как согнутый годами старик грозит пальцем ее брату, огромному и свирепому. Забавно. Он ведь мог переломить старика пополам одним ударом, а вместо этого стоял, опустив голову, пока дед его распекал… а через несколько недель в их лагере появлялся другой испуганный до ужаса странник.

– Вот почему Олбек убежал, – догадалась Ринни. – Джес его действительно испугал.

Сэра согласно кивнула.

– Если это был ужасный страх, он будет помнить, что бежал, но не вспомнит, из-за чего. Это его страшно разозлит. Он обязательно захочет самоутвердиться. Будь осторожен.

– Мама, – позвал Лер, – почему ты рассказываешь нам об орденах сейчас?

– Потому что новый септ привез из Таэлы того священника, – ответила Сэра.

– Мне он не нравится, – вдруг произнес Джес.

– Ты уже с ним познакомился? – удивилась Сэра. Джес вряд ли бывал в поселке.

– Я увидел его однажды, когда с новым септом он участвовал в охоте, – ответил он. – Мне он не понравился.

– Хорошо, – ответила она. – Я бы хотела, чтобы вы все постарались его избегать. Что-то есть в нем… не то.

– Что? – внезапно ухмыльнулся Лер. – Он превращается в пантеру или может материализовать из ничего светящийся шар?

В ответ она улыбнулась и покачала головой.

– Он вызывает у меня тревогу, – и она рассказала все, что ей рассказал священник о своих убеждениях.

Когда она закончила рассказ, Л ер покачал головой:

– Ты хочешь сказать, что большая группа солсенти – возможно, колдунов солсенти, использовав магию для создания своего храма, – создали религию, основанную на орденах Вечных Странников?

Она согласно кивнула.

– Я подумала, что вам следует узнать о себе правду до того, как он захочет загнать вас в угол и затуманить вам мозги изобретенной религией. – Она заколебалась, но потом продолжила: – Мне все равно пришлось бы вам скоро все рассказать. И вот еще что. Я никогда раньше так не тревожилась, потому что Вечные Странники не верят в судьбу, как те, кто живет здесь. – И потому, что Таер всегда делал так, что она верила, будто с ними никогда не случится беда. – С течением времени в каждом последующем поколении Вечных Странников ордены постепенно исчезали. Кроме того, я впервые встретила солсенти, принадлежащего к ордену. Мало того, от союза Вечной Странницы и этого солсенти появились трое детей, тоже принадлежащих к орденам. Отец моего отца говорил: «Где великие дары, туда приходит великая беда». Я хочу, чтобы вы были осторожны.

Джес вскочил на ноги, все его внимание было обращено к дому.

– Мама, кто-то верхом на коне приближается к нам.

Даже находясь в выигрышной позиции – на холме, – Сэра смогла различить около крыльца только смутные тени лошадей. Но Джес сказал:

24
{"b":"4718","o":1}