ЛитМир - Электронная Библиотека

Она оборвала себя на полуслове и нервно сглотнула.

– Ты и я никогда не встречались с глазу на глаз. Сэра, ты же умрешь, чтобы защитить своих детей. Я это знаю. Поэтому, когда он начал говорить опасные вещи… такие речи возмутили бы всю деревню, если бы их услышали… Да! Я говорила ему, что он дурак. Что в тебе нет ничего дьявольского. И ему нечего тебя обвинять в том, что ты захвачена Тенью Зла.

У Сэры оборвалось сердце. Алина отвернулась.

– Он меня бьет. За последний месяц он дважды поднимал на меня руку. Я знаю, что у меня характер – не сахар, но… ты знаешь Бандора; он никогда раньше таким не был.

– Что еще? – потребовала Сэра.

– На этот раз это была не просто пощечина. Я боялась, что он не сможет остановиться. Мне помогает Эллеванал, а Бандор с ним не общается. Потом он стал что-то бормотать, а затем сказал, что ему не нужно, чтобы я вмешивалась. Он связал меня и ушел. Сэра, я не знаю, что он собирался делать.

– Он начал сразу, как ушел священник? Волис, не Карадок? – уточнила Сэра.

Алина кивнула.

– Мне он так не нравится. Бандор пошел к вам?

– Он говорил, что собирался делать? – спросила Сэра.

– Он сказал, что собирается спасти Ринни.

– Мы ушли из дому еще в обед, – ответила Сэра. – Я оставила ее с Гурой, но Гура знает Бандора. Мне надо идти искать дочь. С тобой будет все в порядке здесь?

Алина согласно кивнула.

– Найди ее поскорее, пока он не причинил ей вреда.

– Куда он мог отвести Ринни, – спросил Лер, – если сюда возвращаться не собирался?

– К священнику, – ответила Сэра. – Если он думал, что в нее проникла Тень Зла, то он поведет ее к священнику. Мы найдем их, – ответила она Алине.

– Будь осторожна, – предупредила ее сестра Таера. – Будь осторожна, Сэра. Бандор совсем не тот, каким ты его знаешь!

Сэра вышла на улицу и в нерешительности нахмурилась: идти в храм или сразу домой?

– Ты можешь сказать, проходили здесь Бандор и Ринни или нет? – она спросила Лера.

Он отрицательно покачал головой.

– Нет, даже если бы светила полная луна… слишком много…

Он насторожился и стал оглядываться. Сэра тоже почувствовала, как по спине пробежал холодок, а в горле застыл ком, что невозможно сглотнуть.

– Джес, – позвала она. – Ты здесь?

– Слышишь? – предупредил Лер. – Кто-то сюда едет снизу верхом на лошади.

Она первой увидела Скью, его белые пятна были хорошо видны в лунном свете, когда он перепрыгнул крутой изгиб дороги, но копыта упорно скользили вниз. Как только он появился на прямом участке, тут же затрусил рысцой и остановился уже только около хозяйки.

– Священник, – выдохнула Хенна и соскользнула вниз с коня. – Я такая глупая. Он направил меня к вам, чтобы ты оставила дочь без защиты.

Сэра кивнула.

– Я уже догадалась. Ты думаешь, они забрали ее в храм?

– Да.

– Мы оставим Скью здесь, – решила Сэра. – Иначе он сотрет копыта о булыжники. Лер, ты можешь найти место, где он будет в безопасности?

– Около навеса для хранения дров есть немного места, – ответил он и взял коня под уздцы.

Хенна стояла немного криво, как будто ей было очень больно. Сэра создала магический светящийся шар, чтобы хорошенько рассмотреть ожог на руке Хенны.

– Самый легкий способ – сломать геас, – сухо сказала она.

– Я очень спешила, – ответила Хенна. Ее губы искривилась в слабой улыбке. – Я была так сердита.

– Ты могла сильно пострадать, – заметила Сэра.

– Я уже пострадала. Я буду бесполезна в любом виде битвы; моя магическая сила иссякла. Хотя… я могу подпи-таться твоей магией.

– Вот и хорошо, – ответила Сэра.

Вернулся Лер, и Сэра направилась быстрым шагом вверх по дороге. Конечно, Джес и Лер могли проделать весь путь до храма бегом, но Сэра и Хенна вынуждены были идти шагом, иначе им было бы совсем плохо, когда они туда доберутся. Она знала, что Джес с ними, судя по судорожно сжатому спазмом желудку, но увидеть его она могла мельком и только боковым зрением.

– Расскажи мне о Волисе, – попросила Сэра. – Все, что, считаешь, может пригодиться.

– Ясно, что он умнее, чем я думала. Остальные маги Тайного Пути уважали его силу. Но по стандартам солсенти он молодой и сложные заклинания для него трудноваты. Из-за этого он склонен пользоваться кольцом Ворона больше, чем своей собственной магией, когда ткет иллюзию.

Они вышли к крутому изгибу дороги, и Хенна замолчала, пока они снова не пошли прямо.

– Я говорила тебе, что колдуны воруют ордена и носят их. Обычно в виде колец, но есть несколько камней, заключенных в серьги и ожерелья. Он говорил мне, что многие кольца при использовании вызывают боль, некоторые вообще не работают. Большинство колдунов могут единовременно пользоваться только одним кольцом, но Волису удается пользоваться двумя. Первое связано с орденом Ворона. С ним в паре он обычно носит Сову. Хотя я его видела пару-тройку раз с кольцом Охотника. Ты поймешь, что он носит, когда его увидишь. Просто смотри.

– Неужели он выдерживает силу орденов?

– Как видишь, – ответила она. – Похоже, он верит, что орден Ворона – почти то же самое, как и его магия, разве что ему не надо исполнять ритуалы.

Сэра удовлетворительно улыбнулась.

– Скажи, а у него скверный характер?

Когда они подошли совсем близко к храму, Лер остановился и пригнулся к земле, как будто для того, чтобы коснуться земли. Но так и не коснулся, только отдернул руку.

– Что это, мама?

– Что? – Сэра тоже остановилась, но она ничего не видела.

– Вонь, – пояснил Джес. Должно быть, он подошел слишком близко к Хенне, и она нервно вскрикнула.

– На что это похоже?

– Как будто гнойная субстанция вытекает из-под земли наружу, – ответил Лер. – И воняет ужасно.

– Поглощен Тенью Зла, – тихо произнесла Хенна. – Я сомневалась.

– Она вытекает из храма, – продолжал Джес. – Там темнее.

– Именно там? – спросил Лер. – Мама, почему ты не видишь?

– Я не знаю, почему Вороны не могут увидеть воздействие Сталкера, и почему Жаворонки тоже, – ответила Сэра. – Я могу понять, почему древние не считали, что это необходимость для Совы и Большого Баклана, но Жаворонки и Вороны вынуждены вступать в бой с Тенью Зла.

– «Каждому ордену»… – зашептала Хенна.

– «Разные виды силы даны». Да, да, я знаю. Все это глупости. Поэтому Волис, вероятнее всего, самый Черный.

Быть практически полностью поглощенным Тенью Зла – такое случается весьма редко. Сэра никогда не соприкасалась с людьми, которые были поглощены Тенью Зла, хотя в ее учителе чернота присутствовала. Но он умер, не успев ей передать об этом почти никаких знаний. Потому ей еще во многом нужно было разобраться. Она знала, что Сталкер нуждается в отрицательных эмоциях или действиях, чтобы заполучить возможность влияния, и сила этого влияния различна. Ее учитель говорил, что человек, чья душа поглощена Тенью Зла, может быть черным в разной степени, потому что он призывал силу Сталкера сам и отдавал свою душу добровольно.

– Идем! – сказала Сэра. – Нам нужно найти Ринни. Они подошли к храму, и Лер попытался открыть дверь.

– Заперто, – сообщил он. – Думаю, заперто изнутри на засов.

Сэра произнесла какое-то короткое гортанное слово – она бы его даже не смогла припомнить, если бы остановилась и осознано раздумывала, что и как делать, – и дверь распахнулась, разметав по полу внутреннего помещения обломки и куски металла.

– Осторожно, – предупредила Хенна. – Гнев и магия – нехорошее сочетание.

– Куда он мог ее деть? – Сэра знала, что Хенна права, но с того мгновения, когда егерь явился сообщить, что Таер мертв, она была еще сильнее напугана, чем тогда той ночью, когда погиб ее брат. Однако страх, как и горе, вызвали гнев.

– Идите за мной.

Храм был ярко освещен расположенными на стенах канделябрами со свечами, поэтому Сэра без труда пробиралась через разбросанные обломки двери. Но комната на противоположной стороне за шторами отличалась от той, какую она помнила. Это была прямоугольная комната с низким потолком. Никаких летающих птиц и, тем более, высоких сводов.

50
{"b":"4718","o":1}