ЛитМир - Электронная Библиотека

У Сэры заболели икроножные мышцы, потом стало еще хуже. Они горели огнем так, как не болели даже в то время, когда она вела кочевую жизнь Вечной Странницы. Заниматься сельским хозяйством тяжело, но бегом подниматься в горы – нагрузка не из легких. Похоже, Лер даже не задумывался о трудности пути, хотя ему пришлось нести тюк с вещами, которые, наверняка, могли пригодиться.

Когда Лер остановился, Сэра подумала, что он тоже устал, но потом заметила, где они находятся.

Оленья тропа, по которой они шли, превратилась в открытый участок земли размером с огород. В центре участка, как бы небрежно брошенный в грязь, находился белый камень размером в половину человеческого роста с необычно плоской поверхностью.

На этом участке трава была по колено: странно для высоких гор и этого времени года. Она покрывала землю темно-зеленым ковром. Исключение составлял большой свежий могильный холм, подходящий по размеру для крупного животного. Например, коня.

– Почему они похоронили коня? – спросил Лер.

– Иногда гиблые места могут заряжать своей магией. А тела имеют тенденцию привлекать людей или животных, так что будет безопаснее, если их захоронить. Ходит много историй о странных вещах, происходящих с телами людей, принявших смерть в гиблом месте. Такого не случается, если тело предают земле.

– Они не боялись магии?

– Возможно, – ответила Сэра. – В Редерне многие могут чувствовать магию, особенно те, кто проводит много времени в горах. Скорее всего в давние времена, когда в этих горах власть Черного была намного сильнее, люди, не умеющие чувствовать гиблые места, просто не выживали. – Как-то Таер сказал ей, что он умеет чувствовать такие места. Она тут же прогнала надежду и продолжила. – Я не могу сейчас ощутить никакого колдовства. Возможно, егерь чувствовал то же самое. Будь внимательным и скажи мне, что найдешь.

Лер кивнул, но вдруг остановился.

– Мама, ты веришь ей? – Его голос был непроницаемым. – Ты веришь, что папа может быть жив?

– Не знаю, – такой ответ меньше всего мог ранить сына. Сэра глубоко вздохнула. – Я не чувствую, что это одно из гиблых мест. Хенна сказала, что здесь присутствует Древняя Магия, но я не могу ее ощутить.

– Что это значит? Она покачала головой.

– Думаю, что я могу почувствовать нечто, присутствующее здесь со времен Падения Черного, особенно некую могущественную силу, все еще способную убить.

– Значит, здесь черной магии нет. Сэра медленно кивнула.

– Целый месяц – довольно долгий срок, чтобы рассеять колдовство солсенти, – ответила она и заставила себя указать на очевидные им обоим вещи. – Только то, что древнее колдовство здесь не убивает, еще не значит, что колдуны солсенти, о которых рассказала Хенна, убили Таера незамедлительно. Тебе нужно быть внимательным. Посмотри, может, ты сумеешь определить, что здесь произошло, когда был убит Фрост. Помни, что я тебе сказала: смотри особенно внимательно. Может, найдешь обрывок волоса или одежды. Тогда мне удастся прочитать прошлое.

Она отошла к краю, а он стал тщательно прочесывать участок.

– Четче всего я вижу, – наконец выдал он, – что здесь что-то сожгли. Ты видишь, где выжжена земля? Вот этот участок земли вокруг могильного холма. Смотри сюда, видишь, где трава чуть ниже ростом?

Она кивнула.

– Следы говорят, что здесь прошли три группы людей, – пояснил он. Совсем недавно здесь была Хенна Джеса. Она вышла на поляну, как я, остановилось тут… – он махнул вправо от большого камня, – затем снова остановилась и прижала руку к сырой земле кургана. Потом она ушла. За несколько дней до нее здесь были… три всадника. Один из них… егерь, видишь, след переднего правого копыта лошади слегка под углом? – он не отрывал взгляда от земли, и Сэра перестала согласно кивать головой. – Он был верхом на этой лошади, когда приезжал сообщить нам о своей находке.

Хотя то, что нас интересует, это другая группа, которая была здесь еще раньше. Они позаботились, чтобы замести свои следы. Они были здесь, когда снег только-только начал таять. Примерно полтора месяца назад, не раньше. Точно не могу определить, сколько их было, но были они здесь примерно в то же время, что и папа.

Лер махнул рукой следовать за ним и направился через заросли бузины к деревьям в дальнему углу участка.

– Мама, он видел их, – сказал Лер. Он остановил Фроста и наблюдал за ними отсюда. Недолго, может с четверть часа. Видишь, как Фрост переминался здесь с ноги на ногу? – он повернулся и пошел обратно, не отрывая глаз от земли. – Затем он вывел Фроста на эту полянку. Я не вижу ни драки, ни потасовки. Но следы Фроста теряются в зоне огня. – Он снова огляделся по сторонам. – Я могу уловить следы туда и обратно ниже по склону.

– Мы это сделаем, если надо, – ответила Сэра. – Ты нашел от них что-нибудь?

Он покачал головой.

– Ничего. Извини. Я не смог ничего найти. Ну, теперь все?

– Это только начало. Дай мне свое снаряжение, – потребовала она. Снаружи была прикреплена саперная лопатка. Ее-то она и взяла. – А теперь будем копать.

– Ты ищешь что-то, что может тебе рассказать, что тут произошло? – спросил Лер. – Например, седло, или папин ранец?

– Если будет что читать. Я попробую, но сначала я попытаюсь найти человеческие кости, которые охотник похоронил вместе с Фростом.

Прежде чем копать, она дотронулась до сырой земли и попыталась почувствовать древнее колдовство, о котором говорила Хенна.

– Здесь смерть. Внезапная и мучительная.

– Папа? – спросил он.

– Я не знаю, – ответила Сэра, в пыль растирая пальцами ком земли. – Вороны не могут быть некромантами и черной магией не занимаются.

Она поднялась с земли и принялась копать. От помощи Лера отказалась. Такие вещи не для детей, и не важно, что ребеночек был на голову выше и почти в два раза больше ее самой.

Она копала до тех пор, пока металлический край острия лопатки не отскочил от кости. Фрост был похоронен неглубоко, хотя конь – достаточно большое животное. Она аккуратно откинула лопаткой комья земли и под тонким слоем почвы вперемежку с пеплом увидела шкуру со знакомым узором.

– Мама, давай я, – предложил Лер и забрал у нее лопатку.

Он не мог прочитать выражение ее лица, но был такой же чувствительный, как Джес или Таер. Она очень устала от долгой дороги сюда, от копания, от надежды и страха.

– Если нам повезет, – сказал Лер, начав копать, – то череп будет рядом с конем, а не под ним. У нас нет веревок и лошадей, чтобы передвинуть Фроста, как это сделал охотник.

– Я могу передвинуть, если надо, – не очень уверенно отозвалась Сэра. – Пока я тщательно не просмотрела всю информацию, которую хранит могила, лучше никакой магии здесь не применять.

Он аккуратно прощупывал и снимал землю маленькими порциями, пока мало-помалу не отрыл обгоревший труп Фроста. Как егерь и говорил, голова и шея были обуглены до кости с достаточно большим количеством ткани, чтобы держать позвонки вместе. Но задняя часть осталась почти нетронутой, возможно, благодаря весеннему холоду гор. В носу появился слабый запах начинающего гнить мяса.

– Как же уздечка не сгорела? – спросил Лер после того, как очистил место около чернеющего черепа коня.

– Существуют заклинания, которые налагаются только на живое, – ответила Сэра. – Думаю, что воздействие на уздечку стало побочным: заклинания привели к возгоранию коня, а от горящего коня загорелась уздечка. Поддержи, вот и попона. – Во всяком случае, часть попоны. Седло исчезло, и на спине Фроста осталась только черная обугленная отметина.

Она опустилась на колени и дотронулась до лоскутка. Ничего. Она шепотом произносила слова силы, но они проскальзывали сквозь попону и таяли глубоко в земле, как будто что-то засасывало их и глотало. И где-то глубоко под поверхностью земли нечто очень древнее зашевелилось, затем утихло: его сон слишком глубок, чтобы так легко проснуться.

Очень аккуратно она извлекла остатки своей магической силы обратно, позволив части своей силы умереть внизу, так как что бы это ни было, оно больше не съедало энергию магии и затаилось в ожидании. Она вновь посмотрела на камень с плоской, как бы срезанной верхушкой, и поняла, что служил он как алтарь. Она вновь почувствовала мерзкое ощущение и посмотрела на темно-зеленую траву. Значит, кровь над алтарем пролилась. А крови было столько, что много поколений трава берет себе из нее питание. Хенна права: здесь древнее колдовство. И оно гораздо старше гиблого места, связанного с именем Черного Короля.

32
{"b":"4718","o":1}