ЛитМир - Электронная Библиотека

– Герант – хороший человек. Юноша поднял одну бровь.

– Я не собираюсь наносить ему урон. Я… Теперь ему пришлось поколебаться.

– Подозреваю, – тихо произнес Таер, – что помогаю принять один-два закона, направленных против простого человека, находясь в одной камере с императором. Если вам надо быть инкогнито, было бы лучше снять это кольцо.

Форан (несомненно, парня звали Форан, хотя Таер не мог припомнить номер, который шел за именем) на мгновение огорчился, посмотрел на кольцо, служившее печатью императора, а потом пожал плечами.

– Я запомню ваш совет. Довольно правильный. Если вы знаете так много, смотрите сюда. – Он нетерпеливо ткнул пальцем в бумагу. – Мне нужно что-то такое, что я мог бы использовать как точку опоры, чтобы переместить структуру власти в Совете септов. Чтобы я перестал быть главой только номинально. И вот этот документ. Это было в моем двухлетнем собрании прошений, которые должны быть подписаны и иметь силу закона. На этом документе не так много подписей – только несколько человек, кто чем-то обязан Дженни. По всей вероятности, большинство из них не знали, что они подписывают. Без этой карты вряд ли скажешь, что эта земля принадлежит Геранту.

– Правильно, – согласился Таер. Он не представлял, что парень был главой только номинально. К тому же он не интересовался ни единой новостью за пределами Редерна с тех пор, как покинул службу Геранта много лет назад, еще до кончины последнего Форана. – Двадцать шестой! – воскликнул он.

– Только если не считать первого, – ответил Форан, нимало не волнуясь. – Мне нравилось, хотя моему отцу нет. Вы все-таки на моей стороне?

– Полностью, – кивнул Таер. – Имеющийся документ – очевидная протекция, но не для могущественного септа. Таким образом, если вы решаете не ставить свою подпись, вы не наживете множество врагов. Кто может опротестовать ваш отказ дарить земли одного септа другому без более серьезной причины, чем та, которую вам преподнесли? И я отдам свою правую руку на отсечение, что Герант не предатель и не злоумышленник, чтобы поставить вас в неудобное положение в этом деле. Он правдивый и верный. Поэтому вы отказываетесь подписать документ, и члены Совета поддержат вас, иначе получается, что кто угодно будет иметь право забрать землю у любого септа, у которого захочет, без какой-либо адекватной причины.

– Вот так, – произнес юноша, забирая карту и документ. – И у меня есть поддержка в самостоятельном руководстве. Итак, вы оказали мне услугу. – Он аккуратно сложил манускрипт и положил его вместе с картой в карман. – Теперь я должен оказать услугу вам. Прежде чем я определю, что будет вам наградой, скажите, что вы здесь делаете, что это за Путь, членом которого я не являюсь, и что двое должны сделать друг другу?

Подумав примерно с минуту, Таер предложил: – Будет быстрее, если я начну с Пути. Все остальное будет вытекать из этой истории. – Он сжато рассказал императору то, что ранее сообщили Теллеридж и Мирцерия.

– Они убивают магов Вечных Странников ради силы и носят черные мантии? – остановил его рассказ Форан.

Таер кивнул.

– Так мне сказали. С тех пор, как я здесь оказался, я встретил только двух человек – с вами трех. – Он подумал, что девушки в бане не в счет. – Сам я ничего не видел.

– Вы мне так и не ответили, что вы здесь делаете, – произнес Форан. – И кто вы такой, кроме того что сражались под командованием Геранта в последней войне?

– Я земледелец, который изредка поет за несколько медяков в местной таверне в Редерне, – ответил Таер. – В зимние месяцы я обычно ставлю капканы, чтобы добыть меха. Я возвращался домой. Смутно помню группу незнакомых людей, а потом очнулся в этой камере. Теллеридж – я вам о нем говорил…

– Теллеридж? – переспросил Форан. – Я знаю его, хотя и не знал, что он колдун. Он сказал вам, почему забрали вас из Редерна? – спросил Форан. Потом на его лице появилось странное выражение. – Это тот Редерн, который принадлежит септу Легея?

– Да, – удивился Таер.

– Авару? – спросил Форан, скорее всего для себя. Таер припомнил, что Аваром звали нового септа, который вроде бы обладал влиянием на императора.

– Авар является членом этого Пути? Таер пожал плечами.

– Не знаю. Те двое, кого я здесь знаю, это Теллеридж и Мирцерия. И мне думается, что она не является членом этой организации.

Форан вскочил на ноги и стал вышагивать из угла в угол.

– Почему вы? Почему они все вместе отправились в Редерн, чтобы найти вас? Вы не Вечный Странник, а земледелец Редерна, который раньше был солдатом.

– Потому что я обладаю магическим талантом, который обычно связывают с Вечными Странниками, – ответил Таер. Предупреждая следующий вопрос, он начал рассказывать Форану все, что знал об орденах.

Форан предостерегающе поднял руку.

– Достаточно. Я вам верю. Пойдем отсюда, тогда вы можете объяснить все, что нужно.

Таер последовал вслед за ним до порога, но когда попытался шагнуть за порог, раскаленная добела боль конвульсиями прошла по всему телу и магический удар отшвырнул его на несколько футов к центру камеры.

– В чем дело? – вздрогнул Форан.

– Он связан, – ответила Память. Ее голос был похож на крики ворон в брачный период или треск сухих костей.

Таер еле стоял на ногах.

– Она разговаривает? Император посмотрел на Память.

– Иногда. Но сейчас она впервые сама выдала информацию. С вами все в порядке?

Таер кивнул.

– Ваша Память права. Здесь такая магия, что я не могу ее преодолеть.

– Вы можете с ней что-нибудь сделать? Разве вы не говорили, что у вас есть магический талант?

– Он связан, – снова раздался комментарий Памяти.

– Стоп, – приказал Таер. Обычно эта команда срабатывала, когда Джес начинал свое превращение и этим вызывал страх. Он повернулся к Форану. – У меня нет такой магической силы, которая может противостоять наложенному на меня заклятью, ограничивающему мои передвижения. К тому же и они постарались избавить меня от той малейшей полезной магической силы, которой я обладал. Похоже, я приклеен к этому месту.

Форан кивнул.

– Очень хорошо. – Он вернулся в комнату и закрыл за собой дверь. – Есть колдуны, которые обязаны служить мне или по крайней мере Империи, но я не знаю, принадлежит ли кто-нибудь из них к Пути. Найдите, кто из колдунов является членом Пути, и тогда я, возможно, смогу найти колдуна, чтобы отменить заклятие. – Он посмотрел на Таера и произнес извиняющимся тоном: – Я император больше по названию, чем на самом деле, иначе я мог бы просто приказать вас освободить. Двадцатый – девятнадцатый по подсчету – обладал реальной силой.

Таер усмехнулся.

– Потому что, когда он был примерно вашего возраста, он приговорил к смерти пятнадцать септов и уничтожил еще трех или четырех лично.

– Я довольно разборчив в своих вкусовых пристрастиях, – грустно усмехнулся Форан. – К тому же, никогда не сумею сделать так, чтобы внушить ужас.

– И вам не надо будет высасывать костный мозг из их костей, как это делал Девятнадцатый – ах, прошу прощения! – Двадцатый, – торжественно произнес Таер. – Подозреваю, что вареное сердце, а лучше два, будут как раз что надо.

– Я не ем сердце, – твердо ответил Форан. – Хотя, полагаю, я смог бы его съесть ради несчастного наследника – должно иметь сходный эффект.

Таер и Форан посмотрели друг другу в глаза со взаимным одобрением.

– Я уже отдаю свой долг, – произнес Форан, – но ваш опыт отличается от моего. Мне бы хотелось услышать ваше мнение по моей проблеме, – он махнул рукой в сторону Памяти.

– Всегда к вашим услугам, мой император. – Таеру было приятно, что так оно и есть.

– Это существо со мной уже три месяца. Это не значит, что оно следует за мной все время, понимаете? Обычно навещает меня ночью один раз. – Он грустно улыбнулся и сел на кровать.

Таер последовал его примеру и без сил осел на другой стороне кровати. Ему следовало подождать, когда император предложит ему сесть, но после прихода колдунов (тут у него провал в памяти) и встряски у дверного проема, его конечности были как желе.

45
{"b":"4718","o":1}