1
2
3
...
76
77
78
...
85

Прошептав магическое заклинание, она успокоилась: ее присутствие не привлечет внимания. Посетитель Таера будет на нее смотреть, но не увидит, пока она сама не захочет.

У Таера поднялись брови, и от изумления открылся рот. Одно дело, знать, что каждый член твоей семьи владеет магией, и совсем другое – увидеть своими глазами, как это делается.

– Тоарсен, – произнес он, когда открыл дверь. – Входи.

– Я пришел сразу, как только узнал, – произнес Тоарсен. – По всему Гнезду ходят слухи. Собираются проводить дисциплинарное наказание.

– Я слышал, – ответил Таер.

Сэра видела, что Таер обдумывает какое-то решение.

– Тоарсен, – произнес он, – если бы тебе надо было увидеть императора, ты бы смог? Прямо сейчас ночью?

– Я… я… Думаю, смогу, – ответил Тоарсен, – но без помощи моего брата Авара не обойтись. – Он помолчал и гордо выпятил подбородок. – Но я не буду делать ничего такого, что создаст угрозу моему императору, даже если он тупица и горький пьяница, заинтересованный в новом поступлении вина из Карека, а не в управлении Империей.

– Согласен, – ответил Таер. – Что бы я хотел от тебя – уговорить твоего брата увидеться с императором. Скажи, что тебе надо как можно скорее. Затем… – Таер замолчал и покачал головой. – Потом скажи Форану, что у тебя есть для него известие, которое ты не можешь сообщить при всех, только при Аваре. Император очень многое о тебе знает, дружище, чтобы довериться тебе, как он доверяет Авару. Когда вы трое останетесь наедине, скажешь Форану, что Бард должен ему кое-что срочно сообщить. Скажи, что, если он не против, ты и Авар пойдете с ним. Скажи Форану, что у меня есть план, но существенно стоит вопрос времени.

Тоарсен искренне удивился:

– Император знает о тебе? Бард озорно улыбнулся.

– Не отвергайте своего императора сразу, мой друг. У меня такое ощущение, что большинство людей его недооценивают, и скоро придется очнуться.

Тоарсен медленно кивнул.

– Все правильно. Я сделаю это. Если я не смогу к нему попасть, я обратно вернусь один.

– Хорошо, – ответил Таер и, похлопав Тоарсена по плечу, проводил до двери. Потом постоял и подождал, пока не услышал, как стих шум его шагов.

– Это был Тоарсен – младший брат септа Легея, – произнес Таер, усаживаясь обратно на кровать рядом с Сэ-рой. – Он найдет для нас Форана.

– Ты знаешь, – еле слышно произнесла Сэра, она внимательно слушала Таера, пока тот разговаривал с парнем. – Я понимала, что мы попали в беду, когда все наши дети от рождения принадлежали к орденам. Мне следовало покориться, сражаясь против другого захваченного Тенью императора много лет назад.

Джес на нее взглянул невозмутимо, а Лер рассмеялся.

– Наверное, боги вынудили тебя компенсировать все те источники жизни и смерти, которые ты не смогла урегулировать за все эти годы одной смертельной атакой.

Сэра повторила трюк Таера: вращать одним глазом – она могла это делать, если хотела.

– Нахал! Носишь их девять месяцев, кормишь их, одеваешь! И что я получила взамен? Неуважение!

– Сэра, – спросил Таер, – если они хотят захватить мой орден, почему они просто не отберут его? Зачем ждать целый год?

– Я не совсем уверена, – ответила Сэра, – но магия лучше действует на то, что ты хорошо знаешь. Мое заклятье на тебя будет гораздо эффективнее, чем на незнакомого мне человека. Их магия ненадежна: многие камни не работают правильно. Год ожидания может вполне достаточным периодом времени для одного из их колдунов, чтобы получше к тебе приглядеться. Тогда наложенные ими на тебя заклятья удачно сработают.

Таер задумчиво потер лицо.

– Я не могу отличить колдуна солсенти от любого другого, пока он не применит магию, а ты можешь?

Сэра покачала головой.

– Я могу видеть ордена, если посмотрю. Но обычные колдуны – нет.

Таер зевнул. Сэра нахмурилась.

– Сколько ночей ты не спишь, разрабатывая план? – резко спросила она, но ответ не ждала. – Мальчики, посидим тихо? Таер, для тебя самым лучшим будет, если ты поспишь. Ложись здесь, а мы с мальчиками посторожим твой сон, пока не придет император.

Он начал протестовать, и это так подчеркивало то, как он устал, что он остановился:

– Моя любовь, если тебе так будет удобно, я положу голову тебе на колени и буду сладко спать целый год.

– Понятно, – театрально прошептал Лер, – вот так ты заставляешь женщин все для тебя делать. Джес, тебе надо повторить то же самое. Подумай, Хенна позволит тебе прислонить свое усталое чело на ее коленки?

– Лер, – ответил Джес, – заткнись и дай папе уснуть.

Сэра не спала, хотя, честно говоря, тоже устала. Но тихо сидеть на кровати, когда на твоих коленях спит твой муж, оказалось таким же эффективным отдыхом, как недельный сон. Пока он спал, она занималась изучением колдовской магической сети солсенти, захватившей ее Таера. Она не прорывалась сквозь нити колдовства, а просто распутывала то, что проявлялось в данную минуту.

Когда она сделала все, что могла, она приоткрыла один глаз и увидела спящего сидя Лера. Джес был настороже – он кивнул ей, как бы сообщая: он заметил, что она смотрит. Истинный мир, царствующий в ее сердце, подсказал, что это был Джес, а не Защитник. Ей подумалось: «Это хороший знак, что Защитник доверяет Джесу».

Она прикрыла глаз и погрузилась в тишину.

– Кто-то идет сюда, – спокойно сообщил Джес. Таер вскочил на ноги и потянулся.

– Спасибо, любимые. Пожалуйста, станьте так, чтобы вас не было видно от двери, но не маскируйтесь, ладно? Если это не Форан, я бы хотел, чтобы вы вели себя тихо. Но если это все-таки Форан, я не хотел бы, чтобы он подумал, что хотим заманить его в засаду.

– Их трое, – заметил Лер, он послушно переместился, как будто не вставал. – Один из них – Тоарсен, на другом много металла, а третий носит обувь из мягкой кожи.

Таер с удивлением посмотрел на Лера. А Сэра подумала, что говорила ему, как выросли дети и разобрались в своих способностях.

– Как ты узнал, что там Тоарсен? – спросил Таер. Лер сделал гримасу.

– Я знаю. Меня это тоже донимает. Мама говорит, что я должен приучиться к этому. Но мне больше нравилось, когда я думал, что могу просто хорошо идти по следу… и магия в этом деле лишает меня удовольствия от сознания, что я обладаю мастерством. Тоарсен носит обувь с кожаной подошвой и из пятки одной туфли торчит гвоздь. Это при ходьбе придает его шагам щелкающий звук.

Раздался мягкий стук в дверь, и беззвучная реакция Джеса заставила Сэру покрыться холодным потом.

– Кто там? – живо отреагировал Таер, намеренно спросив ленивым голосом.

– Форан, – ответил твердый тенор, ни на йоту не менее живо, – Явился под твоим нажимом.

Таер усмехнулся и открыл дверь.

– Спасибо, что пришли, ваше величество. Входите.

– Я это просто ненавижу, – произнес молодой человек, не кто иной, как император. Он живо скользнул взглядом по лицу Сэры, задержался на Лере и посмотрел на Таера. – Плохо быть вашим величеством и вашим величеством для людей, которые считают тебя дураком. Но стыдиться своего лишнего веса, – он похлопал себя по упитанному животику, – переходит все границы. Надеюсь, ты разбудил меня не для того, чтобы познакомить со своей семьей… хотя твоя жена очень красива, и, с моей точки зрения, стоит того, чтобы за нее поборолись. Боюсь, что Авар обиделся на брата за то, что тот осмелился заставить его поднять меня из постели… и вдвое обиделся, что я не сказал ему, что общался в недрах дворца с узником.

Таер улыбнулся.

– Как вы узнали, что это моя семья?

Форан фыркнул:

– Красивая Вечная странница и два парня: один похож на нее, а другой на тебя? Конечно, допускаю, что я горький пьяница, но не законченный же идиот! Я знаю, ты говорил мне, что она придет, но не рановато ли?

Он грациозно повернулся и махнул высокому человеку, закрывающему собой дверь – о нем Лер сказал, что тот носит металл.

– Авар, хотел бы тебя познакомить с Таером из Редерна – твоего владения как септа. Таер, это Авар, септ Легея и мой друг.

77
{"b":"4718","o":1}