ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Таер вошел, Теллеридж поднял взгляд, хотя остальные продолжали смотреть на огонь.

– А… спасибо за внимание ко мне. Баскин, можешь идти. Слуга закрыл дверь, оставив Таера наедине с колдунами Тайного Пути.

– Проходи, садись, Бард. – Тон Теллериджа понять было трудно.

Осторожно Таер сел на край одного из пустых кресел, а мастер занял другое. У него было странное ощущение, что спокойствие Теллериджа – это всего лишь тонкая пленка, скрывающая бурлящие воды.

– Ты слишком дорого нам обходишься, мой друг, – произнес Теллеридж. – Какие у тебя были мотивы, когда ты хотел забрать у нас Воробышков? Неужели ты думал, что мы это позволим сделать?

– Вы с ними ничем не занимались, – ответил Таер. – Среди Воробышков немало замечательных молодых людей. Хотя есть, конечно, несколько совсем пропащих. Отбросы.

– Они нам приносят пользу, – произнес Теллеридж. Его голос звучал изумленно и сдержанно. Таер принял к сведению этот эффект, планируя использовать в то время, когда он захочет быть оскорбительно снисходительным. – Такие, какие есть. Мы назначаем дисциплинарное наказание, которое вернет нам контроль над ними, но боюсь, что эти несколько пропащих Воробышков теперь станут Хищниками. Я чрезвычайно расстроился, когда ты завоевал младшего брата септа Легея. Я возлагал на него большие надежды. Очень плохо для молодого музыканта Колларна. В этих стенах нам будет не хватать музыки, когда вас обоих не станет.

– Понятно, – ответил Таер, решив позволить мастеру вести беседу в мягком ироничном тоне, которому он, похоже, отдавал предпочтение. – Полагаю, что мое отречение от престола и смерть должны наступить гораздо раньше, чем ты планировал?

За панелью послышался шорох, но Таер не смог определить природу звука.

– Я этому радуюсь не больше, чем ты, – ответил мастер. – По-видимому, остальным было сказано сидеть и молчать, потому что с того момента, как вошел Таер, слышен был только звук их дыхания. – Совы немногочисленны и редко встречаются, а эта спешка расстроит наши планы. Это является причиной двух провалов за столько лет. Раньше нам никогда не составляло труда контролировать Барда… Полагаю, ты воспользовался талантом Барда, чтобы расположить к себе Воробышков? Таер нахмурился.

– Разве это возможно? Ты сам сказал, что взял мой дар ордена под контроль? – Он воспользовался методами, которым его научил Герант, потому что он никогда особенно не зависел от принадлежности к ордену, в отличие от любого Барда – Вечного Странника.

– Интересно, почему никто из наших Бардов такого не делали? – произнес мастер.

«Потому что любой Бард – Вечный Странник вряд ли беспокоился бы о жизни кучки головорезов солсенти», – подумал Таер, но вслух ничего не сказал.

Мастер вежливо ждал ответа, но когда Таер ничего не ответил, только пожал плечами.

– Во всяком случае, лично я получил самое сильное страдание от кое-чего другого. – Он встал и направился к панели. – Пойдем, Бард. Может, ты тоже огорчишься вместе со мной.

Чем сидеть окруженным пятью магами, Таер медленно встал и последовал за мастером. Остальные также молча встали и направились следом.

К стулу была привязана обнаженная женщина и кто-то, очевидно, опробовал в освященной веками манере, как человеческая плоть воспринимает ножи и другие вещи. Ее лицо было неузнаваемо и представляло собой кровавое месиво, но Таер узнал волосы.

– Мирцерия, – произнес он.

Услышав его голос, она напряглась, а он вдруг понял, что ее глаза так опухли, что она, определенно, ничего не могла видеть.

– Мирцерия нам много чего рассказала, – произнес Теллеридж. – Не так ли, моя дорогая? – Он похлопал ее по затылку, затем вытащил кинжал и перерезал веревку с кляпом.

– Прости, – произнесла она и невидящим взглядом повернулась к Таеру. – Прос-с-сти-и-и.

– Тс-с, – ответил Таер. – Это не имеет значения. Тс-с-с. Ее трясло, но она перестала извиняться. То ли его слова подействовали, то ли Сэра действительно распутала заклинания, наложенные мастером, но женщина чувствовала магический толчок, который послал им Таер.

– Я рассердился за Воробышков, – произнес Теллеридж. – Еще сильнее разозлился, когда сегодня утром стал расспрашивать Мирцерию и обнаружил, что вместо того, чтобы за тобой наблюдать… ты ее тоже увел от нас. В течение многих лет она являлась нашим бесценным оружием, и ты уничтожил ее.

Его движение было настолько молниеносным и неожиданным, что Таер даже еще не успел осознать, что произошло, а кровь Мирцерии уже залила его от груди до колен.

Теллеридж поднял ее голову и удерживал в агонии смерти.

– Столько лет она приносила нам пользу. Где мне теперь найти другую мастерицу своего дела, которая была бы так близка к нашим гостям из Вечных Странников? У меня нет больше дочерей. – Он бросил ее голову и вытер руки о свою мантию. Черная мантия скрывала кровь гораздо лучше, чем цветное одеяние Таера.

«Невозможно поверить, – подумал Таер, – насколько чудовищно зло». Он просто забыл, как внезапно может наступить смерть и каков финал. Мирцерия ему нравилась.

У Таера был меч, но все это было слишком хорошо срежиссированно. Если его меч может сослужить ему хорошую службу, они никогда не позволят им воспользоваться.

Открыла Мирцерия их планы или нет? Она не знала всего… но она знала достаточно много.

– Знаешь, что меня беспокоит больше всего? – спросил Теллеридж, нарушая печаль и гнев Таера. – Как ты заполучил императора? Ты знаешь, сколько нам понадобилось времени найти безопасного правителя? Сколько людей отдали свои жизни, чтобы я мог слепить подходящего императора? И тут он внезапно и эффектно берет власть в свои руки. Я не мог понять, что случилось, пока однажды не поговорил с тобой и провел параллель между тем, что ты сделал с Воробышками, и тем, что произошло с императором.

Теллеридж покачал головой.

– И чем ты нам оставил управлять взамен? Авар – следующий претендент на трон; и, хоть он идиот, он идиот, действующий из лучших побуждений. Ты уничтожил Тоарсена, – он по-театральному глубоко вздохнул. – Для тебя не имеет значения, сколько ты принес нам проблем. Хотя я тут подумал, что тебе сегодня понравится стать участником представления. Я оставлю тебя напоследок, чтобы ты мог лично увидеть, как твои малюсенькие проекты умрут.

Таер молча смотрел на труп Мирцерии.

– Ну, ни слова для меня, Бард? – съязвил мастер.

«Да, – подумал Таер, – настало время увидеть, насколько силен их контроль над орденами».

– Женщин мучают только трусы, – сказал он, не пытаясь увернуться от посоха, шлепнувшего его по скуле.

Тоарсен высушил волосы полотенцем, пока шел тайными переходами, ведущими его обратно во дворец. Наедине с собой он позволил себе улыбнуться, с удовольствием вспомнив лицо Авара, когда Тоарсен внезапно появился в его комнатах и потребовал доставить его к императору.

Твердо убежденный, что это какое-то глупое пари, Авар почти отказался. Но он не отступил.

Тоарсен этим его удивил. Его брат вообще редко обращал на него внимание, разве что затем, чтобы помыкать, когда ему нужно.

Когда он поклялся своей честью, что у него для императора срочное сообщение, Авар мученически глубоко вздохнул, вылез из постели, оделся и сделал, как просил Тоарсен. Возвращаясь домой после того, как они всю ночь планировали военные действия, Авар нежно и уважительно похлопал его по спине. Он никогда раньше не удостаивал Тоарсена таким уважительным жестом.

Тоарсен прошел через проход в темный чулан, находящийся недалеко от комнат, где обитали Воробышки. Он осторожно выглянул, но в холле никого не было. Тогда он выскользнул из чулана к себе.

Он переоделся в неудобные дворцовые одежды и уже был на полпути к двери, когда на столике из вишневого дерева, стоявшем у его кровати, заметил плотный конверт.

Когда он вскрыл конверт и прочитал приглашение, его сердце учащенно забилось.

– Сейчас? – удивился он.

79
{"b":"4718","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Терапия настроения. Клинически доказанный способ победить депрессию без таблеток
СПЕЦОПЕРАЦИЯ КРЫМ 2014
Любовь дракона
Sapiens. Краткая история человечества
Ты письмо мое, милый, не комкай
Революция сочувствия. 30 дней жизни по велению сердца.
4321
Женщина с бумажными цветами
Леди и плейбой