ЛитМир - Электронная Библиотека

– Их здесь слишком много, – напомнил он. – Бери самое необходимое, и идем.

Она выпрямила спину, решительно схватила оба мешка и кивнула. Свечение в ее глазах погасло, и взгляд стал пустым и обессиленным.

Они вышли из комнаты и стали спускаться вниз по лестнице. На удивление, внизу было поразительно пусто – несомненно, мужчин позвали засвидетельствовать, что труп извивается.

– Быстро уезжайте, пока они не вернулись, – с кислой миной предупредил хозяин постоялого двора, который, конечно, волновался, как бы чего не случилось с его гостиницей. Если люди вернутся, возбужденные от страха, а Вечная Странница все еще здесь…

– Постарайтесь сжечь и шторы, – посоветовал Таер. С мебелью, понятно, ничего не сделают. Но было бы приятно знать, что хоть малая часть денег Таера пойдет на покупку нового материала для штор.

У девушки, к счастью, хватило сообразительности опустить голову и держать рот на замке.

Выйдя во двор, они направились в конюшню, где мальчишка вывел и оседлал коня. Тележка, какими пользуются Цыгане или, как их еще называют, Вечные Странники, тоже была подготовлена. Девушка была хрупкой, и Скью мог легко довезти их обоих до следующей деревни. Да и тележка создавала много проблем.

– Тележку мы оставим, – сказал он мальчику. На Вечную Странницу он даже не посмотрел. – У меня нет желания наблюдать, как эта девчонка будет волочить свою тележку.

Подбородок мальчика взлетел вверх.

– Мой отец сказал, что вы должны забрать все. Он не хочет, чтобы здесь оставалось что-нибудь от Вечных Странников.

– Он беспокоится, чтобы ему не сожгли сарай, – произнесла в пространство девушка.

– Дай мне топор, – нахмурился Таер. У них совсем не оставалось времени. – Я ее сожгу, и уезжаем.

– Ее можно привязать к лошади, – сообщила девушка. – Снизу есть оглобли.

Таер вздохнул, но покорно посмотрел под тележку и увидел, что девушка права. Из-под тележки можно было вытащить деревянный хомут с осью на конце. На каждом углу – прочные оглобли, которые выдвигались вперед.

Он торопливо стал обсуждать с мальчиком, нет ли на продажу лишней лошади и сбруи. На постоялом дворе не было.

Таер покачал головой. Пришлось поступить так, как раньше он проделывал пару раз, хотя и не со Скью: монтировать временную упряжь из своего военного седла. Грудной ремень как хомут довольно хорошо функционировал с таким легким весом. Он приладил стремена, чтобы держали оглобли, и пару старых поводьев, которые мальчик отыскал в куче хлама.

– Мой друг, ты снова вернулся в обычный мир, – выводя Скью из конюшни, сказал Таер.

Мерин засопел, как только за ним покатилось новое хитроумное изобретение. Боевой конь не возит за собой телеги, но, выдержав сражения и битвы, Скью потащил тележку со спокойным пониманием.

Все время, пока Таер возился с тележкой, девушка стояла у входа в конюшню, сосредоточив внимание на погребальном костре.

– У тебя будет время для скорби. Потом, – заверил он. – А сейчас нам надо поторопиться, пока они не вернулись. Тебе будет удобно верхом на Скью, только не бей его пятками по ребрам.

Она с трудом взяла себя в руки. Он ее не упрекнул, но и не остановился утешить, ведь мог услышать конюх.

Держа Скью за поводья, он направился подальше от этого места, куда приехал сегодня некоторое время назад. Девушка обернулась, чтобы навсегда запомнить погребальный костер.

Таер вел Скью через поселение шагом. Скоро булыжная мостовая закончилась и превратилась в широкий грязный тракт. Конь, понукаемый хозяином, перешел на рысцу, и этот темп держал долго. Вскоре и Таер выровнял дыхание: разговор удовольствия девушке не доставлял, да ему ничего говорить и не хотелось.

Скью бежал рядом, как любой тренированный конь: нос наравне с плечом хозяина. Так они пробегали много миль и раньше. Дождь, почти прекративший капать, полил с новой силой, и Таер перешел на шаг, чтобы разглядеть, где бы можно было найти приют на ночь.

Наконец он нашел место, где высохшее дерево накренилось к двум другим, стоящим рядом. У подножия стволов образовалось небольшое сухое место, которое удалось слегка увеличить, накрыв рулоном непромокаемой ткани.

Не глядя на девушку, Таер пояснил:

– Было бы лучше, если бы не было так темно и дождливо. Но в любом случае здесь будет суше.

Он распряг и расседлал Скью и, быстро вытерев его досуха, привязал к ближайшему дереву. Скью тут же повернулся задом к ветру и поднял заднюю ногу. Как любой бывалый солдат, конь умело пользовался коротким отдыхом, где бы он ни был.

Держа в руке тяжелое военное седло, Таер повернулся к девушке.

– Если ты ко мне притронешься, – холодно предупредила она, – ты не проживешь и дня.

Он на мгновение задержал взгляд на ее фигурке. Сейчас, мокрая и озябшая, девушка казалась еще менее привлекательной, чем когда хозяин постоялого двора держал ее за руку.

Как ни странно, но раньше Таер никогда не встречал Вечных Странников. Конечно, он хорошо понимал, о чем беспокоится девушка, – армия состояла из молодых мужчин. Такой же усталый и мокрый, как она, он осознавал, к чему ведут ее речи. Почему она должна верить всему, что он ей говорит? С другой стороны, если он не укроет ее от дождя, согрев своим теплом, она определенно заработает крупозное воспаление легких. Получится, что ему все равно не удалось ее спасти.

– Добрый вечер, прекрасная леди, – произнес он, хорошо имитируя поклон человека благородных кровей, несмотря на тяжелый вес седла. – Меня зовут Таераган из Редерна. Обычно меня зовут Таер, – и замолчал в ожидании ответа.

Она широко открыла глаза, как будто он только что произнес нечто невероятное, и он почувствовал, как магия затрепетала легкой бабочкой.

– Меня зовут Сэра, Ворон из клана Изольды Молчаливой. Я приветствую тебя, Бард.

– Приятно познакомиться, Сэра.

Очевидно, ее ответ рассказал бы о многом таким же Вечным Странникам, как она. Может быть, они бы даже поняли, почему она назвала его Бардом. Скорее всего, это какой-то этикет, принятый у Вечных Странников.

– Я возвращаюсь в Редерн. Если моя карта точна – он не так уж далеко. Примерно в двух милях пути на северо-запад отсюда.

– Из моего клана только Ушир и я дошли до этой деревни, – с дрожью в голосе ответила она. – Куда Ушир собирался идти потом – я не знаю.

Таер прикидывал, как ее доставить к своим:

– Вас было только двое?

Она осторожно кивнула, глядя на него, как цыпленок на лису.

– А у тебя есть близкие родственники? Или кто-то, к кому ты могла бы прийти? – спросил он.

– Любой клан предпочитает держаться подальше отсюда. Все знают, что нас здесь боятся.

– Тогда зачем вы с братом пришли сюда? – Он подкинул и поудобнее постарался перехватить седло, которое еле удерживал на уровне бедра.

– Главой клана было определено узнать, где пребывают тени зла, – мрачно ответила она. – Мой брат преследовал одну.

Знакомый не понаслышке с работой магов, Таер решил не заниматься расспросами о магии – он давно понял, что после всех объяснений понимания оставалось еще меньше, чем в начале. Что бы ни привело сюда ее брата, теперь Сэра осталась одна. – А что случилось с твоим кланом?

– Чума, – ответила она. – Однажды мы пригласили к костру незнакомца. На следующую ночь у одного из детей начался кашель – утром уже трое были мертвы. Глава клана пытался изолировать больных, но оказалось слишком поздно. Выжили только я и мой брат.

– Сколько тебе лет?

– Шестнадцать.

Это оказалось меньше, чем он ожидал, судя по ее поведению, хотя внешне она выглядела не больше чем на тринадцать. Он опять подтянул к плечу седло, чтобы снять напряжение в руке от тяжести. В то же мгновение он ощутил глухой удар – и седло дернулось. В толстой кожаной обшивке, которая теперь прикрывала его грудь, качалась стрела.

Он бросился вперед и, толкнув девушку на грязную землю, накрыл ее сверху своим телом. Она стала яростно вырываться из его объятий, но он держал ее крепко. Сжав ей руку, чтобы она не могла пошевелиться, он тихо прошептал:

4
{"b":"4718","o":1}