1
2
3
...
56
57
58
...
85

Возможно, если бы у нее не было полной сумки с мермори, напоминая своим присутствием, как опасно, когда солсенти начинают терять всякое уважение к Вечным Странникам, она бы позволила ему найти красивый выход из положения.

– Сэра, берегись! – предупредила Хенна на языке Вечных Странников.

Мужчина сделал шаг вперед. Он был высоким, но Сэра умела смотреть на людей так, что разница в росте для нее не имела значения.

– Твоему мужу надо бы поучить тебя получше, шлюха – отреагировал он на последние слова Хенны.

Сэра придержала язык. Поднятая бровь и красноречивое выражение лица даже не потребовали слов: Ты? Получше? Я так не думаю.

Он замахнулся. Гура слегка припала к земле, готовясь защищать хозяйку. Она услышала лязг меча Таера в ножнах – Лер схватился за рукоятку. Она вообще-то могла даже довести до того, чтобы он ее ударил, но рядом с ней тяжело дышал Джес.

И она всего лишь произнесла слово и дунула на него своей силой. Мужчина застыл с поднятой для удара рукой.

Когда она улыбнулась толпе солсенти, сразу же многие поспешно отступили назад. У нее возникло такое чувство, что ее жертва тоже хотела сделать шаг назад, но он не мог даже пошевелить рукой.

– Что здесь происходит? – раздался властный голос. Сквозь толпу прокладывал путь молодой мужчина.

Его длинные до талии волосы пепельного оттенка красноречиво свидетельствовали, что в его жилах течет кровь Вечных Странников. Вскоре вокруг него образовался широкий круг.

– Посмотри на дорогу, мама, – прошептал Джес. Сэра перевела взгляд и увидела целый клан Вечных Странников, стоявших в тревожном ожидании.

И тут наступило гробовое молчание. Скорее всего потому, что группа солсенти еще не заметила Вечных Странников у дороги и потому, что никто не знал, что делать с человеком, застывшим с поднятой вверх рукой.

– Ну! – он повторил свой вопрос. – Что здесь происходит?

– Я Сэра, – ответила она. – Ворон клана Изольды Молчаливой. Один из сыновей-переростков этого человека оскорбил мою молодую подругу. Мы обсуждали проблему.

Незнакомец наклонил голову, чтобы поближе рассмотреть поднятую руку мужчины.

– Интересно обсудили?

– Нет, – ответила Сэра. – Я почти закончила. Прошу прощения, один момент. – Она повернулась к мужчине. – У меня нет больше терпения. Я проклинаю тебя и твоих сыновей: если вы хоть раз ударите женщину или ребенка, то потеряете силу, которой больше всего гордятся мужчины! А теперь иди!

Она освободила его руку и красноречиво посмотрела в глаза немногим оставшимся смотреть до конца солсенти.

Незнакомец дождался, когда все уйдут, и начал хохотать.

– Я не Ворон, но даже я мог бы сказать, что в том проклятии не было ни капли магической силы.

Она улыбнулась.

– На это магии не требуется, не так ли? – Если хоть один из них когда-нибудь ударит женщину или ребенка, они сразу же вспомнят ее слова и занервничают. Беспокойство вызывает такой же эффект, какой она хотела, гораздо быстрее, чем магия.

– Кто ты? – спросил Джес, вмешиваясь в общий разговор.

– Ах, прошу прощения, сэр. Я Бенрольн, Большой Баклан и глава клана Ронжера Библиотекаря, – он слегка поклонился. – Если мы можем вместе принять трапезу, то могли бы обменяться историями.

– Пойдемте, и добро пожаловать, – согласилась Сэра.

Возникло легкое замешательство, когда клан Ронжера организовал привал, а группа солсенти второпях собрала вещи и ретировалась, на ходу доедая остатки своего обеда.

Страх на их лицах не особенно беспокоил Сэру, как и свист, раздававшийся из клана Библиотекаря. Ее отец никогда не мог выносить освистывания, но Бенрольн был молодым и, может быть, чувствовал почти то же самое, что и те люди, кто поддразнивал солсенти. В клане присутствовали люди постарше, и Сэра подумала, что кто-нибудь мог бы что-то сказать.

Взглянув на повозки и одежду клана, Сэра поняла, что наличие молодого вождя по своей сути клану не повредило, даже если их манеры оставляют желать лучшего. Их одежды были без дыр и следов штопки, а все повозки разрисованы свежей краской.

Маленькая семья Сэры сгрудилась около нее, когда люди клана стали вынимать пищу и выполнять обычную рутинную работу по ее приготовлению. Несомненно, мальчики были испуганы иностранным языком и совершенно сбиты с толку шумом, который производят много людей, выполняющих одно дело. Сэра заканчивала трапезу, когда к ней подошел Бенрольн с тремя мужчинами.

– Сэра, это мой дядя Исфаин, – представил он, указывая на самого старшего. – Мой двоюродный брат Калахар. – Молодой человек обладал необычайно черным, как воронье крыло, цветом волос. – Коре. – Он был среднего возраста и среднего роста со слегка сутулыми плечами.

– Это, – продолжил Бенрольн, – Сэра, Ворон Изольды Молчаливой, и ее семья. Этот молодой человек – Орел.

Самый старший мужчина, представленный Бенрольном как Исфаин, улыбнулся.

– В твоей семье все посвященные. Может, ты их представишь нам?

В их словах не было ничего такого, что могло вызвать у Сэры подозрения. Просто в голосе Бенрольна слышалось некое напряжение, когда он называл ордена. Это напряжение объяснялось неким самодовольством в тоне Исфаина.

Сэра слегка наклонила голову.

– Это мой сын Джес, Орел. Мой сын Лер, и моя подруга Хенна, – Никто никогда не мог обвинить Сэру в том, что у нее доверчивая душа. Она не могла спрятать ордены, которые заметил Бенрольн, но в то же время не было необходимости делиться информацией без нужды. Чтобы прояснилась необходимая информация времени достаточно. Сэре надо получше разузнать о клане Ронжера.

– Могу ли я узнать, почему вас так мало? – недоверчиво поинтересовался Коре. – Я слышал, что много лет назад клан Изольды Молчаливой погиб от болезни.

Сэра вежливо кивнула.

– Выжили только я и мой брат. Когда мой брат умер, мы остались без родственников. – Два десятилетия жизни с солсенти не избавили ее от осознания низости поступка, который она тогда совершила. Поэтому она выпятила подбородок, бросая им вызов. – Я вышла замуж за солсенти и жила с ним и его семьей, пока этой весной он не умер. Его родственники нас выгнали. Но они не знали, что у него в Таэле были капиталовложения. Теперь мы направляемся туда, чтобы вернуть его денежные суммы.

Мужчины обдумывали сказанное ею. Для Вечной Странницы выйти замуж или даже переспать с солсенти было категорически запрещено. Такое случалось, но очень строгий глава клана мог наказать преступника изгнанием или смертью.

Только Коре выглядел захваченным врасплох, и Бенрольн хлопнул его по плечу, прежде чем он успел что-нибудь произнести.

Исфаин просто сказал тоном, не скрывавшим радости:

– Ах, мы идем той же дорогой. У нашего клана есть дело, которое связано с дорогой в Таэлу. И у нас есть друзья в городе, которые хотят помочь нам. Нам будет приятно предложить вам сопровождение, раз нам по пути.

Не было способа отказаться от великодушного предложения Исфаина, поэтому Сэра кивнула.

– Мы очень рады вашему сопровождению. Калахар посмотрел на Скью и подошел к ним.

– Великолепный конь, – похвалил он.

– Боевой конь моего мужа, – ответила Сэра. – Осторожнее. Он уже стар. Но достаточно хорошо тренирован, чтобы не подпускать близко незнакомых людей.

– Я видел всего несколько коней такой расцветки, – заметил он. – Ваш муж получил его в качестве военного трофея?

– Да.

– Очень плохо, что его кастрировали.

– Да, – согласилась Сэра. – Но он служит нам верой и правдой. Лер, проверь, все ли мы упаковали?

Хенна ждала, когда они снова тронутся в путь, и недовольство относительно новых членов клана стихло до прихода Сэры.

– Ты была не очень откровенна, – тихо заметила Хенна. – И Скью ни разу не протестовал против меня.

– Но им необязательно все знать. Я бы предпочла, чтобы люди не раздражались из-за нас. Что-то в этом клане не так, – ответила Сэра. – Конечно, утекло много воды с тех пор, как я вела кочевую жизнь Вечной Странницы. Может, я что-то не так понимаю.

57
{"b":"4718","o":1}