ЛитМир - Электронная Библиотека

Брюидд кивнула. Она посмотрела на Хенну.

– Ты сказала, что колдуны Пути, все эти мастера, обнаружили, что некоторыми камнями пользоваться не могут. Думаю, что они отобрали орден слишком быстро, частички личности еще крепко прицепились к камням. Я только один раз встречалась с подобным явлением, когда имела дело с Памятью Ворона.

– Памятью Ворона? – не понял Бенрольн.

– Памятью Ворона, – повторила Брюидд. – Это случается только тогда, когда Ворон погибает насильственной смертью. Ворон может направить энергию, которая всегда возникает в момент смерти, ордену, и в результате получает ложную жизнь, пока не осуществит месть его врагу.

– Но здесь не только камни Ворона, которые… – Сэра замолчала, потому что не знала, как объяснить.

– Нет, – Брюидд отобрала шесть колец. – Здесь Жаворонок, пара Воронов, Охотник и Бард, эти все содержат в себе часть личности их последнего носителя. Они ограничены и привязаны к камням, поэтому они не могут действовать как Память Ворона. Но бьюсь об заклад, колдуны, которые пробовали носить их, получили неожиданный сюрприз.

– Ты знаешь, что с ними делать? – спросила Хенна.

– Еще нет, – ответила Брюидд. – Ты не возражаешь, если я их возьму? – она указала на драгоценности.

– Нет, – ответила Сэра. – Может, ты можешь разгадать, что с ними делать, как освободить ордены, это больше, чем удалось Хенне и мне.

Брюидд кивнула и сгребла кольца в мешок Сэры.

– Скажи своему мальчику, чтобы пришел завтра к моему фургону, когда свернем лагерь, – сказала она.

– Леру? – Сэра внимательно посмотрела. Брюидд кивнула.

– Я знаю об Охотниках кое-что, это ему будет интересно. – Она встала из-за стола. – Я знаю гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Но делюсь только с теми, кто мне нравится. Твой мальчик был утомлен и удручен, но даже виду не показал, что он сердит и устал выполнять приказы всего моего клана. Кроме того, он учтивый и благородный. Мне он нравится. – Она посмотрела на Бенрольна.

Он рассмеялся и тоже поднялся из-за стола.

– Я люблю тебя, бабуля. – Он наклонился вперед и поцеловал ее в щеку. – Перед дракой пойду немного посплю. Брюидд, если хочешь, можешь оставить мермори, пока не решишь загадку с кольцами. Спокойной ночи.

Брюидд повернулась к Сэре.

– Как честная женщина, скажу тебе, что я не училась мудрости у тех, кто младше меня. Я думала, что мне нужно будет довести до сознания: то, что он делал, чтобы получить золото, неправильно. Я никогда не пыталась найти ему взамен какое-то другое занятие. Спасибо тебе.

Сэра покачала головой.

– Боюсь, тебе за это нужно благодарить Хенну.

Хенна улыбнулась и встала.

– Всегда рада буду помочь. Поддерживаю Бенрольна: пора спать. Я могу проводить вас до фургона?

Брюидд рассмеялась и подмигнула Сэре.

– Я скажу «да» только потому, что симпатичный молодой Защитник ждет на улице.

Сэра рассмеялась, потом зевнула и направилась в свою палатку.

– Сэра, проснись, – мелодичный голос Хенны звучал во сне.

– Мама, – шептал Джес.

От звука Сэра села и сразу же открыла глаза.

– Джес, ты в порядке?

Он очаровательно улыбнулся.

– В порядке, мама. Но ты разбудишь весь лагерь.

Сэра зевнула и попыталась понять, почему они ее разбудили и что сказал Джес. Было еще темно, и все, кроме нее, лежали. Хенна слегка коснулась ее руки.

– Тебе снились кошмары, – сказал Лер, перевернувшись на бок, чтобы ее лучше видеть.

Когда он это сказал, она сразу вспомнила. Таер сидел на троне из дуба, ясеня и рябины, а вокруг него совершалось колдовское заклинание. Он играл одну из своих песен, которую обычно исполнял в таверне, хотя она не могла точно припомнить, какую. Она подбежала к нему, упала у его ног на колени и преклонила голову на его колени, как обычно, когда ей снились ужасные кошмары после смерти ее брата. Но было что-то не так. Он продолжал играть, полностью игнорируя ее присутствие. В конце концов она дотронулась до его руки и закричала. Его тело было теплым, она ощущала под пальцами биение его пульса, но она знала, что он мертв.

Она нервно пробежала пальцами по волосам.

– Спасибо, что разбудили, – сказала она и снова легла.

– Что тебе приснилось? – спросила Хенна.

– Я не помню, – солгала Сэра. Она твердила себе, что талант предвидения в ней отсутствовал. Это всего лишь сон.

Она легла и уставилась в потолок. Она знала, что Джес и Лер уверены, что найдут Таера целым и невредимым. Единственная проблема будет, как его оттуда вызволить. Но Сэра была слишком опытной, чтобы верить в счастливый конец.

Может быть, он уже мертв.

Она никогда не говорила Таеру, что любит его. Ни разу.

Она делала все от нее зависящее, чтобы быть хорошей женой. Пыталась стать тем, в ком он нуждался, как в хорошем товарище. Она знала, что он взял на себя ответственность и не ждал от нее слов любви.

Как он ошибался!

Таер считал себя виноватым по многим причинам: что она вынуждена была выйти за него замуж, что она была очень молода. Их брак освободил его от бремени наследования пекарни, и за это он тоже чувствовал свою вину. Он добился свободы себе, но она потеряла свою, потеряла шанс воссоединиться со своим народом. Если бы она хоть раз сказала, что любит его, он бы ответил ей, что любит ее тоже.

Он солгал бы ради нее.

Таер был самым правдивым человеком из всех, кого она знала. Он солгал бы из-за чувства вины, и она не смогла это вынести, поэтому никогда не говорила ему об этом.

Без единой слезинки она уставилась в потолок и всеми силами желала услышать его, пусть даже соврет.

Глава 13

Форан нервно барабанил пальцами по пергаментам, лежащим на его постели. Он уже тщательно все обдумал, определив один, благодаря которому сделает первую попытку добиться власти, потерянной Пятнадцатым. Власть утрачена достаточно давно: многие септы даже уменьшили свою гвардию, хотя и не так сильно, чтобы полностью распустить.

Легкий стук в дверь заставил его быстро сделать три шага от кровати. Но тут он понял, что кровать – странное место для официальных документов, поэтому быстро вернулся обратно, схватил кипу и бегом кинулся к письменному столу. Он не хотел, чтобы кто-нибудь догадался, что он провел весь день и почти всю ночь, изучая документы. Большинство септов подумали, что он всего лишь разозлился на Дувера – секретаря Совета. Все знали, что Форан не мог терпеть слизняков.

Легкий стук повторился.

– Ваше величество? – позвал стражник, охраняющий двери в опочивальню императора. – Мой господин Авар – септ Легея – просит аудиенции.

– Авар? – растерянно спросил Форан. Теперь он подумал, что письменный стол – тоже неудачный выбор. Он не мог теперь сообразить, куда положить, – все равно Авар заметит.

– Так точно, ваше величество.

– Да-да, пусть входит! – Как бы то ни было, уже поздно что-либо менять.

Дверь отворилась, и появился Авар.

– Форан, – произнес он, как только за ним закрылась дверь. – Я ищу тебя со вчерашнего дня после обеда. Ты действительно взял все предложенные законы и сбежал с ними?

Не ожидавший такого вопроса, Форан не знал, что ответить. Он даже не подумал, что мог сказать Авару. Не потому, что не было желания, – просто теперь это не казалось больше важным.

Авар неправильно понял его колебания.

– Не потому, что у тебя не было права… но ты же мог кого-нибудь предупредить, что собираешься получше ознакомиться. Не было необходимости наскакивать на несчастного Дувера.

Форан улыбнулся.

– Неужели? Ты должен простить меня, если я забыл, что мог просто огласить, что беру бумаги для изучения. Подозреваю, что все остальные тоже об этом забыли.

Хмурый взгляд против идеального чела Авара.

– Что случилось, мой друг?

– Ты что-нибудь знаешь о Тайном Пути? – это был импульсивный вопрос, рожденный годами доверия, слепого доверия, которого он, определенно, больше не ощущал. Но даже после того, как вопрос слетел с губ, Форан не сожалел о сказанном.

65
{"b":"4718","o":1}