1
2
3
...
73
74
75
...
85

Но дверь с хлопком распахнулась шире до того, как Лер кинулся загораживать вход, и в комнату двумя огромными шагами изящно вплыл Джес. Тут же комфортабельная температура комнаты резко упала вниз, Таер даже услышал свое собственное дыхание, а Мирцерия сдавленно вскрикнула.

Таер медленно поднялся с кровати, потому что он никогда не умел так же быстро передвигаться, как Джес, и распахнул для объятий руки. Джес одним взглядом сразу же оценил обстановку. Но, несомненно, он не увидел ничего угрожающего в Мирцерии, потому что он сделал два шага вперед и заключил Таера в объятья.

– Папа, – выдохнул он, и в комнате сразу потеплело. – О, папа, мы уже думали, что никогда тебя не найдем.

– Конечно, ты нашел, – раздался в комнате низкий глубокий, как звук виолончели, голос любимой женщины. Таер глянул через плечо Джеса, чтобы увидеть, как в комнату вошла его жена. – С тех пор, как Хенна сказала нам, что тебя забрали живым. Ты в порядке?

Сэра так была похожа на себя ту, девочку-императрицу, какой он ее встретил впервые, что он улыбнулся. «Ледяная принцесса», – презрительно называла его сестра. Будучи открытой и прямой, Алина не представляла, что за холодной внешностью могла скрываться буря эмоций, которыми Сэра не считала нужным делиться.

– В порядке, – ответил Таер и, поняв, что она не собирается немедленно броситься в его объятья, продолжил: – и гораздо счастливее, чем несколько минут назад. Лер, иди сюда.

Таер отметил, что Лер сильно вырос за последний месяц, пока они не виделись. Они крепко обнялись. Ну, а что касается Джеса, его старшего сына, он теперь был выше Таера.

– Мы скучали по тебе, – сказал Лер.

– И я тоже скучал. – Он не разжимал объятий.

– Лер убил несколько человек, – сказал Джес. – Он защитил маму.

Таер почувствовал, как в его объятьях напрягся Лер, но он только крепче прижал к себе сына.

– Прости, сынок, – произнес он. – Убить другого человека… Не так легко нести на своих плечах этот груз…

Разжав объятья, он отступил от сына и посмотрел на Сэру. Она так и осталась стоять у открытой двери.

– И Ринни тоже здесь?

По устоявшейся привычке она ответила на конкретный поставленный им вопрос:

– С твоей сестрой ей будет безопаснее. В этой катастрофе, случившейся с нашей семьей, похоже, пострадал только один Фрост, хотя до сего момента мы беспокоились и о тебе.

– Они Фроста убили? Она кивнула.

– Чтобы все это выглядело так, будто вы оба попали в гиблые места. Возможно, мы бы поверили, если бы моя кузина не открыла нам глаза.

На Мирцерию она даже не взглянула, но он знал, что у нее не было никакой кузины. Должно быть, она познакомилась с другой Вечной Странницей.

– Для твоих кузин здесь опасно, – предупредил он. Она улыбнулась, как волк, почуявший добычу.

– О… они это знают! – ответила она. – Я просто надеюсь, что солсенти Тайного Пути решили провернуть свой трюк снова, – она намеренно так медленно произнесла словосочетание «Тайный Путь», что оно прозвучало по-детски глупо. Конечно, так оно и было.

– Ты знаешь о Тайном Пути? – удивился он.

– О Тайном Пути мы знаем, – ответил Лер. – Они убивают Вечных Странников и крадут их ордена.

– Что? – спросил Таер, глядя на Сэру. Она кивнула.

– Они забирали у Вечных Странников таланты, подаренные орденами, и помещали их в камень, вправленный в какое-нибудь ювелирное изделие, чтобы потом этим пользоваться.

– Откуда ты так много узнала? – спросил он.

– Нам рассказала Хенна, – любезно пояснил Джес.

– Моя кузина, – уточнила Сэра.

– У них есть кто-то в Редерне, кто следит за всей нашей семьей, – предупредил Таер.

– Уже не следит, – спокойно ответила жена.

– Мама его убила. – Джес нашел над маленьким столиком жердочку для птиц и играл с вазой, которая раньше стояла на этом столике.

Таер оглянулся на Мирцерию.

– Я тебе говорил, что они пожалеют, если решили запутать мою жену. Мирцерия, позволь познакомить тебя с моей семьей. Моя жена – Сэра; мой старший сын – Джес и мой младший сын – Лер. Сэра, Джес, Лер – это Мирцерия. Она помогала мне перенести тяготы плена.

Джес застенчиво кивнул, что характеризовало его перед незнакомыми людьми как стеснительного человека; Лер холодно поклонился, а Сэра развернулась и вышла за дверь.

У Лера с лица сползла улыбка, поэтому Таер воспользовался моментом и объяснил ему:

– Она слишком хорошо меня знает, чтобы подумать, будто я заведу себе любовницу после стольких лет вместе. А ты во мне усомнился… Мирцерия – наш союзник, поэтому веди себя учтиво. Мне нужно поговорить с вашей матерью.

Он вышел вслед за Сэрой и плотно прикрыл за собой дверь. Сэра изучала каменную кладку стены, как будто она никогда раньше не видела, как укладывают камень на камень. Он подумал, что они в достаточно безопасном месте. Никто из Воробышков в этот час не шнырял по холлу и не направлялся к нему в гости. Так что у него было время, и он ждал, чтобы она показала, что ей нужно.

– В этих камнях мертвая магия, – сказала она. Ее утверждение прозвучало так, как будто ее это совсем не тревожило.

– Много лет они здесь убивали людей, – ответил он. – В Редерне тебя ждет сообщение, что я еще жив. Должно быть, оно уже дошло.

– Будем надеяться, кто-нибудь передаст его Алине, – согласилась Сэра, не отрывая взгляда от стены. Она прислонила к камню ладонь и добавила: – Раз уж мы убедили ее, что ты жив, когда ты исчез, она больше всех желала услышать, что так оно и есть.

Она вдруг оттолкнулась от стены. Когда она к нему повернулась лицом, он ожидал, что, наконец, она поднимет взгляд и посмотрит ему в глаза, но она теперь упорно смотрела себе под ноги.

– Нам нужно увести тебя отсюда, – понизив голос, сказала она. – Это лабиринт, но Лер тебя нашел. Это было самым трудным делом. Мы сможем найти дорогу обратно.

– Я не могу уйти, Сэра, – ответил он. Услышав это, она гордо вскинула голову.

– Тут есть парень, возрастом примерно как Джес. Ему из-за меня грозит беда, если я не смогу все это остановить. В любом случае, они наложили на меня заклятье, поэтому я не могу бродить, где вздумается.

С момента своего появления на пороге его комнаты только сейчас она протянула руку и коснулась мужа. Слегка сжав кисти его рук, она повернула его ладони вверх и взглянула на запястья.

– Я могу твои оковы сбросить, – через минуту категорично заявила она. – Но это займет время… и это нас сильно ослабит. Поскольку твой парень в опасности, ты все равно не сбежишь.

Он перевернул ладони и сам взял ее за руки.

– Сэра, – произнес он. – Все хорошо. Сейчас.

Он чувствовал, как дрожали ее руки, но видел перед собой только макушку ее головы.

– Я думала, что ты мертв, – сказала она.

Она подняла взгляд, и императрица исчезла, оставив на лице бурю эмоций. Неожиданно он почувствовал, как ее магия ласкающе заскользила по его ладоням.

– Я не могу опять так поступить, – сказала она. – Я не могу снова потерять того, кого люблю.

– Ты меня любишь? – он схватил ее за плечи и притянул к себе. Она прижалась к мужу, как утомленный ребенок.

Впервые в жизни услышал он от нее эти слова, хотя знал, что она любила его с такой же неистовостью, с какой любила своих детей. Она научилась во всем контролировать себя, и он знал, что ей было неуютно от такого всплеска эмоций. Он ее всегда понимал и никогда не заставлял произносить то, о чем и так хорошо знал.

Он знал, что ее это разозлит, но он не мог не поддразнить ее:

– Мне пришлось позволить кучке тупых колдунов украсть себя и протащить через всю Империю, чтобы это услышать? Если бы я знал, что поможет только такое радикальное средство, я бы позволил себя украсть двадцать лет назад.

– Совсем не смешно, – ответила она, наступив ему на ногу и безуспешно пытаясь от него отстраниться.

– Нет, не смешно, – согласился он и крепче прижал ее к себе. Огромная радость, что она снова рядом, когда он уже наполовину уверился, что никогда ее не увидит, заставила его потерять благоразумие и продолжать ее дразнить.

74
{"b":"4718","o":1}