ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Похудеть, активируя гормоны: как в 50 лет сохранить здоровье и привлекательность
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Безграничный разум
Три жизни жаворонка
Детство в европейских автобиографиях: от Античности до Нового времени. Антология
Пойми меня, если сможешь. Почему нас не слышат близкие и как это прекратить
Бард. Отступники
Игра колибри
Пена 2

– Я должна тебе кое-что сказать, – произнесла она напряженным тоном.

Он снял с себя верхнюю одежду и повесил на крючок.

– Хорошо, – согласился он, удивляясь, чем он мог ее обидеть.

Ее глаза сузились, и она сообщила, что их сын родился Защитником. Она объяснила, как тяжело будет Джесу найти баланс своей натуры, где одна сущность принадлежала миру дня, а другая – миру ночи.

– Если бы он родился девочкой, его судьба была бы гораздо лучше, – холодно говорила она, ее голос звенел. Обычно такой тон ей был присущ, когда она была действительно очень расстроена. – Защитники мужского рода редко удерживают баланс после полового созревания. Если они сходят с ума, то могут убить любого, кто перейдет им дорогу, кроме тех, за кого они ответственны. Как только это происходит, их убивают, потому что после этого их невозможно ничем ограничить.

Джес зашевелился, и она стала нежно его баюкать, но силой своего взгляда удерживала Таера на расстоянии.

– Мой брат был Защитником, усыновленным из другого племени. Обычно Защитников отдают растить в другие кланы, потому что нормальное беспокойство настоящих родителей дает дополнительную нагрузку к их тяжкому бремени. Вырастить Защитника – очень почетно, поэтому ни один клан не откажется взять его к себе.

Отказаться от сына? Шокирующее предложение вызвало полное смятение, когда он осознал, каким ужасным подарком боги наградили его маленького сына. Как она могла подумать, что я приму решение выкинуть Джеса только потому, что с ним слишком много хлопот? Неужели она могла бросить своего ребенка?

Она не могла. Только не она. Она, которая боролась с демонами ради людей, которых даже не знала, никогда, никогда не отступит ни от чего, что может угрожать ее второй семье.

– Сколько лет было твоему брату-Защитнику, когда он умер? – в конце концов спросил Таер.

– Ризовару было тридцать, – ответила она. Ее руки тряслись, как будто она хотела крепче прижать к себе Джеса, но боялась нанести ему увечье. – Он был в числе первых, кто умер от чумы.

– Значит, ты знаешь, как это делать, – решил Таер. – Джес остается с нами, и ты научишь меня, как растить Защитника, который умрет от старости в пожилом возрасте.

Ее лицо просветлело, и он понял, чего ей стоило быть с ним честной.

Когда они легли спать, она прошептала:

– Я убью любого, кто попытается его забрать.

– Я – тоже, – яростно ответил Таер, зарывшись лицом в ее волосах цвета лунного серебра. Никто никогда не разлучит их.

– Я – тоже, – вслух повторил Таер. Он сидел в своей камере во дворце в Таэле.

Как лучше перенести свое заключение? Ответ пришел в виде сухого тенора Геранта: «Знай своего врага. Узнай, что они хотят, чтобы ты знал, где ожидать следующего нападения. Найди, в чем их сила, и постарайся уклониться. Найди их слабые стороны и сыграй на них своей силой. Лучшее оружие – знание, а не меч».

Когда в его комнату вошла Мирцерия, он вежливо улыбнулся.

– Если вы пойдете со мной, господин, – предложила она, – мы подготовим вас к презентации. После церемонии вам будет дана в Орлином Гнезде свобода и все удовольствия.

В бассейне снова стояли те же женщины, которые хотели его тогда помыть в бане. На этот раз Мирцерия не стала их отсылать. Они терли, расчесывали, брили, подстригали и игнорировали его смущение от стыда и протесты.

Когда одна из женщин хотела обстричь ему волосы, Мирцерия схватила ее за руку.

– Нет, оставь их длинными. Мы заплетем ему косу, и он будет выглядеть чрезвычайно экзотично.

Они уговорили его надеть одежды, которые носят при дворе. Добровольно он никогда бы их не надел. Он вполне мог отказаться носить их, даже с решением быть кротким и покорным гостем, пока получше не узнает своего врага, если бы не страх в их глазах. Он смог увидеть его. Они разодели его как праздничную кобылицу, так что ему невозможно было терпеть. Поэтому он протестовал и делал невежливые замечания, но все равно пришлось надеть глупые вещи.

В стену было вправлено металлическое зеркало, и женщины толкали и пихали его, пока он не посмотрел на себя.

Мешковатые брюки красного бархата, плотно прилегающие на талии и коленях, были наполовину скрыты туникой, свободно свисавшей от плеч до колен. По весу туника была настоящей золотой одеждой. Под туникой шелковая рубаха кроваво-красного цвета была вышита нитями из чистого золота. Они выбрили ему лицо и чем-то маслянистым намазали волосы так, что при движении те отливали металлическим блеском. Потом они вплели в волосы золотые и красные шнуры, которые искусственно увеличили ему длину волос и теперь свисали до бедер, заканчиваясь на концах золотыми и красными кисточками. На ногах были надеты золотые башмаки, инкрустированные кусочками красного стекла. По крайней мере он надеялся, что это стекло.

Увидев себя в зеркале, он опустил голову и закрыл глаза.

– Милочки, если бы моя жена увидела меня в таком виде, она бы никогда не позволила мне загладить свою вину.

Мирцерия игриво шлепнула его наманикюренным пальчиком.

– Ты просто красавчик, согласись! Мы хорошо поработали, девушки. Хотя и первоначально он был неплох!

Таер снова посмотрел на себя в зеркале. Если бы он присмотрелся повнимательнее, он бы заметил, что вся его экипировка была сшита под одежды Вечных Странников. Они носили свободные штаны и тунику до колен, но одну черту Сэра любила в одеждах Редерн – их яркие цвета. Одеяние ее народа обычно было неокрашенным или землистых оттенков.

Таер вздохнул.

– Я рад, что здесь меня никто не знает. Я бы этого не пережил.

Они накрыли его великолепным коричневым плащом и натянули сверху капюшон, чтобы скрыть лицо.

– Вот теперь ты готов, – произнесла Мирцерия. Она медлила, и на мгновение с нее слетел флер дорогостоящей блудницы. – Ты облегчил нам работу. Позволь же помочь тебе советом. Колдуны будут ждать, когда мы выведем тебя за дверь. Иди с ними молча, они ничего тебе не сделают. Они пройдут с тобой эскортом через Орлиное Гнездо – самое большое помещение, принадлежащее Пути. Сегодня это зрительный зал, но обычно это просто помещение, где собираются люди. Колдуны выведут тебя на сцену и представят Воробышкам и тем Хищникам, которые захотят прийти.

Он взял ее руку и поцеловал.

– Спасибо вам за доброту, Мирцерия. Девушки.

Его ждали четверо в черных мантиях, как Мирцерия и обещала. Как и у него, их лица скрывали капюшоны.

Таер нерешительно медлил, он был не подготовлен к тому ужасному отвращению, которое почувствовал при виде них, и внезапной убежденности, что ближайший к нему держит в узловатой руке маленький нож, омытый кровью.

Он подавил страх и гнев. Слегка улыбнулся и стал в центре процессии.

– Тронемся, господа? – вежливо предложил он.

Орлиное Гнездо было выполнено в виде широких выступов горизонтального настила с короткими откосами между секциями; плоские выступы сужались у подмостков в дальнем конце помещения.

Самая дальняя, главная, секция, куда шел Таер с эскортом, была почти вся занята длинным столом. Позади него была открыта дверь, откуда появлялись официанты с подносами, уставленными блюдами с едой и кружками с элем.

У стены стояло несколько столиков, за которыми сидели люди, одетые в белые мантии. Они смотрели на Таера абсолютно равнодушно. Но большинство присутствующих составляли молодые люди в голубых мантиях, которые замолкали, как только процессия проходила мимо них. Когда эскорт приблизился к подмосткам, воцарилась зловещая тишина.

Колдуны провели Таера на возвышение, остановились посредине сцены и как один повернулись лицом к аудитории. Тут же огни Орлиного Гнезда потускнели: осталось освещение от камней, расположенных по углам.

Таер прищурился от странного освещения и увидел, что все медленно опускаются на установленные рядами стулья. Когда собрались все, раздался глухой рокот, вызывающий дрожь, и в клубе дыма и магических всполохов появился пятый член процессии в такой же черной мантии: Теллеридж.

47
{"b":"4718","o":1}