ЛитМир - Электронная Библиотека

– Твоя мама правильно тебя воспитывает, мальчик. Хорошо, когда юноша уважает пожилых женщин. – Она подмигнула Сэре и продолжила что-то бормотать, пока Лер вел ее к фургону.

– Правильно, – сказала Сэра, надеясь, что Брюидд лучше объяснит все Леру, чем получится у нее самой. – Пойдем найдем Бенрольна.

– Сэра, – позвала Хенна, – если ты пойдешь и начнешь критиковать Бенрольна за то, что он сделал, Лер будет очень рад, и завтра мы пойдем каждый своею дорогой. Бенрольн найдет другого солсенти, который заплатит ему золотом, чтобы уничтожить поля своего соседа. А ты будешь удовлетворена тем, что сказала, что о них думаешь.

– У тебя есть другое предложение? – спросила Сэра.

– Тайный Путь – очень могущественная организация, – ответила Хенна. – Они утверждают, что быстро распространяются по Империи, и, скорее всего, это правда. Чем больше людей будут нам помогать, тем лучше.

– Я думала об этом, – призналась Сэра. – Но, Хенна, я не Бард. Пронзительно кричать я могу, но убедительно аргументировать – совершенно другое дело. Может, попробуешь ты?

Она покачала головой.

– Для Бенрольна и его людей ты – наш вожак. Их оскорбит, если говорить с ними буду я. Ты можешь это сделать. Просто помни, что Бенрольн разочарован, потому что он ничего не сделал, чтобы спасти своих людей. Дай ему что-то взамен золота солсенти, некий способ, чтобы восстановить свою репутацию, и он забудет о своих играх.

Исфаин был очень сердит на Хенну, заметила Сэра, когда потягивала горячий чай. Но та заявила, что Сэра не представляет, в каком состоянии она нашла Джеса внутри палатки и как он стиснул зубы, когда Хенна подошла к нему слишком близко. Как ей удалось узнать, как снять фаундрейл, Сэра не знала. Но все равно она была за это благодарна.

Многие были поражены тем, что Хенне удалось освободить Джеса. Весь клан Ронжера, по крайней мере те, кто присутствовал на маленькой сходке перед палаткой Бенрольна, относились к ней так, как будто у нее выросла третья голова.

А может, Хенна просто сидела слишком близко к Джесу.

Джес не собирался прощать то, что его посадили на цепь. Он притаился в обличье волка, проявив себя только наполовину в мерцающем свете костра. Было бы легче, если бы он обернулся волком полностью, но волчья морда и глаза на человеческом теле нервировали гораздо больше. Низкое рычание говорило каждому, как он с ними всеми несчастен. Сэра предпочла думать, что этот облик – иллюзия. Трудно сказать.

Брюидд привела с собой Лера. Он выглядел устало, но боль в глазах исчезла.

Когда старуха ворчала на него и просила три раза передвинуть скамеечку, прежде чем она уселась, он, как ни удивительно, только усмехался.

Наконец Бенрольн вышел из своей палатки. Он осмотрелся, убедился, что все здесь, и сел прямо напротив Сэры и кивнул ей головой: дескать, встреча начнется с ее комментариев.

«Несчастные люди», – подумала она, посмотрев на каждого.

– Мы могли провести ночь в упреках и спорах, – начала Сэра. – Вы были не честны с нами. Ну что ж, со своей стороны, мы тоже были с вами не совсем искренними.

Мне страстно хотелось вылить на вас свою ярость и сказать вам, что вы неправильно делаете, но вы и так знаете, что я думаю, – она глубоко вздохнула. – Поэтому я собираюсь рассказать вам то, о чем мы умолчали, когда вы пригласили нас присоединиться к вам до Таэлы. Я буду краткой; и я не Бард. Прошу вас немного потерпеть.

Я Сэра – Ворон клана Изольды Молчаливой и жена Таерагана Редерна, Совы по его собственному праву, хотя в его жилах нет ни капли крови Вечных Странников…

Когда она подвела их к настоящему моменту, ее голос охрип. Бенрольн по-новой наполнил ее чашку и заботливо держал в руках… как будто у них только что на поле не было стычки.

Как глава клана, он должен был высказаться первым, поэтому все сидели молча, пока он слушал историю.

– Этот Путь, – сказал он. – В течение многих лет они забирали наших людей и грабили наши ордены?

Сэра кивнула.

– У тебя есть камни? – спросила Брюидд. Сэра думала, что старая целительница заснула. – Да.

– Я бы хотела посмотреть, – прошептала Брюидд. – Принеси их сюда, когда мы закончим. Мы сядем в доме Библиотекаря – ты, я, Хенна и Бенрольн – и посмотрим, какую дьявольщину сотворили солсенти.

– Хорошо, – ответила Сэра и сменила тему. – Завтра моя семья и я продолжим свой путь в Таэлу, где держат моего мужа.

– Ты сказала, что твой муж принадлежит ордену, – заявил Исфаин. – Но он солсенти?

– Совершенно верно.

– А может ли этот твой Тайный Путь сказать нам, по какой причине законы солсенти стали для нас такими строгими? – спросил Корс.

Сэра подумала, что им бы посмотреть на себя и на другие кланы, которые больше стремились к золоту, чем сражались со злом из-за антипатии солсенти к Вечным Странникам. Но это будет большой глупостью, если она скажет такое.

Бенрольн, не зная мыслей Сэры, сосредоточенно кивнул.

– Может быть. Если то, что мы сегодня услышали, правда, то Путь – действительно очень мощная организация. – Он снова кивнул. – Тогда вот что мы сделаем. Исфаин, передай сообщение всем знакомым кланам. Предупреди их об этом Пути и их методах. Проследи, чтобы они в ответ передали сообщение дальше. – Он дождался, когда Исфаин кивнет. – Завтра мы отправляемся в Таэлу. Он повернулся к Сэре.

– Нам надо кое-что сделать. Это нам поможет. В Таэле у нас есть друзья.

Сэра увидела в его глазах страстное желание рваться в бой.

– Буду очень признательна за любую оказанную вами помощь, – поблагодарила она.

Сэра была полностью истощена, но не в силах сказать «нет» старой Целительнице. Кроме того, она хотела узнать, что она скажет о кольцах. Поэтому она оказалась в доме Ронжера Библиотекаря с Хенной, Бенрольном и Брюидд.

Дом Ронжера выглядел более зажиточным и просторным по сравнению с домом Изольды. В библиотеке стоял стол, за которым спокойно могли разместиться восемь-десять человек.

Сэра села рядом с Брюидд и выгрузила на стол мешок с кольцами.

Брюидд помедлила, но потом слегка коснулась каждого кольца и сверху водворила старинное кольцо с розовым кварцем.

– Н-да-а, – прошептала она, – как им это удалось? Ты сказала, что они взяли ордены и заключили их в кольца.

– Правильно, – ответила Сэра. – Это рассказала мне Хенна. Похоже, так оно и есть.

– Разумеется. – Брюидд положила кольцо и отодвинула от себя подальше. Ее рука слегка дрожала. – Вот одна из причин, – прошептала она.

– Причин чего, Брюидд? – не понял Бенрольн. Он не шелохнулся, чтобы поближе посмотреть кольца.

– Издавна существовало много орденов, – пояснила она. – Я точно даже не знаю, сколько. Не уверена, что кто-нибудь даже примерно определит их количество, но… Всегда было только десять Целителей. Если умирает один, то обязательно взамен родится другой. А теперь нас только шесть, – она ткнула пальцем на кольцо, которое брала в руки. – Вот один из пропавших.

– Ты хочешь сказать, что ордена… как… – Сэра не могла подобрать правильного сравнения.

– Как броневая экипировка, – закончила фразу Брю-идд. – Тебе талант дается при рождении и остается с тобой, растет вместе с тобой, пока не становится твоей собственной кожей. Когда ты умираешь, кожа счищает с себя все, что было твоим – твой запах, твою фигуру, звук твоего голоса. А вот если это всего лишь броневая экипировка, то она снимается, как одежда, и ищет следующего, кому подойдет.

Она поставила локти на стол и задумчиво подперла подбородок руками.

– Орден не приходит к кому попало. – Она кивнула головой в сторону Сэры. – Ты все равно стала бы магом, даже если не была бы Вороном. Твой муж в любом случае все равно бы пел. Бенрольн все равно был бы одним из тех, кто знает, когда грянет буря. Орден приходит к тому, кто к нему готов.

– Поэтому они сделали эти камни, – мрачно заметил Бенрольн, – каждый камень означает, что Вечный Странник появился вне ордена.

64
{"b":"4718","o":1}