ЛитМир - Электронная Библиотека

Защитник подождал, пока не убедился, что кабан не собирается продолжать.

– Где она шла?

– По моим владениям, – ответил лесной повелитель. – Я остановился почти у границы, но потом мне стало любопытно. Я проследовал за ней к месту, где магия загрязнила землю и в новый разрез поместили труп коня – серого коня, который раньше пасся на ваших полях.

– Ты знаешь, где был убит мой отец? – медленно произнес Защитник.

– Разве твой отец мертв? – Вепрь на мгновение задумался. – Я говорю тебе то, что увидел. А ты ищи, что тебе надо. Но сначала ты должен уладить с человеческим детенышем – иначе я сделаю это сам.

Защитник знал, как дикий вепрь обойдется с тем, от кого он ждет угрозы. Защитник чувствовал, что такая же жестокая сущность жила в нем самом, хотя он никогда никого не убивал. Пока еще не убивал. Не хотелось кого-то лишать жизни: он опасался, что преобладающая в нем в дневное время личность Джеса такое деяние не одобрит. Ему бы как-нибудь разорвать узы, связывающие воедино две совершенно несопоставимые сущности его самого.

– Что ты нашел на могиле моего отца? – спросил Защитник. – Моя мать думает, что его смерть таит в себе гораздо больше, чем нам было сказано.

– Возможно, твоя мать права, – ответил лесной царь. – Но не мне судить.

Теперь раз Защитник был абсолютно уверен, что знал, куда его ведет лесной повелитель. На самом деле в лесу не так много мест, где можно без опаски оставить человека и не беспокоиться, что с ним что-то случится, – даже для такой мощной натуры, как лесной царь.

Старое здание было так укрыто вьющимися растениями и окружено деревьями, что снаружи его невозможно было даже заметить. Насколько он знал, это было единственное сооружение, которое было построено до того, как пришел к власти Черный. Чтобы попасть внутрь через единственный вход, требовалось, так сказать, недостойно карабкаться. И никто размером больше чем кабан попасть туда не мог.

Не зная точно, что он увидит, Защитник решил принять форму человека и с трудом пополз под листвой по осыпающемуся тоннелю, в котором в древности текла вода и все еще оставались следы древних морских водорослей.

Кабан с красными глазами, сверкающими в темноте, нависал над спящей девушкой, которая была ребенком давным-давно и, несомненно, из детского возраста уже вышла. В тусклом свете, просачивающемся сквозь листву, украшавшую когда-то балки, крытые в древние времена тростником, ее светлые волосы казались больше серебристыми, чем пепельными.

– Вечная Странница, – произнес Защитник. Он наклонился и убрал с ее лица прядь волос, чтобы убедиться, что перед ним лежит не его мать. Черты спящей женщины, лежащей в берлоге лесного владыки, были ему не знакомы, и выглядела она младше матери. Хотя секач был прав, она старше Джеса. – Говоришь, она пришла из города?

– Да. Прошла почти прямиком к месту, где лежал мертвый конь, и повернула назад. – Он помолчал. – Она не собиралась возвращаться обратно.

– Тогда куда? – спросил Защитник.

Дикий вепрь внимательно посмотрел на спящую девушку.

– Мне показалось, как будто она направлялась прямиком к вашему дому. Но ее окружает черная магия и сила. Она собиралась идти по центральной части моих земель, и я решил не давать ей возможности безнаказанно нарушать мои владения.

Защитник пристально разглядывал незнакомку. Знала ли ее мать? Позавчера Сэра не упоминала, что в поселке есть еще одна Вечная Странница. Разумеется, она бы что-нибудь сказала, если бы знала.

– Ты разбудишь ее? – наконец спросил Защитник, решив, что все ответы лучше получить от самой девушки. – Или ты хочешь, чтобы сначала я ее отсюда унес?

– Уноси, – лесной царь головой указал на вход. – Когда ты будешь достаточно далеко, я сниму с нее сон.

Защитник вздохнул. Девушка хоть и хрупкая, но тоннель тоже узкий. Он молча подхватил ее и пополз наружу, поставив всего несколько синяков – себе. Ему удалось не причинить ей ни малейшего вреда.

При солнечном свете он смог разглядеть, чем она похожа и чем отличается от его матери. Его мать тоже была миниатюрной женщиной, у этой девушки нос был тоньше и длиннее, что придавало ее красивому лицу выражение самоуверенности.

Он никогда не видел других людей, кроме своей семьи, в чьих жилах течет кровь Вечных Странников. Интересно, где же ее народ. Может, среди убитых, а, может, ждут ее где-нибудь.

Пока он шел по лесу и в спину светило солнце, Джес начал медленно просачиваться сквозь Защитника. Защитнику пора отдыхать. Со спящей ношей на руках он направился домой. Мама придумает, что с ней делать.

Они были почти у края леса, когда он почувствовал, как она напряглась. Он опустил взгляд и увидел, что она открыла глаза. Глядя в ее светлые глаза, гармонирующие с цветом волос, он улыбнулся, но продолжал нести ее на руках, игнорируя попытки спуститься на землю. Если бы она шла самостоятельно, то было бы гораздо сложнее привести ее к себе домой. А Джес знал, что ему необходимо доставить ее домой, чтобы защитить от лесного царя.

Когда она поняла, что освободиться ей не удастся, то начала о чем-то спрашивать. Их поток шелестел в его ушах, как проливной дождь. Сначала он не мог понять ни слова, это надоело ему. А потом она стала сыпать вопросы на мелодичном нежном языке, которым иногда пользовалась его мама, когда сердилась или очень грустила.

– Тс-с, – произнес он, покачав головой и начал напевать песенку, которую частенько пела мама, когда Ринни была еще ребенком и плакала ночью.

Услышав детскую песенку, девушка замерла, а потом удивленно спросила:

– Кто ты?

– Джес, – ответил он.

Она пристально посмотрела ему в глаза.

– Я могу идти сама.

Он колебался, не решаясь спустить ее с рук.

– Тебе надо идти со мной.

– Я пойду с тобой, но позволь мне идти самой.

Тогда он опустил ее на землю, но взял за руку, потому что ему понравились ощущения прикосновения. Она закрылась, поэтому он уже не чувствовал надоедливого гула ее мыслей, только теплоту ее кожи. Его мама могла делать так же.

– Ты не похож на Вечного Странника, – произнесла она вслух, скорее для себя.

– Моя мать – Вечная Странница, – ответил он. – Папа – редерни.

– Что со мной произошло?

Но он и так много ей сказал. Слишком сложно, и ему не хотелось докучать ей своими объяснениями. Он отрицательно покачал головой и продолжил путь домой.

Поле, которое они пахали утром, было пустым. Только плужный лемех одиноко торчал, очищенный от земли и влаги, чтобы не покрыться ржавчиной. Если бы он намок от дождя, Лер взял бы его с собой.

Взглянув на небо, Джес подсчитал, сколько времени провел в лесу. Как обычно, не меньше, чем рассчитывал, но и не так долго, чтобы Лер закончил пахать. Значит, что-то случилось со Скью.

Он ускорил шаг и сразу замедлил, как только идущая рядом с ним женщина, споткнулась. Она не могла быстро ходить по вспаханной земле. Он бросился к ней, поднял на руки и понес через все поле. Хотя, помня ее требование, тут же опустил на ноги на другой стороне, у кромки вспаханной земли. Он решительно направился к конюшне.

Лер нес в сарай тяжелое ведро с поднимающимся вверх паром и не обращал на них никакого внимания, пока Джес не позвал его по имени.

Лер резко остановился и поставил ведро на землю.

– Джес? Я думал, ты занимаешься ребенком.

– Я нашел ее в лесу, – ответил он, потому что это неким образом соответствовало вопросу Лера. – Что-то случилось со Скью?

– Нет, нет, – искренне ответил брат, но ответ был какой-то автоматический, потому что он во все глаза уставился на незнакомку. – С ним все в порядке. Но он так устал, и я подумал, что лучше остановиться. Я несу немного горячего взвара из отрубей, а Ринни оботрет его, и тогда завтра он не будет таким больным и уставшим. – Он нахмурился. – Джес, кто она?

Джес в ответ тоже нахмурился, хотя знал, что его взгляд не такой выразительный, как у Лера.

– Вот из-за нее я и был вызван, – ответил он. Лер вдруг улыбнулся и кивнул.

28
{"b":"4718","o":1}