ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что это значит? – спросил Лер. Она покачала головой.

– Не знаю. Смерть Таера должна быть запечатлена в узорах уздечки. Я не практиковалась в чтении прошлого довольно большой период времени, но у меня не возникло ни малейшей трудности при чтении меча.

– Это случилось на гиблом месте Черного, – напомнил ей Лер. – Возможно, магия Черного уничтожила ее прошлое.

Сэра нахмурилась. У нее было такое чувство, как будто некто начисто вытер прошлое, не разрушая его магией.

– Очищение от прошлого может случиться от огня или бегущей воды; полагаю, гиблое место Черного могло воздействовать подобным образом. – Утомившись больше душевно, чем физически, Сэра в раздумье потирала висок: – Джес, тебе не трудно вложить меч папы в ножны и убрать? – Она не хотела снова прикасаться к оружию. По логике ей не следовало включать внутреннее чутье и пытаться что-то изучать, но совсем невмоготу заставить себя ждать. – Давайте лучше спать. Завтра вы вдвоем должны начать вспахивать землю. А мне придется сообщить о смерти Таера вашим тете и дяде.

Сэра дождалась, когда они все заснут, и выскользнула из дома. Она чуть-чуть применила магию, чтобы не беспокоить Джеса и Гуру, которые так и остались лежать, свернувшись калачиком, перед тлеющими угольями догорающего огня в печи.

Она отошла достаточно далеко от лачуги; земля неприятно холодила ее босые ступни. Потом она остановилась и склонила голову к стволу дерева, покрытого жесткой корой. Она ждала мира своей душе от его невозмутимого, медленно растущего, долголетнего присутствия, но единственное, что она ощущала, – ярость.

Она бурными потоками поднималась от ступней, проходила сквозь тело и длинными электрическими нитями выходила из волос. Ее руки тряслись так, что пальцы скрючились и гневно скребли несчастное дерево. Из горла вырвался низкий, стонущий вой.

А вместе с яростью наружу вышла магия, разрушающая и горячая, и такая же бесцельная, как ее гнев. Потому что центр ее гнева, ее боли был мертв.

– Таер, – шептала она, и в ее голосе было столько внутренней силы, что под ногами сотрясалась земля. – Почему ты меня покинул?

– Слушайся Джеса, – на следующее утро Сэра давала наказ Леру. – Он позаботится о Скью, а ты смотри, чтобы он не переусердствовал. Он собирается вспахать целое поле, а ты должен проследить, чтобы он не переутомился.

– Да, мама, – терпеливо ответил Джес. Сэра была бледной, усталой и явно страшилась идти в город. Он не осуждал ее.

– Ринни, постарайся обеспечить парней водой пару раз утром. Это важнее, чем возиться в огороде.

– Да, мама, – ответила Ринни тоном Лера, ужасно кривляясь и при этом подражая брату, и тому пришлось отвернуться, чтобы никто не заметил его усмешки.

– Хорошо, – кивнула Сэра. – Я постараюсь побыстрее вернуться, чтобы приготовить обед, но если не успею, есть хлеб, мед и сыр.

С этими словами она развернулась и стала живо подниматься по тропинке в город, оставив детей выполнять поставленные задачи.

Они останавливали Скью передохнуть гораздо чаще, чем хотел бы Лер. Но он дал возможность Джесу решать, когда остановиться. После каждой передышки Лер и Джес спорили, кому держать плуг. Почва была довольно каменистой, и плуг то и дело на что-нибудь натыкался или неожиданно тяжело шел, и они устали так же, как и конь.

К полудню Скью тяжело повесил голову, а из-под упряжи стекал пот. Прогресс был налицо: пять самых прямых полос вспаханы. Осталось пройти еще двадцать три. Лер шел рядом с Джесом, задача которого состояла в том, чтобы крепко держать поручни. Длинные поводья, прикрепленные к металлическим обручам в сбруе, тянулись по всей длине спины Скью, а на концах закручивались вокруг плеч Джеса. Поэтому, когда он остановился, то же самое пришлось сделать и Скью.

– Он еще не устал, – запротестовал Лер. – После последнего отдыха мы не прошли и пятидесяти шагов.

– Тс-с, – приказал Джес.

Еще на середине первой борозды Лер избавился от ощущения, что внутри его брата присутствует другая сущность, но теперь это ощущение появилось снова.

Неожиданно Лер осознал, как затихло все вокруг. Ни пения птиц, ни стрекота кузнечиков. Молча он расстегнул пряжку ножен, в которых хранился длинный нож, и положил ладонь на рукоятку. Даже лес казался каким-то образом темнее, чем секунду назад.

Скью вскинул голову и настороженно понюхал ветер: его ноздри дрожали. Он резко мотнул головой, на затылке грива вздыбилась.

Из-за деревьев вышел человек, хотя наблюдавший за ним Лер, понял, что к человеческой расе он не принадлежит. Он был худощавый и темный, во всем остальном – самый обычный… Пока Лер не встретился с ним взглядом.

Бездонные черные глаза спокойно прошили его насквозь так, что волосы на затылке Лера зашевелились.

– Охотник, – произнес незнакомец.

Глазами Лер видел, что стоящий перед ним неподдающийся описанию человек был одет почти как любой случайно встреченный в лесу странник. Но внутреннее чувство било в набат, предупреждая, что он стоял перед Силой.

Сзади в руку Лера ткнулся носом Скью и стал тихонько настороженно пофыркивать, уши торчком вперед, как будто он ощутил какую-то угрозу и готовился к битве.

Лер перевел взгляд на Джеса, стоявшего чуть сзади. Тот смотрел на незнакомца спокойно, без напряжения.

Снова обратив свой взор на странника, Лер слегка поклонился, потому что чутье подсказывало, что именно так следует сделать.

– Сэр, чем можем вам помочь?

Человек улыбнулся, но его всепроницающий взгляд остался холодным, как река зимой.

– Я нашел ребенка, блуждающего по моим владениям в одиночку. Она пахнет, как вы, потому я и подумал предложить ее вам, а не волкам.

– Ринни? – спросил Джес и посмотрел в сторону дома. Но когда Лер туда тоже посмотрел, то явно различил, как Ринни сажает огород, а Гура разлеглась рядом с ней.

– Сходи, Джес, – предложил Лер. – А я поработаю здесь, пока ты не вернешься. Возможно, это кто-нибудь из деревенских, потому тебе надо вывести ее на дорогу в Редерн.

Джес снял с себя вожжи и молча пошел следом за темным человеком в лес. Лер стоял со Скью до тех пор, пока конь не отвел взгляда от деревьев.

Протирая под лентой лоб Скью от пота, Лер успокаивал коня:

– Полагаю, мы с тобой встретились с лесным царем. Я всегда считал, что это всего лишь выдумки Джеса.

За последние несколько дней произошло столько странных событий, что лесной властелин был удостоен всего лишь поворота головы. После чего Лер отвернулся и взялся за поручни: ему надо пахать землю.

Защитник бежал рядом с диким вепрем, который являлся лесным царем, и всеми своими обостренными чувствами проверял, нет ли угрозы. Не найдя опасности, он позволил своей ярости вырваться наружу.

– Ты оставишь моего брата в покое, – произнес Защитник таким голосом, от которого стынут зимние ветра.

Вепрь захрапел, эти слова не произвели на него никакого впечатления.

– Почему я должен это сделать? Твой брат связан с лесом гораздо сильнее, чем ты. С ним что-то случилось, и он осознал свою силу. Если бы я тебя сегодня не позвал, как обычно, он бы услышал меня. Настало время признать Охотника. Не могу ему сказать: «Добро пожаловать», потому что моя работа – защищать свое царство. Твой брат давно охотится в этих лесах, хотя не убивает всех без разбора. Смерть редко бывает долгожданным гостем, однако в жизни леса это естественно.

– Просто оставь его в покое. Он добывает достаточно и без тебя.

Секач весело захрюкал, его сиплый голос перешел в высокий пронзительный визг:

– Тогда у меня есть шанс подружиться с ним, Джес?

– А кого с трудом волокли через лес по твоей прихоти? – тут же отомстил Защитник. – Мне надо помочь своему брату убедить Скью обрабатывать поля, вместо того чтобы устраивать скачки с препятствиями за каким-то ребенком.

– Не совсем ребенком, – прохрюкал дикий вепрь, с трудом карабкаясь через большое бревно на пути. – Думаю, она будет постарше тебя. – Похоже, ему нравилось развлекаться, хоть в как-то, поэтому он немного похрюкал, а потом продолжил. – Малышка является Вечным Странником, хотя не совсем такая, как ты или твой брат. Она прошла мимо меня, когда я утром поглощал свой завтрак, и запах ее магии меня заинтриговал, поэтому я за ней проследил.

27
{"b":"4718","o":1}